Правда о медицине

ГМО, вакцинация, лекарства, медицина, опасная еда, курение, алкоголь, косметика,что нас убивают

Вакцины - рак в шприце «Борись или беги, ешь или спи» — КАК работает наш организм Искренние отношения – путь к здоровью 3 кита философии натуропатии
Новости



Loading...
Подписываемся в нашу группу в ВК

Медицинская Правда
Подписаться письмом

Если это профилактика, то лучше я рискну здоровьем

 Однажды мой коллега спросил в письме, как ォмедицина может морально и материально способствовать борьбе за мир во всем миреサ. Я ответил: ォПрекратить свое существованиеサ. Мы уже убедились, каким бедствием стала лечебная медицина, но так называемая профилактическая медицина еще опаснее. На деле профилактическая медицина является локомотивом Современной Медицины в ее стремлении к власти ценой наших жизней. Не секрет, что жаждущие власти структуры, включая правительства, могут безнаказанно наносить увечья, прячась за намерение предотвратить несчастья. Современная Медицина способна и на худшее. Например, Министерство обороны объясняет миллиардные расходы необходимостью ォзащищать страну от верблюдовサ. И хотя большая часть этих расходов, несомненно, выброшенные на ветер деньги, Министерство, по крайней мере, может указать на фактическое отсутствие верблюдов как доказательство того, что часть денег все же была потрачена с пользой. Современная Медицина не может воспользоваться даже таким оправданием. Нет никакого оправдания миллиардам долларов, которые ежегодно тратятся на ォздравоохранениеサ. Мы не становимся более здоровыми по мере роста расходов, но становимся все более больными. Вне зависимости от того, здорова наша страна или больна, страхование в лучшем случае не имеет никакого отношения к здоровью, а в худшем – является одним из наиболее опасных решений на годы вперед. Ведь даже если бы все медицинские услуги стали бесплатными, количество болезней и случаев нетрудоспособности не уменьшилось бы. Мне любопытно, задается ли кто-нибудь вопросом, будет ли какая-то польза, если того, что мы уже имеем вдоволь, станет еще больше. Современная Медицина успешно научила нас приравнивать медицинское обслуживание к здоровью. Это уравнение несет в себе силу, способную разрушить наши тела и семьи, наши общество и мир.

Мы уже видели, сколь многое из того, что Современная Медицина называет ォпрофилактикойサ, не только неэффективно, но и опасно. Обряд регулярного профилактического осмотра подвергает вас целому спектру опасных и неэффективных процедур. После этого ォиспытания верыサ самозваный священник, если повезет, даст отпущение грехов. Прежде всего от вас потребуют исповеди, и это должна быть полная и откровенная история, включающая моменты, о которых не знают даже ваша жена и ближайшие друзья. Затем врач наложит церемониальный стетоскоп на жизненно важные части вашего тела – стетоскоп, который, скорее всего, неисправен. Потом заглянет во все ваши отверстия, непременно подвергнет вас унизительной процедуре передачи баночки с мочой медсестре, после чего нанесет ритуальный удар резиновым молотком по вашему колену и объявит вас спасенным! Или наложит на вас епитимью, записав ее на латыни. Или – если у вас окажется много грехов – пошлет к специалисту для более изощренного наказания.

Программы массового обследования можно было бы назвать комедией ошибок, если бы их результаты не были зачастую так печальны. Например, туберкулиновая проба была изначально очень ценным методом выявления людей, которым необходимо более тщательное обследование на туберкулез. Но теперь, когда туберкулез так мало распространен, этот тест стал использоваться как метод ォпрофилактического контроляサ. Это означает, что для предотвращения одного случая туберкулеза на десять тысяч или больше населения человека, давшего так называемую ォпервичную реакциюサ, месяцами пичкают такими сильнодействующими и опасными лекарствами, как INH. Этот тест также наносит существенную психологическую травму, вызванную тем, что человек может стать изгоем, когда его друзья и соседи узнают, что он дал положительную реакцию. Сегодня врачи должны предупреждать матерей, чтобы те не говорили соседям и даже родственникам о том, что у ребенка была положительная реакция, так как этот тест обычно не означает, что ребенок может передавать инфекцию. Если вы будете внимать барабанной дроби глашатаев от медицины и правительства, призывающих вас к ォпрофилактикеサ, то, скорее всего, обнаружите себя в самом центре одного из наименее безопасных и эффективных ритуалов церкви. К примеру, что касается вакцинации, опасность некоторых прививок может перевешивать опасность их отсутствия!

