Правда о медицине

ГМО, вакцинация, лекарства, медицина, опасная еда, курение, алкоголь, косметика,что нас убивают

Когда головная боль — повод обратится к врачу 10 принципов питания долгожителей Окинавы «Борись или беги, ешь или спи» — КАК работает наш организм Первый половой акт или закон Рита
Новости



Loading...
Подписываемся в нашу группу в ВК

Медицинская Правда
Подписаться письмом

Аллопатическая медицина не научна, так как сама не является наукой

В противоположность определению, которое приводится в большинстве энциклопедий и словарей, термин «научный» не может быть применен ни к аллопатической медицине, ни к другим направлениям медицины.
Этиология различных болезней настолько сложна, а живой организм (живая материя) настолько непредсказуемы в своем поведении, что не может существовать каких-либо стандартов в области биологии и органической жизни.
Отсюда вывод о том, что в области медицины невозможно вывести какие-либо законы. Практикуя без каких-либо законов, врачи предоставлены самим себе и выполняют свою работу более или менее успешно.
Однако крайне необходимо, чтобы врач был способным, целеустремленным, наделенным чувством интуиции, квалифицированным, умеющим применять на практике весь запас теоретических и практических знаний при установлении диагноза и назначении лекарств. Р
едко кто из медиков-аллопатов может обладать необходимыми вышеперечисленными качествами в рамках полученных ими знаний, по меньшей мере, ошибочных из-за отсутствия практического опыта и после десятилетнего обучения и стажировок.
Без всяких сомнений, некоторые из них целеустремленны и имеют призвание, другие — способны и получили достаточно высокую квалификацию, находясь в постоянном контакте со своими страдающими пациентами, но большая их часть не обладает ни одним из вышеперечисленных качеств.
Врачу аллопату все равно, кем является его пациент — артистом или ремесленником. Это можно обосновать тем, что во время учебы будущего врача наставляли на единственный путь врача-аллопата. Все остальные направления медицины не входили в учебную программу или просто игнорировались.
Будущий врач находился в абсолютной зависимости от подобной формы обучения, так как его не учили ничему кроме этого, и он сам никогда не стремился узнать что-то другое. А то, что ему преподавали, преподносилось как выражение какой-то научной истины, как высшее техническое достижение.
Вступая на предназначенный ему путь, он профессионально внедрял в практику полученные знания, но продолжал принадлежать медицинскому корпусу аллопатической медицины, был целиком связан с ним и с государством, которое породило подобное направление медицины, сделав его легальным в отличие от всех остальных.
Очевидно, новоиспеченный врач не может поступать иначе, но необходимо лишний раз подчеркнуть, что он обязан с первых шагов своей практики подчиняться душой и телом всемогущему «патрону», перед которым пришло время унижаться.
Некоторые врачи, навсегда застрявшие в госпиталях, окончательно расстаются со своей индивидуальностью, становясь «рабами» службы, управляемой «мандарином». Если после подобных жизненных переделок бывшему студенту удается начать свою практику в качестве терапевта, то в первое время он может рассчитывать на полную независимость.
Но не надолго, так как наш несчастный терапевт неминуемо попадет под зависимость Дисциплинарного Совета, а вскоре и под контроль фармацевтических лабораторий.
Дисциплинарный Совет распоряжается медицинским корпусом от «А» до «Я». Никакого отступления в сторону не допускается.
К примеру, врач может подвергнуться преследованию за то, что он выписал онкологическому больному гомеопатическое средство, которое можно приобрести в любой аптеке без рецепта!
Что касается зависимости от фармацевтических лабораторий, то она повсеместна, если не тотальна. Врач-аллопат не имеет права назначать те лекарства, которые изготавливаются в аптеке самим фармацевтом.
Иначе говоря, его вынуждают выписывать только те лекарства, которые изготавливаются в лабораторных условиях.
К примеру, при лечении сердечно-сосудистых заболеваний врач может выбирать сотни препаратов!
Как он будет это делать?
Этот выбор будет случайным, по крайней мере, в первое время. Затем молодой врач, ежедневно подвергающийся атакам рекламы и через посредничество так называемых подставных лиц от лабораторий, решит, что он, наконец, выбрал подходящее лекарство.
Его-то он и пропишет пациенту… чтобы понаблюдать… действительно ли оно ему подходит, чтобы потом поменять его в пользу нового препарата. И так бесконечно.
