Правда о медицине

ГМО, вакцинация, лекарства, медицина, опасная еда, курение, алкоголь, косметика,что нас убивают

10 принципов питания долгожителей Окинавы Вакцины - рак в шприце Прививка как возможная причина аутизма Правила заботы о здоровье спины на все случаи жизни
Новости



Loading...
Подписываемся в нашу группу в ВК

Медицинская Правда
Подписаться письмом

1.4. Страницы истории вакцинопрофилактики реальность и мифы


Знакомство в общих чертах с манипуляцией вакцинации
далеко недостаточно для того, чтобы сделать врача
способным выполнить оспопрививание; врач должен
обладать точным знанием его, и я настаиваю на этом.
Эд. Дженнер
ОТ ЗАВЕТОВ ДЖЕННЕРА ДО "ДЬЯВОЛЬСКОГО УПОРСТВА ВОЗ" (31)...
Завет Эдуарда Дженнера - основоположника вакцинации об "обладании точным знанием" процесса прививок особенно ценен в современных, резко изменившихся экологических условиях, в экологии человека с резко измененной иммунной системой детей (31, 34-36).
В 1996 г. мир отметил 200-летие первой вакцинации (не прививок!), произведенной в 1796 г. английским врачом Эд. Дженнером. Почти 30 лет (!) Дженнер посвятил наблюдениям и изучению явления, когда люди, переболев "коровьей оспой", не заражались натуральной оспой человека. Вакка - от латинского слова vасса -корова, отсюда слово "вакцина".
Взяв содержимое из образовавшихся везикул-пузырьков на пальцах доильщиц коров, Дженнер ввел инокулят восьмилетнему мальчику и... своему сыну (последний факт мало известен даже специалистам). Спустя полтора месяца заразил их натуральной оспой. Дети не заболели (29). Этим историческим моментом датируется начало вакцинации - прививок с помощью вакцины.
Оспа с глубокой древности была распространенным заболеванием в Индии и Китае. Любопытно, что оспа, подобно кори и скарлатине, была преимущественно болезнью детского возраста, и еще в начале XIX века в медицинских изданиях её называли "детской оспой" (29, 30). В той глубокой древности установлено, что даже во время грозных эпидемий заболевал оспой или чумой только определенный процент людей. Кроме того, однажды переболевшие гарантированы от повторных заболеваний. Из подобных наблюдений возник обычай прививок натуральной оспой - вариоляция (от латинского "оспа" -variola) Вариоляцию проводили в разной форме: вводили здоровым детям оспенные детриты, надевали рубашки с оспенных больных. Брамины, проводившие прививки более цивилизованно - в особых условиях определённой стерильности - делали неглубокие надрезы на предплечьях, вводя в ранки содержимое папул (везикул - оспенных пузырьков).
По прошествии определенного времени подвели итоги результатов такой методики прививок. Оказалось, что благодаря этой процедуре распространенность натуральной оспы резко возросла. Создалось положение, которое назвали "оспенным бедствием ХУШ столетия", и вариоляция была отменена - "оставлена всем образованным миром, запрещена даже законами" (29).
То, что сделала Екатерина II в 1768 г., привив оспу себе и будущему Императору Павлу, для чего был вызван из Англии знаменитый оспопрививатель доктор Димсталь, тоже была вариоляция - прививка натуральной оспы способом "от руки к руке". Такая прививка была небезопасной, но вакцины, как таковой, еще не существовало. По сведениям одних историков, оспенный материал для Екатерины "был взят у семилетнего мальчика Данилова, получившего впоследствии от Императрицы дворянское звание и фамилию "Оспенный"", по сведениям других - у кадета морского корпуса Басова. Но как бы там ни было, в данном случае прививка - вариоляция прошла без каких-либо неприятных последствий (29, 30).
Дженнер не изобретал вакцину! Он усовершенствовал метод, о котором знали за 800 лет до Рождества Христова, о чём свидетельствует книга "Sancteya grantham" (30, лекция 1, с. 4). Да и сам Дженнер не скрывал и постоянно упоминал в своих публикациях о предшественниках: "о не заболевании доильщиц я впервые услышал от одной крестьянки горной Шотландии", - цитирует Дженнера профессор Н.П. Гундобин (30). Этот случай - один из тех счастливых, когда Мать-Природа помогла создать "новую натуральную науку", что можно сравнить с событиями значительно более поздними - получением Флемингом пенициллина из плесени.
Но Дженнер считал, что риск введения живой инфекционной субстанции здоровому человеку, тем более - детям, был очень велик.
Поэтому к своему "звездному часу" - к поединку со страшной болезнью вел почти 30 лет. В то время считали ещё, что возбудителем оспы является... бактерия, а не вирус. Вирусы, как совершенно новая группа возбудителей инфекционных болезней, были открыты только спустя 100 лет (1892 год) российским ботаником Д.И. Ивановским.
Сам Дженнер, как упоминалось выше, относился к прививкам осповакциной как к серьёзной биологической операции, настаивая на том, чтобы "врачи были основательно знакомы с правильным течением коровьей оспы у человека, не упрощая эту хирургическую операцию, строго соблюдая правила асептики..," (29).
Сторонники Дженнера также напоминали почти 100 лет спустя: "Весьма естественно, что для решения вопроса о пользе оспопрививания необходимо решить сначала известные санитарно-гигиенические требования", ибо: "Оспопрививание должно быть для практических врачей делом чести. Простой укол настолько же заслуживает внимания врача, насколько другие хирургические операции" (30, с. 11; 37, с. 344).
К сожалению, давным-давно забыты не только эти, но и другие многочисленные заветы Дженнера и ею последователей, как то: НЕ ПРОВОДИТЬ ОСПОПРИВИВАНИЕ, ЕСЛИ СУЩЕСТВУЕТ УГРОЗА ВСПЫШКИ ИЛИ ЭПИДЕМИИ ДРУГИХ ИНФЕКЦИОННЫХ ("заразных") БОЛЕЗНЕЙ; НЕ ПРИВИВАТЬ ДЕТЕЙ В ПЕРВЫЕ НЕДЕЛИ ЖИЗНИ, А ТАКЖЕ СО "СЛАБО РАЗВИТЫМ ПОДКОЖНО-ЖИРОВЫМ СЛОЕМ" (30, лекция 2, с. 29).
Можно привести множество примеров из нашей современной жизни, когда принимаются прямо противоположные решения по вакцинации, например, всем известные массовые прививки против туберкулёза, полиомиелита, дифтерии и т.д. во время эпидемии гриппа или постоянных вакцинаций во время никогда не прекращавшихся на территории России вспышек дифтерии, туберкулёза...
Таким образом, благодаря гениальной наблюдательности (!!!) Дженнера великий дар природы - естественно ослабленный (аттенуированный) через организм животного - коровы - вирус натуральной оспы был предложен в качестве вакцины. В то время такое средство ещё долго было единственным видом защиты против всего лишь одной инфекционной болезни. Несмотря на это и первые обнадёживающие успехи, категорические противники прививок не принимали эту помощь как массовое средство защиты даже на случай эпидемий. Они, в частности, утверждали, что "вследствие оспопрививания ослабляется организм настолько, что грозит нарастанию слабых, болезненных поколений, что средняя продолжительность жизни человека уменьшится, а также через осповакцину передается сифилис, чахотка, золотуха, английская болезнь, рожа и т.п." (29, с. 37). Многое из предположений, к сожалению, имело место уже в те времена, немало прогнозов подтверждается и теперь, особенно при использовании живых вакцин - таких, какой была осповакцина (3, 9-11, 20, 29-31, 37). Нам бы вспомнить всё это и прислушаться...