Дифтерия, когда-то бывшая серьезной причиной болезней и смертей, теперь почти исчезла. Но вакцинация продолжается. Даже когда случается редкая вспышка дифтерии, вакцинация может иметь сомнительную ценность. Во время вспышки дифтерии в Чикаго в 1969 году, по данным чикагского отдела здравоохранения, четыре из шестнадцати жертв были полностью вакцинированы против этой болезни. Еще пять погибших получили одну или две дозы вакцины, а у двоих тесты показали полный иммунитет. В другом докладе о случаях дифтерии, три из которых были смертельными, один из умерших и четырнадцать из двадцати трех носителей инфекции были полностью вакцинированы.

Эффективность вакцины против коклюша горячо обсуждается во всем мире. Только около половины получивших эту вакцину людей извлекли из нее пользу; зато вероятность высокой температуры, конвульсий, повреждений мозга после нее настолько высока, что это невозможно не принимать во внимание. Опасность так велика, что многие органы здравоохранения теперь запрещают использовать эту вакцину, если ребенку уже исполнилось шесть лет. В то же время сам коклюш почти полностью исчез. Существуют сомнения и по поводу того, рекомендовать ли прививку от свинки. Хотя прививка определенно снижает возможность возникновения болезни у привитых, она подвергает их опасности заболеть свинкой позднее, когда вакцинный иммунитет закончит свое действие. Кроме того, такие болезни, как свинка, корь, краснуха, вакцины против которых были разработаны в последние годы, не имеют столь тяжелых последствий, как оспа, столбняк или дифтерия. Вопреки распространенному заблуждению, корь не вызывает слепоты. С фотофобией – которая есть не что иное, как чувствительность к свету, – можно бороться, как это делали веками все родители, то есть просто зашторивая окна. Вакцина от кори призвана предотвратить коревой энцефалит, который, как говорят, возникает у одного из тысячи заболевших. Но любой врач, практикующий не один десяток лет, знает, что все эти осложнения наблюдаются у детей, живущих в бедности и плохо питающихся, а среди хорошо питающихся детей из среднего и выше среднего класса энцефалит случается у одного из десяти тысяч или даже ста тысяч заболевших. В то же самое время сама вакцина может вызвать другие невралгические и даже смертельные заболевания, как, например, атаксия (дискоординация), задержка развития, гиперактивность, асептический менингит, припадки, гемипарез (паралич одной половины тела).

Вакцинация против краснухи остается спорной, так как отсутствует единство мнений относительно возраста, в котором должна делаться эта прививка. Прививка от краснухи может принести больше вреда, чем пользы, потому что вакцина, случается, вызывает артрит, хотя и временный, но длящийся месяцами. В Соединенных Штатах от краснухи вакцинируются в основном дети, а не женщины, планирующие беременность. Остается спорным вопрос, нужно ли защищать нерожденных младенцев, поскольку процент детей, родившихся с уродствами от матерей с явной, диагностированной краснухой, варьируется год от года, от эпидемии к эпидемии, от одного исследования к другому. Вакцинация – не единственный фактор, определяющий, заразится ли человек той или иной инфекцией. Существенное значение имеют и многие другие факторы- питание, жилищные условия, гигиена. Ставится под сомнение вопрос, действительно ли вакцина сыграла роль в снижении заболеваемости коклюшем, а также – будет ли вакцина в ее сегодняшнем виде одобрена Управлением контроля продуктов и лекарств.