Вот почему в 550 тыс. рецептов, ежедневно выписываемых во Франции, можно всегда встретить медикаменты, которые наиболее модны и приносят доход лабораториям в ущерб некоторым старым лекарствам, эффективным, но больше не употребляемым, потому что о них все забыли.
Таким образом, мы подошли к ужасному выводу: любой, кто располагает перечнем медикаментов, подлежащих реализации, после полученных результатов анализов и обследований, если будет установлен какой-то диагноз, может выбрать какое-либо лекарство и прописать его пациенту, членам своей семьи или соседям.
Поэтому не обязательно тратить столько времени на изучение медицины, чтоб затем тебя освободили от возможности самому выбирать, как и чем лечить своих пациентов. И это вполне объяснимо:
o           аллопатическая медицина попала под полную зависимость от фармацевтических лабораторий;
o           эти лаборатории насаждают настоящую диктатуру в отношении медицинского корпуса;
o           фармацевтическая промышленность в течение ряда лет завоевала право не рассматривать врача как дипломированного практика, а лишь как простого распространителя фармацевтической продукции.
Вследствие молчаливого согласия с подобной диктатурой врач стал составной частью этой системы промышленного производства фармацевтической продукции и не может теперь рассматриваться, как независимый практик, а скорее, как дилер (термин, использующийся для определения продавцов наркотических средств) продукции более или менее токсичной.
Термин «дилер» теперь полностью ему подходит потому, что антидепрессанты и транквилизаторы относятся к категории наркотических средств, которые делают из пациентов, употребляющих их, наркотически зависимых людей.
Этот вид наркотиков пользуется невероятной популярностью, как у публики, так и у тех, кто их назначает.
Поэтому терапевт ежедневно подвергается атакам пациентов, которые просят его выписать подобные наркотики, и он их назначает, чтобы не потерять клиентуру, даже если он против того, чтобы притуплять течение того или иного заболевания.
Чтобы все это понять, стоит посмотреть в прошлое: в течение тысячелетий человек эмпирическим путем научился лечить болезни и залечивать раны.
И только отдельные личности, занимающие определенное социальное положение и близкие к правителям, имели право концентрировать у себя эти знания. Знания передавались из поколения в поколение сначала устно, затем письменно.
Подобная традиция сохранилась и в наши дни в некоторых малоразвитых племенах Африки, Азии и Америки. Эти люди, находясь в прямом контакте с больными и ранеными, были наделены качествами связи с лечебными силами природы, совершенствовали приобретенные навыки и умения.
Не нужно забывать и тот факт, что Всемирная организация здравоохранения несколько лет тому назад направила в некоторые регионы мира компетентных наблюдателей с целью сбора информации о методах лечения и используемых лечебных средствах теми, кого мы называем «ведьмами».
В средние века профессия врача постепенно приобретала свое лицо, создавались факультеты для передачи приобретенных знаний. Получив неглубокие знания, исключительно западного оттенка, врачи не были достаточно компетентны и не пользовались популярностью у населения.
В качестве итога сделанного анализа я предоставлю слово доктору Жаку Лаказе, директору редакции газеты «Жизненный выбор», который написал следующую статью в «Медицинских новостях» (№ 71, 4 квартал 1993 г.):
«Медицинская практика в таких странах, как Франция, монополизирована. С появлением обществ с антагонистическими классами и особенно с началом развития дикого капитализма (поножовщина, грабежи, депортация народов, чрезмерная эксплуатация рабочей силы в Англии, Франции и других странах) развернулось движение за обязательное восстановление здоровья рабочих за счёт капиталиста.
Это была идея всеобщего страхования. До недавнего времени между двумя последними войнами медицина и фармацевтика практиковались исключительно кустарным методом, то есть так, как они работали на протяжении нескольких веков.
В XIX в. при капитализме и резком подъёме качества научных экспериментов стали возникать новые, многочисленные проблемы.
Как доказал Маркс, каждый способ производства, начиная с того момента, когда он становится определяющим в обществе, повторяется во всех секторах социальной жизни.
Таким образом, капиталистический способ производства мало-помалу стал проникать и в другие, непромышленные, секторы производства: с приходом к власти Де Голля в 1958 г. он проник в сельское хозяйство, в крупную торговлю, а затем произошло постепенное поглощение этим способом производства мелкой ремесленной торговли.