В конце XIX века (1881 г.) произошло еще одно событие в иммунологии - открытие принципа искусственного создания вакцин. Принадлежит оно французскому химику Луи Пастеру, доказавшему возможность экспериментальной разработки способа аттенуации исходных свойств возбудителей инфекционных болезней для последующего получения живых вакцин. Изучая свойства возбудителя куриной холеры, Л. Пастер установил, что в определённой дозе эти бактерии очень быстро убивают кур. НО... однажды, прервав свои исследования, Пастер уехал отдыхать. Культуру куриной холеры оставил при комнатной температуре в лаборатории. Вернувшись, продолжил исследования с забытой - "постаревшей" бактериальной суспензией. Чтобы проверить её активность, он ввёл "забытые" бактерии курам. Птицы остались здоровыми и даже не заболели. Проверяя свежую культуру холеры, Пастер ввёл её чистым курам и тем, которые раньше получили "состарившуюся". Чистые - контрольные куры погибли, а предварительно "иммунизированные" забытыми бактериями-выжили. Начиная с этих опытов, путём искусственного ослабления возбудителей инфекционных болезней, Пастер получил несколько видов живых вакцин, среди них - против сибирской язвы, против бешенства. Бешенство - не менее страшное заболевание, чем оспа, поскольку заканчивается и теперь чаще всего смертью после укуса больными или хронически инфицированными собаками, лисами, волками, летучими мышами и некоторыми другими животными.
Подтвердив многократно свою идею в экспериментах на животных, Пастер, как и Дженнер, долго не решался применять изготовленную вакцину против бешенства на человеке, укушенном больным животным, т.е. возможно уже на заболевшем человеке. В данном случае этот биопрепарат используется с лечебно-профилактической целью, спасая от заболевания бешенством после укуса - привнесения инфекционного агента. Суть в том, что восприимчивый человек заболевает в том случае (если животное инфицировано), когда вирус бешенства проникает через раны - места укуса - в клетки центральной нервной системы - в мозг: путь не короткий и требует немалого времени. Инкубационный (скрытый) период для развития этого инфекционного процесса гораздо продолжительнее, чем при многих других вирусных инфекциях, и может продолжаться несколько недель и даже месяцев. Именно это "счастливое" обстоятельство и имел в виду Л. Пастер: успеть "перегнать" развитие заболевания, мобилизовав мощные защитные силы организма с помощью прививки, преградив путь продвижения вируса к мозгу. Увы, далеко не всегда и сейчас вакцина даже в комплексе со специфическим иммуноглобулином (готовыми антителами против вируса бешенства) помогает стопроцентно. Инкубационный период в данном случае зависит, кроме того, и от места укуса (как близко от головы), поэтому-то вакцина на определённом этапе может работать как терапевтическое средство.
Пастеру было трудно приступить к спасению уже, возможно, инфицированных пациентов (!), начать эксперимент на людях, нуждающихся в помощи... Как же упрощён подход к опытам... НА ДЕТЯХ (!!!) за последние четыре десятилетия, когда врачи-экспериментаторы используют в исследованиях при изучении эффективности и безопасности новых вакцин до нескольких сот малышей разного возраста, не только предварительно не ставя в известность об этом родителей, но и не видя в этом ничего предосудительного!
Данные об "Экспериментах на практически здоровых детях" впервые обобщены в Докладе-сборнике "Вакцинопрофилактика и права человека", изданном в 1994 г. РНКБ РАН (3).
Исходя из общебиологических положений, долга перед природой человека, совсем непросто переносить удачные опыты с животных на людей, отождествляя течение процессов у животных и человека, тем более - на растущий организм детей - в плане отдалённых последствий. Это ещё одна проблема в медико-биологических исследованиях, которая не может обходить стороной и вакцинологию.
Пастер рискнул, и в 1885 г. спас первого мальчика, искусанного бешеной собакой. Кроме этого, широко известен случай о спасении Пастером нескольких российских крестьян, побывавших в зубах у бешеного волка. Эти крестьяне разыскали Пастера, явившись к нему в лабораторию... из царской России во Францию!
Успех Пастера всколыхнул всю мировую общественность. После происшедших событий на деньги, собранные по международной подписке, был создан Пастеровский институт, существующий во Франции и поныне, положивший начало открытию "пастеровских центров" в большинстве стран мира. Очень увлекательно пишет Поль де Крюи (де Крайф) об этих и других событиях, происходивших до 1950 г. в микробиологии и иммунологии того уровня в своей книге "Охотники за микробами" (38).
Уместно, наверное, вспомнить и о том, что второй страной, открывшей пастеровскую станцию, была Россия. Когда стало известно, что вакцинация по методу Пастера спасает в некоторых случаях от бешенства, один из энтузиастов внёс в Одесское общество микробиологов тысячу рублей, чтобы на эти деньги был направлен в Париж врач для изучения опыта Пастера. Выбор пал на молодого доктора Н. Ф. Гамалею, который позже - 13 июня 1886 г. сделал в Одессе первые прививки двенадцати укушенным.
В советское время имя почётного академика АМН СССР Н. Ф. Гамалеи присвоено Институту эпидемиологии и микробиологии АМН, где в отделе вирусологии мне посчастливилось проработать 12 лет над вопросами хронических вирусных инфекций и защитить диссертацию под руководством эпидемиолога-вирусолога академика АМН СССР В.Д. Соловьёва.
Риск при использовании живых вакцин, создающих состояние "малой болезни" - хронической инфицированности, был и остается по сей день.
Не являлась исключением и живая вакцина против бешенства, в связи с чем уже несколько десятилетий готовится убитая - инактивированная антирабическая вакцина.
Вакцинно-сывороточное производство развилось особенно интенсивно в XX веке, превратившись в крупные научно-промышленные комплексы и фирмы. А идею Пастера - искусственную аттенуацию (ослабление инфекционных свойств) возбудителя, в модифицированном варианте использовали Кальметт и Герен (А. Cflmette, С. Guerin), создав в 1920 г. живую антибактериальную вакцину ВСС (бацилла Кальметта и Герена) - против туберкулёза, которая также вызывала и продолжает вызывать сомнения и нарекания, ничуть не меньшие, чем другие живые вакцины (39-43). Большинство стран отказались от применения БЦЖ, например, США, Турция, ФРГ, Бельгия, Швеция и ряд других стран. Некоторые государства бывшего социалистического лагеря отказывались от нашей БЦЖ, еще будучи в союзе с нами, например, Чехословакия и пр.
К наиболее значимым событиям XX века в изготовлении вакцин следует отнести создание в 50-е годы препаратов против вирусов полиомиелита I, П, Ш типов. Как известно, "привилегия" заболевания полиомиелитом принадлежит только человеку, чаще - детям.
Убитая вакцина изобретена доктором Джонасом Солком (Salk), о| чем упоминалось здесь раньше, а другая - живая против полиомиелита - тоже американским вирусологом Альбертом Сейбином (Sabin).