Порой сама вакцина может вызвать болезнь. В сентябре 1977 года Джонас Солк с группой ученых признал, что немногочисленные случаи полиомиелита, зарегистрированные в Соединенных Штатах с начала 1970-х годов, по-видимому, были вызваны живой полиовакциной, обычно используемой для вакцинации. В Фин ляндии и Швеции, где почти исключительно используется вакцина с убитым вирусом, за последние десять лет не отмечено случаев полиомиелита. Те, кто жил в 1940-е годы и видел детей, закованных в ォжелезные легкиеサ, кто видел президента, прикованного к инвалидной коляске, или кто не посещал общественные пляжи из-за страха заразиться полиомиелитом, никогда не смогут забыть эти пугающие образы, всплывающие в сознании. Теперь, когда человек, чье имя связано с уничтожением полиомиелита, указывает на вакцину как на источник небольшого количества случаев заболевания полиомиелитом, которые невозможно отрицать, в самый раз задаться вопросом, что мы выигрываем, вакцинируя все население.

Безумное рвение Современной Медицины нигде так не очевидно, как в случае ежегодного фарса с прививками от гриппа. Когда я думаю об этих прививках, вспоминаю одну свадьбу, на которой мне довелось присутствовать. Я с удивлением заметил, что на свадьбе не было бабушек и дедушек молодоженов и вообще не было людей старше шестидесяти лет. Когда я все-таки спросил, где старики, мне ответили, что несколько дней назад им всем сделали прививку от гриппа. И теперь все они лежали дома, оправляясь от побочных эффектов прививки!

Это мероприятие с прививками от гриппа напоминает массовую игру в рулетку, потому что из года в год оказывается всего лишь чьим-либо предположением – совпадет ли вакцинный штамм с эпидемическим. Мы заглянули истинной опасности в лицо, когда в 1976 году под пристальным наблюдением правительства и прессы случился громкий провал прививок против свиного гриппа. Именно тогда вследствие прививки возникло 565 случаев паралича Гийена- Барре, и тридцать пожилых людей умерли спустя несколько часов после нее ォпо необъяснимым причинамサ. Интересно, какими цифрами выражался бы масштаб бедствия, если бы по поводу других прививочных кампаний было проведено такое же расследование? Д-р Джон Сил из Национального института аллергии и инфекционных заболеваний сказал: ォМы должны исходить из того, что любые вакцины от гриппа способны вызывать синдром Гийена – Барре .

 

И снова – женщины, вслед за детьми и стариками, являются более уязвимыми и, соответственно, чаще подвергаются злоупотреблениям со стороны медиков. Нет никаких доказательств того, что массовое обследование на предмет рака груди принесло кому-нибудь пользу. Тем не менее врачи вогнали народ в такое безумие по поводу ォпрофилактикиサ рака груди, что я могу это назвать только синдромом Алисы в стране чудес. Сделайте допущение, что опасность рака груди и других ォженскихサ видов рака в некоторых семьях так велика, что хирургическое удаление груди или яичников необходимо в качестве профилактической меры! Другим примером такого рода ォпрофилактической хирургииサ может служить нынешняя практика удаления влагалища взрослым женщинам, у которых нет никаких симптомов, но чьи матери принимали диэтилстилбестрол во время беременности. Женщинам нужно очень осторожно делиться с врачом информацией о себе и о своей семье. Разве можно знать заранее, что он решит удалить из вашего тела, чтобы ォзащититьサ вас! В то же время мужчинам, возможно, не нужно быть столь предусмотрительными в беседе с врачом, так как врачи вряд ли порекомендуют ампутировать пенисы, чтобы защитить их обладателей от чего бы то ни было. Конечно, кроме того, что эти ォпрофилактические мерыサ неэффективны и опасны, врачи причиняют вред еще и тем, что утаивают информацию, которая действительно могла бы предотвратить болезнь. Мне видятся четыре причины рака груди, о которых должны знать все женщины. Я готов спорить, что очень немногие из женщин, осведомленных об этих причинах, узнали о них от своего врача. Четыре составляющих рецепта, чтобы получить рак груди, формулируются просто. Итак, это малое количество детей или их отсутствие, искусственное вскармливание вместо грудного, использование гормональных контрацептивов, Употребление таких гормонов, как премарин, в постклимактерическом периоде.