С приходом XX в. болезнь также стала подобием рынка. Каким же образом капиталистическая система смогла проникнуть в сектор здоровья? Постепенно инвестировались наиболее рентабельные секторы.
Первым поворотом к рынку здоровья можно считать «пастеризм»: теория (впервые появившаяся, как ни парадоксально, во время падения Парижской коммуны), согласно которой внешняя агрессия на организм является причиной появления всех болезней, и против нее достаточно было только организовать борьбу.
Подобная концепция, с одной стороны, насаждалась в ущерб уже ранее существовавшим другим концепциям, с другой стороны, подготовив благодатную почву для развития антибиотерапии, продолжает доминировать и в современной медицине.
(Следует отметить, что пастеризм появился как теория в противоположность теории Клода Бернара, и при этом повсюду распространялся, в том числе и в философских кругах, но так и не был опубликован или серьезно изучен).
Но медицинская практика оставалась на кустарном уровне. После первой мировой войны начинает разворачиваться война против рака. Основной целью этого нового «крестового похода» ставилось возрождение традиционных госпитальных структур.
Модель противораковых центров, разработанная еще перед второй мировой войной (концентрация финансовых средств, обобщение научных достижений) послужила базой для создания региональных госпитальных центров, первое открытие которых относится к пятидесятым годам.
Это была самая первая и самая большая составная часть капиталистического способа производства в лечебной области: начинают создаваться структуры наподобие фабрик — сосредоточение больных в одном месте.
Осуществлялся постепенный переход от приютов, принимавших нуждающихся, к современным госпиталям, в которых скапливались больные, ставшие объектами медицинской практики.
В период между двумя войнами появляется второй решающий фактор: химия и специфически немецкая химия. Последняя была опробована во Франции во время оккупации... С того самого времени все и началось.
До этого периода создание того или иного лекарства было делом врача-практика: он создавал структуру будущего лекарства в присутствии своего пациента и в ходе его индивидуального опроса, а в зависимости от глубины своих знаний он выписывал рецепт.
Фармацевт изготавливал по рецепту лекарство. Постепенно врач-практик начинал терять свою индивидуальность. Фармацевтика становилась приоритетом большой индустрии.
Промышленные лаборатории приступили к изготовлению всех лекарств, следуя закону максимальной выгоды, который проявлялся в двух основных формах: если новое лекарство получалось менее дорогим, но более эффективным, принималось решение о приостановлении его выпуска, тогда как другое, более дорогое, лекарство вскоре появлялось на рынке; учитывались только немедленные результаты и не принимались во внимание катастрофические последствия от побочных явлений отдельных выпущенных на рынок лекарств (к примеру, Сталиной, талидомид, дистельбен и другие).
Большая лаборатория становится хозяином положения: она судья и обвинитель, она организует эксперименты на человеке и продолжает их проводить дальше, умело обходя недавно принятые законы.
С точки зрения методологии, стараются придерживаться только статистических данных, но и учитывается, что рентабельность превыше всего; подход к каждому лекарству следующий — оно подходит, если процент больных соответствует проценту той или иной болезни.
Всякие другие подходы не приветствуются, а только этот рассматривается в качестве кредо «медицинской науки «. Другое правило — недопущение каких-либо открытий за пределами основного производственного цикла.
Горе исследователю, какими бы ни были его прежние титулы и заслуги, который сделал открытие вне того же самого производственного цикла. Если это свершилось, то такого исследователя ожидает преследование со стороны грозного научного административного и юридического механизма.
Так, в 1988 г. медик-практик из Ниццы, доктор Филипп Ля Гарт заплатил за своё независимое мышление 45 днями пребывания в тюрьме.
Добавим к этому действия высшего руководства во времена оккупации, которые предоставляли свободу химическим исследованиям, запретив всякую фитотерапию (как и другие методы терапевтического лечения, в том числе и электротерапию) и создали службу надзора, сторожевую собаку нового порядка, которая продолжает существовать до сих пор в этой области.
Крупные госпитальные центры, сконцентрировав больных, специалистов и огромные финансовые средства, создали условия для развития высоких медицинских технологий в области рентгеноскопии, хирургии и таким образом открыли новый высокорентабельный центр для инвесторов.