Отечественный вариант живой полиовакцины, приготовленный по рецепту-технологии доктора Сейбина, создан в конце 50-х гг. под руководством профессоров М.П. Чумакова (Москва) и - А.А. Смородинцева (Ленинград) (44-46). Теперь имя академика М.П. Чумакова носит созданный им в те годы Институт полиомиелита и вирусных энцефалитов (ИПВЭ) РАМН.
Будучи ещё студенткой, я принимала участие в создании этой вакцины у М.П. Чумакова. Скажу больше: моё служение вирусологии, моя научно-практическая деятельность началась с Института по изучению полиомиелита - так назывался в 50-е гг. XX столетия ИПВЭ. События, происходившие в то время в этом институте, касались, прежде всего, разработки и внедрения в вирусологии нашей страны биологической модели - культуры клеток (ККЛ). Благодаря этой альтернативной биологической модели (АМБ), заменившей экспериментальных животных или резко сократившей участие "братьев наших меньших" в лабораторных исследованиях, я выбрала профессию вирусолога, приобрела знания по "кулътуралъной вирусологии", а также по гуманизации медицинского эксперимента, что в последние полвека является основой медико-биологических исследований (3-5).
История "культуральной вирусологии" в бывшем СССР началась с организации Института по изучению полиомиелита и с разработки полиовакцины. Таким образом, ККЛ - ещё один очень важный раздел в вакцинологии и иммунопрофилактике.
Не было бы ККЛ, нельзя было бы создать такое количество противовирусных вакцин: против кори, паротита (свинки), герпеса, энцефалита и некоторых других. Но, кроме того, благодаря ККЛ выделены и идентифицированы многие типы вирусов, изучено их влияние на клетки и субклеточные структуры, проанализированы процессы некоторых хронических вирусных инфекций (3, 5,47-50).
Любые вирусы, как известно, размножаются исключительно в живой клетке: в клетках человека, животных, растений, рыб, насекомых и даже бактерий - бактериофага.
В фундаментальных исследованиях и в практике одних дисциплин ККЛ резко сокращает количество животных, используемых в эксперименте, в других, как в вирусологии - практически полностью их заменяет.
Так, иммунология, генетика, онкология и молекулярная биология многими своими достижениями также обязаны этой замечательной АБМ, способствующей не только получению более достоверных результатов, чем организм животного, но и помогающей этическому становлению экспериментатора (3, 5, 12,13, 51-53).
Следует упомянуть, что ККЛ у нас в вирусологии поначалу признавалась с большим трудом. Сколько усилий приложил М. П. Чумаков к внедрению этой АБМ! Замена животных на клетки in vitro (в стекле, в пробирке) вызывала не просто удивление, но категорическое отрицание: "Быть не может... как это - вместо мыши - клетки в пробирке?!"
Наряду с абсолютным неприятием ККЛ многими отечественными вирусологами, а также чиновниками Минздрава (которые и сейчас тормозят внедрение ККЛ, например, в токсикологии и гигиене), мировая медицинская общественность относилась к подобной возможности эксперимента иначе.
Серьёзность и важность появления ККЛ в вирусологии отмечена на очень высоком уровне. В 1954 г., когда в США борьба с полиомиелитом была в полном разгаре, Каролинский институт присудил Нобелевскую премию по физиологии и медицине трём американским исследователям - Д. Эндерсу, Ф. Роббинсу и Т. Уэллеру за культивирование клеток человека и возможность размножения в них вирусов полиомиелита. При этом произошла замена животных - обезьян (!)... на клетки в пробирке.
Первая ККЛ, чувствительная к цитопатогенному действию вирусов - разрушительному действию вирусов на клетки (ЦПД), была получена из кожно-мышечной ткани эмбриона человека - абортивного, "бросового" материала, никому не нужного в те времена. Это сейчас фетальные ткани человека ценятся столь высоко!
И это ещё одна история - использование фетальных тканей человека в разных областях медицины... С этим можно спорить, не соглашаться, принимать или не принимать, осуждать, но факт практического использования фетальных тканей человека во благо здоровья больного применяется очень широко. Раньше эту ткань выбрасывали - утилизировали за ненадобностью, теперь к ней проявляется повышенный интерес. К тому же, судя по многочисленным объявлениям в газетах и журналах России, запрещение абортов, негативное к ним отношение не достигает пока желаемых результатов, а применение контрацептивов, как стало известно, небезопасно для здоровья молодёжи (54). Поэтому, надо полагать недостатка в этой ткани не будет...
В отличие от прочего, для приготовления вирусных вакцин требуется очень большое количество клеток - клеточной массы.
Первичная ККЛ (ПКК), полученная из фетальной ткани человека, не могла удовлетворить потребности производства полиовакцины. Поэтому поиски соответствующего клеточного субстрата продолжались. Такими же чувствительными к ЦПД вирусов полиомиелита оказались клетки почек макак резус, позже - зелёных мартышек. Сейчас здесь появились свои проблемы, но, тем не менее, более 40 лет полиовакцина готовится на ПКК зеленых мартышек.
Выбор приемлемости клеточного субстрата для изготовления противовирусных препаратов основывается, кроме того, на концепции о том, что в производстве вакцин должны использоваться клетки от клинически здоровых обезьян. Здесь также возникли трудности. Разработки привели к созданию диплоидных культур клеток человека (ДКЧ), воспроизведённых из одной клетки - клона клеток здорового донора. ДКЧ обладают способностью поддерживаться в пассажах определённое время. Их можно пересевать в течение полугода - 50-55 пассажей, накапливая значительное количество клеток, превосходящее исходное число. Перевиваясь, ДКЧ характеризуются ограниченным сроком жизни, поэтому называются ещё полуперевиваемой ККЛ (55). Ограниченный срок жизни лимитирует и количество клеток, что не очень удобно и выгодно для изготовления вакцин.
В настоящее время наиболее перспективными считают перевиваемые линии клеток (ПЛК), которые обладают рядом существенных преимуществ перед ПКК и ДКЧ. Прежде всего, они обладают неограниченным сроком жизни, что позволяет создавать банки таких клеток - посевной-маточной и производственной ККЛ, характеризующихся ещё и продолжителъными сроками хранения их в жидком азоте. Это обеспечивает предприятия по изготовлению биопрепаратов на десятилетия (!) клетками с заранее изученными и всесторонне охарактеризованными, стандартными свойствами.
При этом современные методы очистки, обеспечивая высокую степень безопасности от чужеродной клеточной ДНК, позволяют снижать её содержание в одной дозе вакцины до 10 пг (56, 57).
Благодаря ПЛК были сформулированы новые требования к производству противовирусных вакцин (56-58). Эти требования определяют уровень производства, контроля и системы поддержания необходимых на производстве клеточных линий (56-58).
"Культура" - возделывание, в нашем случае - возделывание клеток. После накопления достаточного их количества, затем вируссодержащей жидкости, отвечающей определённым параметрам для последующего изготовления вакцины, работа ведётся над приготовлением самого препарата. Первые многочисленные этапы изучения активности и безопасности полиомиелитной вакцины происходят тоже в ККЛ. На этом этапе ККЛ применяется как высокочувствительная модель-инструмент не только в оценке эффективности вакцины, но и воздействия различных токсических добавок. Если бы готовая форма инактивированной вакцины против вирусов полиомиелита обладала каким-то токсическим действием, как отечественная АКДС и её модификации (АДС-М и пр.), то убивала бы саму экспериментальную модель - ККЛ. Такое свойство исключало бы возможность контроля основных показателей качества полиовакцины.