Еще одной кампанией против женщин во имя ォпрофилактики サ является широкое распространение идеи о том, что женщины не должны рожать после тридцати лет. Когда я был студентом, меня учили, что женщинам не следует рожать после сорока пя ти. Когда я учился в интернатуре, планку опустили до сорока. Во времена моей ординатуры эта цифра снизилась до тридцати восьми. Десять лет назад – до тридцати пяти. Теперь она зависла между тридцатью и тридцатью двумя. Врачи обычно объясняют эти возрастные ограничения тем, что с возрастом в яйцеклетках женщины происходят изменения – они устают и изнашиваются. Таким образом, у нас появился некий ォсиндром усталых яйцеклеток サ, который вызывает уродства у детей. Однако вы никогда не услышите о ォсиндроме усталых сперматозоидовサ.

На самом деле возраст женщины никак не влияет на то, родится ли у нее ребенок с уродствами. Исследование Джона Хопкинса показало, что женщины, родившие детей с синдромом Дауна, получили в семь раз больше рентгеновского облучения при стоматологических и других медицинских обследованиях, чем матери того же возраста, родившие здоровых детей. Это исследование было подкреплено другими, также показавшими, что настоящей причиной рождения детей с уродствами у немолодых женщин явилось то, что они не были достаточно осторожны и подвергли себя большему количеству медицинского, стоматологического, лечебного и в значительной степени бесполезного рентгеновского облучения.

На другом конце возрастной шкалы женщинам говорят, что они не должны рожать слишком рано] Беременность подростков имеет дурную репутацию, но, опять-таки, опасность для ребенка не имеет ничего общего с возрастом матери. Подростковые беременности приобрели плохую репутацию из-за того, что большинство таковых наступает в среде бедных женщин. Если беременеет девочка из среднего или более высокого класса, которая хорошо питается и о которой заботятся, у нее такие же, а может быть, и лучшие шансы родить здорового ребенка.

Профилактика – это столь опасный брэнд Современной Медицины, что нам стоит избегать самого этого термина. Нет ничего плохого в самой идее того, что люди должны заботиться о себе, чтобы не заболеть, но концепция профилактики Современной Медицины, как вы можете догадаться, весьма далека от этого. Профилактика, осуществляемая Церковью, так же деспотична и опасна, как и ォлечениеサ, а может быть, и хуже, так как врачи используют щит профилактики, чтобы скрыть истинное количество действительно опасных процедур.

Прежде всего, Современная Медицина не идентифицирует себя со здоровьем. Большинство врачей не знает, как описать здорового человека. Максимум, что они могут предложить: ォЭто нормально サ. Более того, поскольку врач может пропустить пациента через невероятный строй различных анализов, за границами ォнормального サ остается практически все. С вами всегда будет что-нибудь не в порядке, потому что врачи не смогут извлечь никакой пользы, если вы ォнормальныйサ или здоровый.

Раньше врачи очень низко оценивали сотрудников общественного здравоохранения. Эти люди имели дело с гигиеной и другими вещами, которые в своей основе были нацелены на то, чтобы люди держались вдали от врачей. Но с тех пор как работники здравоохранения согласились, что их основной работой является массовое обследование населения, они получили очень высокую оценку, так как теперь они стали поставщиками Современной Медицины. Они снабжают врачей пациентами, вместо того чтобы держать их подальше друг от друга.

Современная Медицина не верит в то, что люди сами могут сделать что-нибудь для сохранения здоровья, потому что врачи верят в то, что болезнь – это анонимное проклятие, которое можно отвратить не конкретными действиями, а символическими ритуалами, не имеющими никакой связи с реальностью. А так как Современная Медицина не признает никаких грехов кроме неподчинения своим законам, то каждый человек приходит в этот мир с первородным грехом возможной болезни. Врачи предполагают, что вы больны, пока вы не доказали обратное. Вам не будут отпущены грехи просто по вашему заявлению, что вы здоровы или что у вас нет никаких симптомов. Вы должны пройти через осмотр, доказать, что вы привиты, и исповедаться, рассказав все о себе и о своей семье. Врачи выносят суждения так же, как и все другие священники. Знаете ли вы, что записыВ ает ваш врач, когда задает вопрос, болели ли вы когда-нибудь венерическими заболеваниями, а вы отвечаете, что нет? Он за писывает: ォВенерические заболевания отрицаетサ. Нет других болезней, по поводу которых врачей учили бы писать, что пациент их ォотрицаетサ.