Госпитальные центры, впрочем, и сами при содействии служб социального обеспечения и медицинского страхования, исходя из экономических интересов, поддержали развитие новых видов медицинской техники.
В начале 80-х годов наступает новый этап — этап временной потери интереса к подобному техническому прогрессу, что неизменно вызвало появление таких новых крупных организаций, как, например, «Лионская дирекция мониторинга питьевой воды «, которые сами стали приобретать частные клиники, переоснащать их современной техникой и успешно конкурировать с соответствующими государственными службами.
В отдельных областях (г. Марсель) государственный сектор начинает терять свою власть а, между тем, развёртывается война против монополии клиник.
В последние десятилетия XX в. предоставление услуг на государственном уровне в области лечения стало приоритетом врачей-специалистов (60% медицинского корпуса, экипированных высокотехнологическим оборудованием), фармацевтов и обслуживающего персонала.
Фармацевты стали простыми продавцами медикаментов промышленного производства. Еще в декабре 1989 г. вышел закон, запрещающий им самим изготавливать по рецептам медикаменты.
Обслуживающий персонал также был постепенно потеснен. Повивальные бабки уступили место акушеркам родильных домов, клиник и госпиталей.
Специалисты стали группироваться в больших центрах и направлять больных к другим коллегам. Терапевты все больше играли роль диспетчеров, осуществляя контроль поступления новых пациентов.
Такие объединения, как «Генеральная дирекция питьевой воды», стали проявлять все больший интерес к терапевтам, разрабатывая проекты по созданию объединений этих врачей, наподобие уже существующих объединений мебельщиков, парикмахеров и окулистов.
Очень быстро были созданы объединения биологов и фармацевтов. Короче, постепенно, по мере того как рентабельность и окупаемость все больше и больше становились на повестку дня, инвесторы все решительнее вкладывали свое деньги в этот сектор экономики и, конечно, упразднялось нерентабельное производство.
Подобное эволюционное развитие послужило укреплению позиций большого капитала.
К этому следует добавить, что подобные феномены входят в реальную жизнь с большими трудностями: во имя личных интересов медицинских работников отдельные члены одного из институтов (Орден медицинских работников) выступили против подобной эволюции.
Однако пути назад нет, капиталистическая система производства будет и дальше продолжать инвестировать сектор продажи медицинских услуг. Таким же образом, как это делается при реализации продуктов питания и материальных благ.
В данный момент мы переживаем агонию мелких фермеров и коммерсантов, а также наглое наступление конкурирующих торговых объединений из других стран Европы.
Разумеется, при подобном развитии событий никого в правительстве, будь то правого или левого направления, вопросы охраны здоровья населения нисколько не волнуют.
Проводить профилактику заболеваний — это значит рубить под корень личные интересы большого капитала, и так будет продолжаться всегда, если только система социальной защиты не найдет в обществе своего постоянного места...
Становится ясным, что противоречия в области производства и распределения медицинских услуг все больше и больше обостряются. Так, терапевты вместе с врачами лечебной гимнастики и санитарами, возрождение профессии которых уже стоит на повестке дня, вступают в конфликт со специалистами.
Орден медицинских работников выступает против изменения системы распределения услуг в области медицины... Повсюду кризис.
Что еще очень важно отметить — это наступление кризиса в самой науке. Многие научные идеи, на базе которых развивались различные части системы, не изменились со времен Луи Пастера.
Осуществлялся поиск новых методов противодействия чужеродным организму элементам (микробам, раковым клеткам, отрицательным молекулам), а некоторые просто следовало возродить к жизни...
И как следствие, больного стали рассматривать в качестве объекта для исследований в области сердца, желудка, почек и при этом далее не спрашивать его мнения».
С моей точки зрения, эти высказывания не требуют каких-либо комментариев. Они отображают то, что реально произошло с конца XIX в. до наших дней, в том числе и прогрессивное развитие рынка здоровья.


Просмотров: 1074
Рекомендуем почитать



Популярное на сайте
Почему мы ничего не знаем о фрукте, который лечит рак? Украина закупила 40 миллионов доз вакцины ГАРДАСИЛ Сода лечит рак Wi-Fi вредит нашему здоровью Информация к размышлению для женщин Мыло из золы