Самое важное в производстве противовирусных вакцин, как и самого культивирования клеток: строжайшее соблюдение асептических стерильных условий работы (подобно проведению любой
хирургической операции!). В данном случае совершенно недопустимо дополнительное введение антибиотиков, разнообразных биоцидов и прочих антибактериальных химических веществ на случай подстраховки стерильной работы, как это практикуется при изготовлении всех отечественных антибактериальных вакцин (3, 5).
О качестве вакцин и методах изучения их специфической и неспецифической безопасности мы расскажем в специальном разделе - по биоэтике в вакцинологии (раздел V).
ВРАЧ, ПРИЧАСТНЫЙ К ПРИВИВКАМ, ОБЯЗАН ЗНАТЬ СОСТАВ ВАКЦИН!
Завершая тему по истории внедрения ККЛ в вакцинологии, добавлю, что все три вида культивируемых клеток - первичные, диплоидные и перевиваемые - широко применяются более четверти века в фармаколого-токсиколого-гигиенических исследованиях в США, Японии и многих странах Европы (5,12,13, 51-54). В России, как и в бывшем СССР, "актуальность и перспективность, экономичность и целесообразность" применения этой АБМ в практической медицине (токсикологии, гигиене и пр.) мы продолжаем обсуждать... Обсуждение затянулось на десятилетия - и в этом мы достигли такой ступени незнания, как будто специально стираем грань между реальностью и воображаемыми трудностями в работе с ККЛ.
ПРАКТИЧЕСКОМУ ИСПОЛЬЗОВАНИЮ ККЛ В ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВИРУСОЛОГИИ МЫ ОБЯЗАНЫ АКАДЕМИКУ С МИРОВЫМ ИМЕНЕМ, ВИРУСОЛОГУ М.П. ЧУМАКОВУ!
Только его титаническая энергия, неукротимые принципы смогли пробить брешь в 50-с годы (!) в стане "несогласных" советских чиновников. Трудности, в борьбе с которыми Чумаков отстаивал всё (!) для того, чтобы начать работы с использованием ККЛ, были так велики, что описать их вряд ли возможно, хотя многому я лично была прямым свидетелем. Мало сказать "велики": тогда "культуральная вирусология" казалось абсолютно нереальной и фантастической - как сейчас для отечественных токсикологов. Но Чумаков - сплав характеров. Слышу и сейчас его глуховатый, но внушительный голос, императивные интонации. Он был сложным, бескомпромиссным и резким человеком честно и беззаветно преданным науке и Отечеству Презрение к тупости, к отсутствию знаний и нежеланию знать (!), чванству чиновников ко всему, что тормозило развитие прогресса в вирусологии, было совершенно нескрываемым. За это он нажил немало врагов, особенно среди управленцев здравоохранением!
Результаты трудов Михаила Петровича в этом направлении огромны ещё и потому, что разработка и внедрение ККЛ в нашей стране - ощутимый фундамент, позволивший отечественным вирусологам не одно десятилетие общаться с зарубежными специалистами на одном уровне.
Я и поныне влюблена в свою профессию вирусолога благодаря тому, что в те далёкие времена М.П. Чумаков доверил мне очень ответственные участки работы: получение ККЛ, совершенствование методов культивирования клеток, выделение вирусов полиомиелита, первые стадии проверки вакцины, а также определение специфических антител против вирусов полиомиелита до и после прививки... Влюблена благодаря культуре клеток - самой гуманной биологической модели, используемой в экспериментальной, диагностической вирусологии, в её фундаментальных исследованиях.
Нравятся или не нравятся кому-то такие воспоминания, не суть важно, тем более что о вакцинах Чумакова я написала в разделе "Мемуары XX века" альманаха "Эврика" (1993, № 4). Светлая ему память!
История, однако, будет неполной, если не рассказать о мужественных поступках разработчиков вакцин.
Микробиология, как в целом медицина, богата примерами, когда врачи, учёные, студенты, фельдшеры, медсестры проверяли на себе первые серии вакцин. Эти поступки относятся, по существу, ещё к одному разделу вакцинологии - к деонтологии, к вопросам биоэтики (4, 5).
Деон - должное, долг... Некоторым аспектам этой проблемы посвящены страницы в разделе по биоэтике.
Экспериментальные животные - да. Но... они не информировать о своих ощущениях. Общеизвестно и другое: в организме животных многое проявляется иначе, нежели в организме человека, тем более - в детском организме (2, 3, 5, 51). Всегда требовался и продолжает быть необходимым эксперимент на человеке!
Н.Ф. Гамалея испытал первую вакцину против холеры, полученную в России, на себе (1902-1905 гг.). Дж. Солк, прежде чем приступить к экспериментам "на ограниченном контингенте детей", сделал прививки трём своим сыновьям. Спустя некоторое время производство полиовакцины было поручено крупным фармацевтическим фирмам Америки.
А. Сейбин вакцинировал своих дочерей. В этом случае, с моей точки зрения, нужна была особая стойкость отца, человека, учёного и абсолютная уверенность в безукоризненности всех предварительных экспериментов in vitro и на обезьянах. Решалась судьба здоровых детей при введении им ослабленного (аттентированного), но живого (!) полиовируса.
М.П. Чумаков и А.А. Смородинцев после создания вакцины в СССР многократно ставили эксперименты на себе. Но, как уже говорилось, болеют полиомиелитом в основном восприимчивые дети. Исходя из этого, Смородинцев решился, казалось бы, на невероятное: ввёл вакцину своей внучке... Всё обошлось благополучно.
Полной драматических ожиданий была последующая вакцинация детей сотрудников московского и ленинградского институтов, по сути, являвшаяся продолжением эксперимента. Ни один ребёнок не заболел.
Страницы истории проверки живой вакцины против полиомиелита завершились широкомасштабной вакцинацией детей некоторых республик бывшего СССР (44-46).
О жизни и деятельности некоторых российских вирусологов, эпидемиологов, инфекционистов, проявивших беззаветный гуманизм и самоотверженность в служении науке, повествует небольшая книга профессора С.А. Блинкина "Героические будни медиков" (М.: Медицина, 1980).
Успехи в изучении вопросов полиомиелита и в организации специфической профилактики с помощью советской вакцины наиболее ярко сказались в том, что общественность Японии потребовала ускоренной закупки нашего препарата, что и было осуществлено в начале 60-х...
Однако, вспоминая историю, и справедливости ради, следует отметить, что в США - на родине этого изобретения - применение его было разрешено значительно позже, нежели в СССР, чему, разумеется, есть свои предпосылки, подтверждающие тот факт, что в применении живых вакцин далеко не всё так однозначно и просто (44-46, 60, 61). Последнее тем более важно потому, что в США и сейчас первые две прививки против полиомиелита осуществляют убитой вакциной Солка, в то время как в России продолжается широкомасштабная вакцинация живой полиовакциной. Кроме того, в США не вакцинируют детей в роддомах вакциной БЦЖ.