Если врач практикует настоящую профилактику, то его пациенты должны становиться здоровее и все реже появляться в его кабинете. Вы можете убедиться, что это противоречит интересам Современной Медицины. Церкви нужно, прежде всего, поддерживать свой авторитет, а все, что его ослабляет, например редкое посещение врача, запрещено. Современная Медицина процветает на болезни, а не на здоровье. Чем больше людей пугают всякими болезнями, которые находятся ォгде-то рядомサ и выжидают удобного момента, чтобы наугад поразить людей, тем с большим подозрением эти люди относятся к заигрываниям и оскорблениям Современной Медицины.

Один из способов, который Современная Медицина применяет для того, чтобы усилить всеобщее сумасшествие, это игра ォСвали все на жертвуサ. Вы виноваты в том, что заболели, но не потому, что у вас есть вредные привычки и вы отказываетесь вести здоровый образ жизни, а потому, что вовремя или вообще не причастились таинств Современной Медицины. Поэтому врач никогда не сдастся и не признает, что судьба пациента ォнаписана на небесахサ, пока не истощит весь запас своих зелий, ритуальных расчленений и жертвоприношений, и тогда пациент со всем набором приправ отправится на небеса раньше, чем предполагал. Даже если случается худшее, врач никогда не признает, что пациент был убит в ходе ритуала. Используя свою привилегию владения терминологией, он перевернет все вверх дном и обвинит во всем жертву. Он слишком глубоко увяз.

Если вы верите в Современную Медицину – значит, вы на самом деле думаете, что не стоит ожидать от себя здоровья. Вы действительно не знаете, чего ожидать, так как болезнь поражает людей выборочно. Вы живете в нервном состоянии напряжения, страха, с чувством вины, обездвиженные и неспособные нести ответственность и делать то, что в ваших силах. Вы готовы к тому, чтобы отдаться на волю первого же встречного, который окажется сильнее вас.

Тот факт, что пациенты зачастую забывают принять лекарство, сводит врачей с ума. Покладистость пациентов – это благодатное поле для исследований, потому что Современная Медицина хотела бы усовершенствовать методы воздействия на пациентов, помогающие заставлять их делать то, что ォнужноサ. Для этого идеально подошла бы система электронного мониторинга, которая позволила бы врачам следить за послушанием каждого пациента, – может быть, даже с применением электронного таймера или шокера, чтобы напоминать пациенту, что пришло время принимать лекарство. Пока общественность не допускает использования таких методов. И Современной Медицине приходится удовлетворяться более традиционными, действительно средневековыми методами сдерживания ォстадаサ.

Когда достаточное количество людей укореняется в слишком хорошем взгляде на религию, та переходит в оборонительную позицию и учреждает теологию. Чтобы предотвратить нарушение удобного status quo еретиками, отцы Церкви замораживают верования и обычаи и придумывают или преувеличивают важность уже существующей мифологии. Постоянно обращаясь к прежним успехам, врачи-священники прославляют современные обычаи, придавая им ореол божественной благодати. А затем, дабы гарантировать незыблемость божественных (в понимании священников) устоев, Современная Медицина провозглашает себя непогрешимой. Попробуйте поспорить с этим – и вас объявят еретиком. Все, что находится вне узкого поля зрения церковного закона, любое нестандартное лечение называется неправильным и потому изгоняется в подозрительный преступный мир.

Я уже говорил, как Современная Медицина исключает из зоны Действия эффективные профилактические меры, игнорируя истинные причины болезни. Тот же механизм, при помощи которого нас приучают к мысли, что болезни сердца – это случайность, а не результат наших диетических пристрастий и образа жизни, используется, чтобы отвести наш взгляд от других причин болезни, а именно – политических.