В 1974 г. 27-я сессия Всемирной Ассамблеи Здравоохранения приняла резолюцию к разработке и осуществлению РПИ (напомню -Расширенной Программы Иммунизации) и эпидемиологического надзора за дифтерией, коклюшем, столбняком новорождённых полиомиелитом, туберкулёзом, корью и оспой: "В зависимости от необходимости для каждой страны... Данная программа, основное внимание которой было сосредоточено на развивающихся странах (в те времена мы к таким не относились! - Г.Ч.), направлена на сокращение заболеваемости и смертности от инфекционных болезней до уровня, который не представляет серьезных проблем для здравоохранения" (62). Иными словами, даже РПИ, на которую обычно ссылаются вакцинаторы всех рангов нашей страны, не предусматривала "ликвидации" всех вышеперечисленных инфекционных болезней, но рекомендовала сократить заболеваемость "до уровня, который не представляет серьёзных проблем для здравоохранения".
Трудно сказать, когда и в связи с чем РПИ превратилась в программу "ликвидации" возбудителей инфекционных болезней. Но это - один из мифов о "ликвидации инфекционных болезней с помощью прививок всех подряд".
"Ликвидация" - работа неблагодарная, практически невыполнимая по своей непредсказуемости, да и небезопасная: "Уничтожить и не ждать ответного удара, не подумав, а не займут ли освободившееся место под солнцем другие, куда более агрессивные микробы?" - предостерегал автор дифтерийного анатоксина Гастон Рамон (цит. по: 616, с. 83).
"Занимают", ещё как занимают! - Агрессивные стрептококки, новые штаммы микобактерий туберкулёза, вызывающие туберкулёз костей, суставов, кожи, кишечника, мочеполовой системы - среди "правильно" привитых против туберкулёза вакциной БЦЖ; многоликие гепатиты и вирусы герпеса и т. д.
Конечно же, наиболее жизненной и обладающей высокой научно-практической ценностью представляется формула "ликвидация массовых заболеваний", как и понимали помощь здравоохранению многие эпидемиолога, инфекционисты, педиатры... далёкого прошлого (3, 8, 20, 22, 25, 28-31, 41, 61 - 66), сокращение заболеваемости до уровня, не представляющего серьёзных проблем для государства (62). При этом надо постоянно иметь в виду, что основное предназначение вакцин - защита конкретного человека или группы лиц, восприимчивых к той или иной инфекционной болезни. У нас и здесь произошла подмена понятий: "защита человека" на "сдерживание эпидемий". Это тоже из области вредных иллюзий, абсолютно ненаучных идей, поскольку сдерживание эпидемий - каждодневная работа санэпидслужб - комплекс противоэпидемических мероприятии со строжайшим соблюдением эпидемиологического надзора, с учетом географических, климатических регионов, в резко изменившихся экологических условиях антропогенных нагрузок на детский организм, а также изменении в микромире - среди возбудителей инфекционных болезней. Нельзя и здесь так беспощадно эксплуатировать исключительно человеческий фактор, превратив всех (!) в искусственно невосприимчивых к возбудителям инфекционных болезней, как бы «усовершенствовав» природу человека... во имя спасения всего человечества (?!). Сколько уж во имя этого усовершенствовано... во вред здоровью человека...!
Более полувека пытаемся ликвидировать дифтерию, что нереально сделать с помощью анатоксина, входящего в состав АКДС и её модификации. Не существует вакцины против дифтерии: «Ликвидация дифтерии невозможна с помощью анатоксина, обеспечивающего выработку напряжённости антитоксического, но не антибактериального иммунитета», - утверждает эпидемиолог, Президент РАМН с соавторами, а также Международная служба по ликвидации инфекционных болезней (67а, с. 17; 68).
Давно известно, что вакцина БЦЖ совершенно непригодна для ликвидации туберкулёза (41- 43). Нерациональное использование её приводит к прямо противоположным результатам — нарастанию туберкулёза...
Совершенно не задумываемся мы над тем, как много стало известно за последние 50 лет в области иммунологии, иммунологии инфекционных болезней, экологии человека, в неонатологии и в других областях знаний. Не хотим замечать новую медицинскую дисциплину - неонатологию - наблюдение за ребёнком в первые 28 - 30 дней жизни. Наблюдение!!! Не учитываем ферментопатий, но вакцинируем в роддоме БЦЖ... Не хотим подумать над тем, что все вакцины фактически изготавливаются по технологии времён... Дженнера и Пастера! А любой генно-инженерный продукт не изучен пока ещё на отдаленные последствия, что следует особенно учитывать при введении его детям!
Продолжаем «ликвидировать» путём охвата «всех подряд». В результате имеем «парад инфекций» потому, что «ничего не может быть бесперспективнее, чем объявление о ликвидации той или иной инфекционной болезни путем приказа. В качестве ответа на это неизбежно последует волна очковтирательства», - писал известный детский эпидемиолог ещё в 60-е годы (!) XX столетия.
Как отмечалось ранее, к массовому использованию вакцин врачи повсеместно относились очень неоднозначно, а некоторые из них уже 1ОО лет назад считали: "Оспопрививание употребляется скорее как укоренившаяся привычка, обычай, чем рациональный метод предохранения рода человеческого от натуральной оспы" (30, лекция 2, с. 32).
Различные взгляды на применение прививок сказались и на самой системе их существования. Так, во Франции, самой бюрократической стране, право вакцинироваться было предоставлено, тем не менее на личное усмотрение граждан. Подобный порядок господствовал в Италии, Бельгии, Голландии и других странах. А вот в Англии с давних пор был установлен закон об оспопрививании детей в течение первых трёх месяцев после рождения. И всё-таки "трёх месяцев", а не на третьи сутки после рождения!
В Японии законодательно - обязательное оспопрививание предусматривалось только на случай возможной эпидемии. В Швейцарии и по сей день в каждом кантоне, как и в каждом штате США, свои порядки, а с XVIII века в Швейцарии "обязательность прививок отменена народом" (30, лекция 2, с. 33).
В России вакцинация введена в 1801 г. в царствование императора Павла I. При этом "проект как обязательный в России не получил утверждения..., только в некоторых земских губерниях допущена условная обязательность" (66). А в журнале "ВРАЧ" за 1902 г. читаем: "В Миниаполисе [Миннеаполис] (Сев. Америка) произведена насильственная прививка против оспы. Какими бы благими намерениями ни руководствовалось врачебное управление города, но прибегать к насильственным мерам недостойно для врачебного сообщества... Мы уверены, что среди русских врачей нельзя было бы найти ни одного, у кого бы поднялась рука для производства в этом случае насильственного укола".
В нашей стране всё резко изменилось в этой области с ленинского декрета об оспопрививании в 1919 г. Совершенно очевидно, и в данном случае провозглашалась идеология "всеобщего равенства" при осуществлении планово-массового охвата, исходившая из противостояния победившего нового побеждённому старому: уничтожение индивидуальности, что происходило не только в сфере прививок. Жёсткое планирование "декретированного охвата" требовало столь же ускоренного и усечённого подхода при осуществлении планов, что со временем превратило, пожалуй, три поколения советских врачей-вакцинаторов в людей, оказывающих малоэффективную и безнравственную "помощь" (18, 19). Ни одно государство не может "Похвастаться" тотальным охватом прививками, кроме нашего: "Советский Союз всегда занимал ведущее место в мире по массовости планового использования вакцин..., что является оригинальностью нашей позиции" (70а, с. 11-12).
Вторят высказываниям бывшего главного санитарного врача СССР его подчинённые, управляющие санэпиднадзором в настоящее время: "Вводя полную иммунизацию детей, мы брали на себя большую ответственность - в мире нигде такого не было. Приоритет в этом принадлежит СССР" (71).
В том-то вся трагедия наших малышей - никто ни за что не отвечает: ни за аллергизацию как результат "полной иммунизации" (70-72), ни за "обилие поствакцинальных осложнений" (3-5, 9,20).
Кто из родителей может привести пример того, что участковый педиатр-вакцинатор проследил за привитым ребенком ... хотя бы в течение двух-трёх месяцев?!
В СССР, по официальным сведениям, оспу "победили" к 1936 г... Тем не менее, тотальная вакцинация не прекращалась ещё 45 лет (!), до победы над оспой... в Африке. Продолжалась, несмотря на многообразие поствакцинальных осложнений - на центральную нервную систему, и на летальные исходы (3, 9, 20, 33).
Трудно ориентироваться на какую-то страну, тем более на "весь мир": календари прививок в каждой стране свои. Однако представляются небезынтересными сведения, например, о США: по одним данным, оспопрививание было прекращено 6О-е годы XX века (33), по другим - проблема оспы была решена уже к 1822 г. (32).
В России, как уже отмечалось, до 1919 г. тоже не стремились к "полной иммунизации" - "охвату всех подряд" (29, 30, 66).
Многое из того, что происходит у нас сейчас, осуществляется по . цитированному выше Л.В. Громашевскому (696): приказывали и... "ликвидировали" (!), но дифтерия постоянно проявляется во вспышках, хотя "ответственные работники санэпидслужб" считают это эпидемиями (согласно их сообщениям в СМИ) - от Москвы до Владивостока...
На самом деле, ни первое, ни второе, ни третье не соответствует действительности: не было никаких эпидемий, подобных тем, что отмечались, скажем, в начале XX века, как и не была осуществлена "ликвидация". Ну, а если дело только в прививках, то почему растет туберкулёз, относящийся, как многие другие инфекционные болезни, будто бы к "управляемым прививками"?!
Следует упомянуть о том, что, несмотря на давление со стороны чиновников, на их строгие указы и приказы, старые российские врачи еще и в советское время (до середины 70-х гг. XX столетия) продолжали относиться к прививкам очень осторожно: "как к серьёзной иммунобиологической операции... без вульгаризации этой медицинской процедуры" (3, 20, 29, 30, 63).
Академик М.П.Чумаков писал в "Медицинской газете" не в такие уж и давние времена (2 ноября 1988 г.): "Вакцинация у нас мера обязательная. А куда бы целесообразнее проводить её на добровольной основе...".
Слава Богу, отменили авралы и нашествия вакцинаторов на предприятия, фабрики, в институты и другие "организованные учреждения" с прививками против гриппа! Время бежит, и значительная часть молодёжи теперь уже не понимает, что значит сделать прививку насильно: под угрозой невыплаты стипендии, зарплаты, запрета выписки рецепта на детское питание. Наряду с этим в России иммунопрофилактикой инфекционных болезней продолжают заниматься "сверху" - чиновники-эпидемиологи и санврачи, совершенно не разбирающиеся в иммунологии. А ведь на них возложены совсем другие обязанности...
"Снизу" за охват с "экономическим стимулированием" (72а) отвечают участковые педиатры, которые, как показывает практика общения с ними в последние 15 лет, совершенно не знакомы с иммунологическими аспектами инфекционных болезней и никак не связывают инфекционные болезни, как и вакцинологию, с иммунной системой. Представление о прививках у них очень примитивное и абсолютно конкретное: выполнить приказ по охвату - и это всё, как они полагают, что от них требуется.
НАДО СДЕЛАТЬ ТАК, ЧТОБЫ ВРАЧ, ВМЕШИВАЮЩИЙСЯ В ИММУННУЮ СИСТЕМУ, БЫЛ     АТТЕСТОВАН ПО ИММУНОЛОГИИ! Уверена: ни один из педиатров и санврачей не прошел бы такой аттестации...
Существуют и более негативные высказывания в отношении специализации наших педиатров, между прочим, со стороны их же коллег-врачей: "Всего 100 лет назад педиатры были "элитой" врачебной корпорации. В настоящее время широко образованный педиатр стал встречаться всё реже... педиатры должны сочетать знания многих пограничных областей, дисциплин" (15, с. 65), Увы!!!
Мнение врача-депутата Госдумы: "Врачей-педиатров много, ведь этот количественный показатель в стране, где мы жили, всегда ставился во главу угла, а о качестве не очень-то заботились. Между тем квалификация детских врачей зачастую невысока, система организации их труда малоэффективна... детское здравоохранение у нас находится на низком уровне..." (73).
Ну и уж совсем просто выразил свою мысль председатель Комитета по здравоохранению г. Москвы - "главный столичный начальник по части здоровья" (74): "Некоторые врачи просто не могут трудиться добросовестно. Ни одна жалоба не остается нерассмотренной.
Делаем всё чтобы уменьшить процент медиков, позорящих здравоохранение...". Здесь как бы и не о педиатрах, но главный чиновник берёт шире и говорит о медиках в целом, видимо, имея в виду и педиатров...
Думается, подобные педиатры ни интеллектуально, ни эмоционально не в состоянии понять: прививка вакциной - сложнейшая иммунобиологическая операция, иммуномодуляция природных защитных сил ребёнка. Нереально "на глазок", путём осмотра определить, нужно ли навязываемое протезирование иммунной системы и состоялась ли защита, если в ней была необходимость...
Естественно, молодые родители со всё возрастающим недоверием относятся к "прививочному делу" (75) как ремеслу, не подкреплённому современными методиками, не имеющему современных научных обоснований.
Споры вокруг массового применения вакцин не утихают не только в нашей стране. Во многих государствах действуют общественные ассоциации, помогающие решать конфликтные ситуации между чиновниками и родителями, отказывающимися от массово-календарных прививок своих детей. В ассоциациях работают специалисты разных дисциплин: микробиологи (вирусологи и бактериологи), иммунологи, педиатры, генетики, психологи, а также юристы, педагоги и молодые родители. Такие организации помогают родителям, подросткам и взрослому населению в принятии обоснованного, грамотного решения об осуществлении вакцинации или об отказе от неё, а также информируют о фактической санитарно-эпидемиологической обстановке в конкретном регионе и организованных учреждениях: в школах, детских садах и т.д.
Например, в США такой организацией является Американская ассоциация естественной гигиены, во Франции - Национальная лига за освобождение от прививок, которые действуют в полном соответствии с существующими законами о добровольности медицинского вмешательства в организм конкретного ребёнка.
При этом следует подчеркнуть, что чиновники, тем более связанные с фирмами по производству и реализации вакцин, везде одинаковые. Известно, у нас - "лучшие в мире". Но "там" за их работой ив этой области осуществляется определённый контроль. Более того, общественность США добилась ежегодной публикации медицинской статистики, а затем и контроля со стороны представителей общественности за действиями здравоохранительных органов (76), в том числе, со стороны названных ассоциаций.