Большая часть болезней, которые убивают современных людей, является результатом ォзагрязненияサ окружающей нас среды. Всех без исключения ее аспектов – физических, политических, экономических, общественных, семейных и личных, психологических. Настоящая профилактическая медицина не может игнорировать это, исследуя проблемы здоровья. Врачи заявляют, однако, что проблемы эти чисто медицинские, а значит, и решаются при помощи таинств Церкви Современной Медицины. Один из убедительных примеров, иллюстрирующих эту позицию, связан с отравлением свинцом. В медицинских школах учат, что причиной отравления свинцом является геофагия. Она определяется как любое ненормальное пищевое пристрастие к несъедобным веществам. В данном случае вред наносится свинцом. Но где дети берут свинец? На оконных отливах и в других частях здания, где облупляется краска? Пока мы будем так думать, мы будем далеки от истинной причины отравления свинцом, а именно: дети едят краску с оконных отливов, потому что их холодильник пуст. Даже во времена, когда не запрещалось использование красок, содержащих свинец, для внутренних работ, у детей из среднего и богатого классов не случалось отравлений свинцом. Зачем им есть краску? Они могут залезть в холодильник, если проголодались! Если бы нам позволили усматривать истинную причину в голоде, пришлось бы или списать со счетов детей, подвергающихся этой опасности, или обратиться к настоящим истокам проблемы, поскольку медицинское лечение отравления свинцом в основном неэффективно и зачастую опасно. Если вы решите обратиться к истокам проблемы, то обнаружите в шкафу медико-политические скелеты. Если вы назовете голод как причину отравления свинцом, вам придется признать и другие реально существующие причины: наличие свинца в воздухе (в выхлопных газах), а также в зубной пасте и в смеси для искусственного вскармливания грудничков. Не легче ли обвинить мать – не уследила, что ребенок берет в рот краску. И таким образом сделать политический климат еще более благоприятным для роста Современной Медицины. Медицинское поощрение продвижения контроля рождаемости (любой ценой), а также маленьких семей не служит каким-либо научно обоснованным медицинским целям, но точно служит интересам индустриально-правительственного комплекса. Снова напом ню – женщины и дети препятствуют процессу. Многие женщины вынуждены работать, чтобы сводить концы с концами. Это явление как политико-экономическая проблема поражает меня больше всего, поскольку глава семьи – мужчина это или женщина – должен иметь возможность обеспечивать семью так, чтобы второму взрослому не нужно было работать. Признать существование этой проблемы означает бросить открытый вызов несправедливостям, лежащим в основе нашего общества. Поэтому мы приглашаем врача, чтобы он медикализировал проблему. Поскольку в большой семье матери (или отцу) приходится долгое время не работать, врачи объявляют, что маленькие семьи лучше. Затем те же врачи обеспечивают нас инструментами для поддержания малочисленности семей, чем снимают лишнюю нагрузку с институтов, которым нужно поддерживать политический и экономический контроль и которым придется уступить часть своей власти, если неожиданно окажется, что одного кормильца на семью недостаточно. Большим семьям требуется больше времени и денег, но их члены оказывают поддержку друг другу, что, в конечном счете, делает эти семьи более независимыми от правительства и работодателя. Когда у человека есть братья, сестры, тети, дяди и родители, которые живут рядом, он может рассчитывать на их выручку, если обстановка на работе складывается так, что лучше не работать. Но если семья маленькая и живет изолированно от родственников, помощи ждать неоткуда. Семья, состоящая из одного только ォядраサ, лучше всего удовлетворяет интересам работодателя. Ею легче манипулировать. В такой семье осознают, чем может обернуться риск потерять работу, и стараются не нарушать условий, установленных компанией. Индустрия, как правило, одерживает верх над малой семьей. Когда позиции семьи сильны, у работодателя, больниц и правительства остается меньше шансов завладеть волей человека. Врачи обещают женщине ォосвободитьサ ее от ее биологической сущности, но вместо этого отдают ее в руки куда менее либеральных рабовладельцев. Врачи на самом деле не задумываются о причинах рака. Они объявили ォвойну против ракаサ, которая оказалась бесполезной атакой на симптомы. Признание того, что мы страдаем от загрязнения воздуха, воды, продуктов питания и нездорового образа жизни, потребует таких же политических усилий, какие приложила Современная Медицина к тому, чтобы при поддержке закона поднять вакцины, фторированную воду и нитрат серебра до уровня ォсвятой водыサ.