Принцип "ВСЕХ ПОДРЯД" ПРИ ИСПОЛЬЗОВАНИИ ЛЮБОГО ЛЕКАРСТВЕННОГО СРЕДСТВА НЕ ИМЕЕТ ПРАВА НА СУЩЕСТВОВАНИЕ.
В случаях с прививками это положение приобретает особую силу. Во-первых, потому, что вакцины - лекарственные биопрепараты. Во-вторых, это препараты, используемые с целью профилактики, не лечения! Следовательно, гарантии здоровья предусматривают введение их в здоровый организм ребенка. В-третьих, вакцины всегда считались "неизбежно небезопасными" (32). В-четвёртых, напомню из классической литературы по инфекционным болезням и по эпидемиологии, что популяция человека гетерогенна по своей восприимчивости или невосприимчивости к вирусам, бактериям и другим патогенным факторам (3, 8,20-25, 39-43,61-65, 69).
Если бы все мы были одинаково чувствительны к туберкулезу, оспе, полиомиелиту, дифтерии и другим инфекционным болезням, то человечество вымерло бы давным-давно.
Вакцинам всего-то 200 лет, а человечеству?!
Иллюзия, что все инфекционные агенты будут побеждены, стоит лишь провакцинировать "всех подряд", т.е. одна проблема - одно решение, порождает преступный подход к этому профилактическому медицинскому вмешательству в природу человека. Однако именно такая система "из-за удобства с организационной точки зрения" (18,19) продолжает пропагандироваться армией врачей и чиновников от здравоохранения, в той или иной форме причастных к прививкам, но не к вакцинологии с основами иммунологии.
Прежде всего, необходимо знать, что, какими бы впечатляющими ни были уникальные события 200-летней давности, до жителей нашего государства донесена полуправда.
На самом деле, только совокупность противоэпидемических мероприятий, профессионализм и использование достижений современной иммунологии, которой более полувека, смогут решить задачи противоинфекционной защиты. Только так может быть создано санитарно-эпидемиологическое благополучие населения и государства в целом.
Нельзя "ликвидировать" ни одну инфекционную болезнь "только с помощью прививок". Мол, привьёшься и будешь в безопасности для себя и для всех окружающих. Мало сказать - миф, это - утопия об очередном "всеобщем счастье" в светлом безынфекционном рае, достигнутом якобы только с помощью вакцин. Действительно, какое-то "дьявольское упорство" (31), дьявольское наваждение: без прививки ребёнок вроде бы неполноценный, хотя на самом деле - совсем наоборот.
Многое из того, что приводится в монографии, станет откровением не только для специалистов разных дисциплин, кому действительно небезразлично здоровье российских детей, но и для трёх-четырёх поколений педиатров-вакцинаторов, которые обязаны не только подчиняться приказам Минздрава, но, прежде всего, читать, думать и анализировать.
Примерами такого анализа могут послужить ложные сведения "об эпидемии дифтерии в г. Москве" и о "ликвидации туберкулёза после введения БИЖ в роддомах" в бывшем СССР. Первый пример представлен в виде таблицы, расположенной ниже, второй - в виде графика (см. на стр. 34).
Вообще обращает на себя внимание отсутствие сколько-нибудь надежной статистики инфекционных заболеваний. Tаблица убеждает нас в этом.
Автор
Где и когда опубликовано
Количество заболевших дифтерией в Москве в 1992 году
1. Монисов,
Госкомсанэпиднадзор
"Независимая газета"
24.09.92
"...заболеваемость дифтерией увеличилась в два раза..."
2. По данным Московского общества эпидемиологов и микробиологов
"Российская газета"
28.10.92
уже 340 человек
3. Шестопалов Н.,
бывший санитарный врач г. Москвы
В передаче "Открытого радио"
30.10.92
уже 600 человек
4. Карниз А.,
председатель подкомиссии "медицина катастроф", член ПК Моссовета по военным вопросам и чрезвычайным ситуациям, народный депутат
"Независимая газета"
04.11.92
уже 688 человек
5. Котова У.
Госкомсанэпиднадзор
Информационная программа "Маяк"
17.11.92
уже 499 человек
6. Дмитриев В.
врач "Скорой"
"Эхо Москвы"
21.11.92
"вызовов по дифтерии у нас в Москве нет..."
7. Брагинская В.,
Озерковский Н.
"Известия"
08.12.92
"в Москве к концу октября заболели уже 732 человек
8.
Газета "Центр плюс"
N. 1, 1993
"в 1992 году в Москве заболели 787 человек"
9. Надеждин И.
"Московская правда"
20.05.93
"только в 1992 году в Москве заболели 938 человек..."
10.
"Российская газета"
29.01.93
"точных сведений за 1992 г. еще нет"
11. Сведения по Москве за 1993 г.
"Московская правда"
20.05.93
уже заболели 335 человек
 

20.05.93
"...в текущем году в Москве поражены этим вирусом(!?) уже 200 человек"
Комментарии, как говорят, излишни, тем более что возбудитель дифтерии - не вирус. Кроме того, как можно определить "практический риск заболеваний", когда на конец октября - такое разнообразие? Не лучшей была обстановка по "статистически достоверным данным" и в 1991 году. Так, Монисов заявил в центральной прессе, что в Москве в 1991 году было "около тысячи заболевших дифтерией" ("Независимая газета", 24.09.92), а в Государственном докладе "О состоянии здоровья населения Российской Федерации в 1991 году" написано: "Наибольшее число заболеваний дифтерией в 1991 году отмечено в Москве и Московской области - 604 случая...". За тот же 1991 год у Карниза сведения совершенно иные: "...в 1991 году в столице заболели дифтерией 435 человек".
А вот сведения "об эпидемии дифтерии в Москве" из письма Н. Шестопалова "Об эпидемиологической обстановке по дифтерии в Москве и мерах по ее стабилизации"- официального послания, направленного всем главным санитарным врачам округов г. Москвы:
Письмо №7-41/95 от 17 декабря 1991 г.: "...рост заболеваемости среди детей эпидемиологически закономерен и не является на сегодня неблагоприятным прогностическим признаком... поздняя диагностика и поздняя госпитализация заболевших являются причинами распространения инфекции и формирования групповых очагов: в первые два дня за помощью обращаются 75,5% детей, а госпитализируются в эти же сроки 28,8% всех обратившихся...".
О "формировании очагов" было известно из публикаций 1986 г. президента РАМН В.И. Покровского (67а): "Несмотря на массовое проведение профилактических прививок... формируются очаги групповых заболеваний... отмечаются и летальные исходы..."
Нет ничего неожиданного и в том, что отсутствует иммунитет к дифтерии у взрослого населения. Противодифтерийный иммунитет - факт давно известный - является отражением естественного "проэпидемичивания" населения. При дифтерии, в случае циркуляции возбудителя среди населения, отмечается феномен "бытовой" иммунизации, то есть образование иммунитета естественным путем без отмечаемого заболевания. Поэтому, в том числе и взрослое население, вакцинировать можно и нужно только после диагностики. Диагностика это фильтр, выявляющий и отсеивающий лиц, которых не надо прививать. И таких немало... А наша система прививок снижает титры имеющихся антител и "оголяет" восприимчивых людей к последующей встрече их с дифтерией. У переболевших дифтерией в скрытой форме в виде ангин, тонзиллярных абсцессов, ОРЗ и т.д., вырабатывается иммунитет, как правило, на всю жизнь, против и токсигенных, и нетоксигенных штаммов. Но для всей этой градации необходима диагностика!