Поскольку Современная Медицина – это культ смерти, то чем сильнее ее влияние на общество, тем слабее человеческий фактор. Общественный порядок, прошедший обработку Современной Медициной, будет напоминать тишину и покой кладбища. В какие бы области общественной жизни ни проникло влияние Современной Медицины, оно чаще наносит вред, чем оказывает помощь. Например, государственные диетические программы, продиктованные специалистами по питанию, притесняют меньшинства, заставляя их есть ォстандартизированнуюサ американскую еду, которая может быть недопустимой с точки зрения их традиций и биологических особенностей. Составители меню школьных завтраков, равно как и программ питания для пожилых, также мало считаются с культурными, семейными или религиозными традициями. Современная Медицина просто декларирует, что всем необходима Большая четверка: овощи и фрукты, крупы, мясо и молочные продукты. Конечно, нам известно, что многие народы не переносят коровьего молока из-за недостатка энзимов. Нам также известно, что традиционные кухни разных народов достаточно полноценны, так как испытаны сотнями лет. В то же время американские привычки в питании продиктованы различными соображениями, некоторые из которых являются здравыми, но большинство – нет. Обществу наносится вред и программами массового обследования населения с целью изоляции носителей определенных болезней, связываемых с расовой принадлежностью носителя. Обследование на болезнь Тея – Сакса (амавротическая детская ранняя идиотия) внесло раздор в еврейское сообщество из-за его воздействия на моральное самочувствие и поведение тех, кто был признан носителем этой болезни. То же касается и чернокожего населения, которое вынуждено терпеть нашествие представителей здравоохранения, проводящих обследование на предмет серповидно-клеточной анемии. У меня есть рецепт, как превратить здоровое сообщество в трущобы: главное в этом рецепте – построить больницу прямо в центре квартала. Как только больница построена, Современная Медицина получает плацдарм для своей первой атаки – на семью. Если бы я получил задание разрушить семейные узы в среде бедных людей, я бы первым делом отправил их рожать в больницы и проследил бы, чтобы они кормили детей смесью, а не грудным молоком. В больнице Иллинойского университета около тридцати лет назад девяносто девять процентов матерей кормили новорожденных грудью. Теперь этот процент упал до одного. Далее, я бы ввел в бедных районах планирование семьи. Я бы нанял кучку бедных людей, чтобы они учили контрацепции других бедняков. Федеральное правительство начало делать это еще двадцать пять лет назад с целью пресечь рождение незаконных детей и венерические заболевания. Чего оно достигло за эти двадцать пять лет? Незаконнорожденных детей и венерических заболеваний у бедных стало больше, чем раньше, а семейные узы ослабли.

Следующее, что я сделал бы, уже ослабив бедных людей своими набегами с искусственным вскармливанием и планированием семьи, я заставил бы негров чувствовать себя людьми второго сорта. Для этого я ввел бы программу массового обследования на серповидно-клеточную анемию, которая выявляет это заболевание у одного из семи чернокожих. Затем я заверил бы носителей заболевания, как я заверяю людей с функциональными шумами в сердце, что в этом нет ничего страшного. Естественно, люди ни на минуту мне не поверят. Они будут уверены в том, что у этих носителей ォплохая кровьサ и что им нужно быть осторожными, чтобы не жениться или не выйти замуж за такого, и они будут считаться неполноценными до конца своих дней. Людям из бедных кварталов всего этого будет достаточно. Врачи гарантируют жалкое существование и другим слоям населения. Дискриминация пожилых людей начинается с проклятия, которое гласит, что старики обязательно отстают в талантах и способностях, которые делают человека достойным членом общества. Так, получив проклятие медицины, старики вынуждены отступить и сдаться под опеку государства или, что все-таки лучше, под опеку церкви в качестве обитателей домов престарелых.