Много странного в этой "эпидемии дифтерии", но самая большая странность состоит в том, что иммунитет закончился сразу у всего взрослого населения и притом в одночасье. Еще большее удивление вызывает желание руководителей санитарно-эпидемиологической службы "победить" (в который раз!) дифтерию исключительно прививками. Прививают всех подряд, без диагностики, без определения иммуностатуса, кого надо и кого не надо, а про "нельзя - противопоказано" и речи нет. Следует сказать и о другом: нередко, если человеку после прививки вызывают "скорую", то участковый врач, выдающий листок нетрудоспособности, по указанию сверху ставит заключительный диагноз ОРЗ. Мы располагаем документом, в котором первоначальный диагноз: осложнение на АДС, а заключителъный - ОРЗ.
А тем временем все идут приказы и постановления типа постановления Главного государственного санитарного врача России: "Я, Главный ... постановляю...", а в этом "постановляю" есть пункт 6 - "Ввести экономическое стимулирование медицинских работников за своевременное проведение и достижение высокого уровня охвата профилактическими прививками". [Постановление "О массовой иммунизации населения против дифтерии", 02.02.93 г.] Экономическое стимулирование не за грамотное проведение прививок, а за... охват! За слепое выполнение плана по валовой продукции охвата!
Не должен быть новостью для 1993 года и прирост заболеваемости дифтерией среди взрослого населения. Во-первых, условия жизни делают значительную часть населения иммуноослабленной - и в данной ситуации прививай - не прививай, искусственного иммунитета не будет. Во-вторых, уже в 1968 году было известно из учебника "Эпидемиология" под редакцией проф. И. И. Елкина: "В настоящее время повсеместно отмечается передвижение заболеваемости дифтерией на более старшие возрасты...".
Так что же происходит с дифтерией: эпидемия или обычные вспышки, которые были всегда? И для какой группы населения такое неясное положение является "неблагоприятным прогностическим признаком"?
Обратимся опять к международной практике и рекомендациям ВО3: "Эпидемия или вспышка всегда означает своего рода вызов руководителям служб здравоохранения. Успешное осуществление ими противоэпидемических мероприятий требует определенной готовности к таким ситуациям, которая не может быть импровизированной... эпидемия - это возникновение необычайно большого или неожиданного для конкретной территории и времени года числа случаев заболеваний..." (3). А что можно сказать о "неожиданном числе случаев" на основании той таблицы, которую мы составили?
Итак, нет или, правильнее, не должно быть никакой неожиданности в случаях заболеваний среди взрослого населения. Этот процесс нарастал, начинал с 60-х годов, когда все поголовно были охвачены и дифтерия уже была "побеждена"! - так написано в учебнике по эпидемиологии 1968 года. По данным Н. Шестопалова, дифтерия среди детского населения "эпидемиологически закономерна и не является на сегодня неблагоприятным прогностическим признаком...", а по разноречивым сведениям, приведенным нами в таблице, нереально определить, можно ли охарактеризовать ситуацию как эпидемию.
Более того, в том же постановлении Главного государственного санитарного врача России от 02.02.93 г. сказано: "...отмечаю, что в стране за последние три года резко осложнилась эпидемиологическая обстановка по дифтерии...".
В Федеральной целевой программе Российской Федерации "Вакцинопрофилактика" на 1993 - 1997 гг. написано, что "заболеваемость дифтерией за период с 1980 по 1992 годы возросла в 13 раз...".
Наряду с этим в центральной прессе, по радио и телевидению квалифицировали как преступную нашу первую статью в "Комсомольской правде", опубликованную в конце 1988 года, а возникновение "эпидемии" вменили нам в вину. Если быть последовательными и логичными, то почему вдруг за последние годы заболевает и умирает в основном взрослый контингент лиц? Ведь они должны были быть охвачены отечественной АКДС еще в детстве, в котором пребывали и до 1980, и до 1988 годов?
Еще большую путаницу и неразбериху вносит спокойный тон изложения материалов в 1987 году в сборнике "Состояние и перспективы дальнейшего снижения инфекционной заболеваемости в СССР" (706, с. 4, 5): "...по ленинским принципам советского здравоохранения и благодаря стройной системе государственного санитарного надзора, профилактических и противоэпидемических мероприятий... динамика снижения заболеваемости дифтерией, как в зеркале, отражает наши успехи… ничем подобным не располагает ни одна капиталистическая страна…".
Совершенно непонятна объявленная "эпидемия дифтерии" в нашей стране, когда от туберкулеза, педикулеза, сифилиса, гепатитов и других инфекционных болезней гораздо больше бед и трагедий, чем от дифтерийной палочки. Спрашивается, почему дифтерия, существующая в нашей стране не менее 30 последних лет, судя по публикациям отечественных специалистов (да и было ли время, когда от нее не умирали в СССР?), вдруг объявлена эпидемией? Может, потому, что "бороться" легче с тем, чего на самом деле меньше?
Из международной практики. Иордания. Проведенные там исследования показали, что три дозы вакцины АКДС получили более 70% детей, поэтому возникшая вспышка дифтерии была для них неожиданной. После госпитализации... первого больного с подозрением на дифтерию, обследовали всех подозреваемых и контактных лиц. А дальше в описании этой вспышки (3, с. 12) и вовсе все как из области фантастики. Например, пациенты, отказавшиеся от инъекций, получали в течение 7 дней пенициллин перорально, а те, у кого он вызывал аллергические реакции, что было известно из "карт здоровья", - эритромицин, тоже в течение 7 дней.
ЛЕЧАТ ДИФТЕРИЮ АНТИБИОТИКАМИ - в таблетках, и никаких уколов, если человек их не приемлет...
Л. А. Митинская, одна из главных инициаторов парентеральной вакцинации новорождённых, сообщает (МГ, 10.04.92): "Радовали врачей семидесятые годы. Это было связано с широким внедрением внутрикожной вакцинации новорождённых...".
Взглянув на диаграмму (с 65), без труда, не будучи ни фтизиатром, ни математиком, можно понять, как лживы ее утверждения!
Сейчас, несмотря на перестройку, социальные потрясения, Россия ещё не достигла тех "радостей" по заболеваемости туберкулёзом, которыми будто бы "гордились врачи 70-х" прошлого века. Но в те времена это не было эпидемией...
Можно предположить, что Россию "загрузили" импортными новыми противотуберкулёзными препаратами, которые необходимо проверить на взрослых и на детях - БЕЗОПАСНОСТЬ НА ЧЕЛОВЕКЕ!
И наши дети опять в эксперименте! Кроме того, доктор Брусина Лариса Иосифовна в результате собственных многолетних клинических наблюдений ДОКАЗАЛА(!) взаимосвязь ДЦП с вакцинацией НОВОРОЖДЕННЫХ вакциной БЦЖ... Факт малоизвестный, но отмеченный международной премией.

 

 


Просмотров: 1106
Рекомендуем почитать



Популярное на сайте
101 факт о вреде алкоголя Greenpeace обновил чёрный список производителей ГМО Мама биолог о вакцинации Попкорн вреден для здоровья Wi-Fi вредит нашему здоровью Осторожно, соль отравлена!