Конечно, высшей целью является сделать всех нас подопечными Современной Медицины. Врачи демонстрируют опасную тенденцию: при любой удобной возможности заставить людей делать что-то просто ради самого этого, зачастую бессмысленного, процесса. Если бы врачи не стремились иметь неограниченной власти над людьми, зачем бы все больше медицинских процедур становились обязательными по закону? Почему вам приходится бороться с врачами за то, чтобы рожать дома, кормить ребенка грудью, записывать его в школу или лечить его в случае болезни тем методом, который вы считаете наиболее эффективным? Я не удивлен, что обычно бдительные и могущественные организации, такие как профсоюзы или Американский союз за гражданские свободы, не продемонстрировали никакой реакции на подобные угрозы нашей свободе. Они не видят в этом проблемы, потому что они присоединяются к религии Современной Медицины. Вместо того чтобы заявлять, что каждый человек имеет право не проходить рентгеновское обследование и не делать аборты, они заявляют обратное. Они не замечают, как медицинская Церковь требует сначала от немолодых, а потом и от всех женщин проходить процедуру амниоцентеза (анализа околоплодной жидкости) для исключения патологий развития плода. Они также не замечают, что Церковь вынуждает этих матерей делать аборт. И когда вы оказываетесь перед лицом медицинского произвола, например когда вас, неведомо для чего, заставят сделать профилактическую операцию, – вы остаетесь в одиночестве.

Всякий раз, когда революционная часть общества изобретает неологизм, реакционная часть пытается использовать его в своих целях. Это и сделала Современная Медицина с термином ォпрофилактика サ. Подчеркивая разницу между профилактикой и другими видами своей деятельности, медицинская церковь контролирует общее представление и узаконивает свою одержимость кризисной медициной. Если они хотят называть это профилактикой – пусть называют. Но давайте не будем называть профилактикой все, что мы делаем. С другой стороны, если им хочется навешивать на необычное поведение ярлыки, соответствующие их представлениям, – пу екай. Пусть говорят, что вы пропагандируете жестокое обращение с детьми, если вы выступаете за домашние роды. В случае необходимости, вместо того чтобы бороться с терминами, полностью согласитесь с тем, что вы жестоко обращаетесь с детьми. Если кто-то скажет, что грудное вскармливание связывает руки матерям и усиливает зависимость детей от них, согласитесь: да, вы за это связывание и за такую зависимость. Если кто-нибудь скажет, что люди, предпочитающие чистую и натуральную пищу, сумасшедшие, чудаки и экстремисты, подтвердите, что вы и ваши друзья как раз и есть сумасшедшие, чудаки и экстремисты. Современная Медицина может обозвать нетрадиционных врачей знахарями, но, может быть, знахари – это то, что нам нужно. Названия не имеют значения. Важны действия. А действие, которое нам нужно, это не меньше чем разрушение Церкви Современной Медицины. В стране работают сотни блестящих специалистов, изучающих проблемы предотвращения таких смертельных заболеваний, как рак и болезни сердца; но, поскольку их методы нетрадиционны, им приходится двигаться очень легкой поступью, чтобы Церковь не изгнала их из общества. Вспомните, Национальный институт рака отказал нобелевскому лауреату Лайнусу Полингу в его просьбе выделить небольшие средства для уточнения, действительно ли аскорбиновая кислота приносит пользу раковым больным, что было показано в его предыдущих исследованиях. Представьте, не один врач в приватных беседах со мной признался, что использовал бы неофициальные методы лечения рака, если бы это понадобилось ему или членам его семьи. Разве можно работать в такой системе?

Людям нужно потрудиться, чтобы полностью сбросить с себя бремя Современной Медицины. Для этого потребуется армия еретиков, твердо решивших освободиться от Современной Медицины и имеющих мужество, знания и возможности изменить отношение общества к здоровью и болезням. Что нам нужно – так это Новая Медицина и новое понимание медицинской помощи. Современная Медицина настолько погрязла в пороках, что ее представления не только не вдохновляют веру и рвение, но ее та инства и символы не способны приблизить людей к лучшей жизни. Поэтому Современная Медицина перешла в полностью оборонительную позицию. Для поддержания status quo, а тем более роста ей приходится рассчитывать на силу. Поскольку ее духовный авторитет ослаб, Современная Медицина стала более деспотичной и насильственной. То, что раньше могло быть выбрано или отвергнуто свободными людьми, теперь стало насильственно обязательным.

У нас появилась медицинская инквизиция. Главным признаком инквизиции, на первый взгляд безобидным, является продажа индульгенций. Продвигая продажу индульгенций, церковь признает, что она потеряла законные права на воображение и сердца людей. Когда у кого-то появляется возможность купить благословение, это означает, что религия поощряет не вашу хорошую работу, а все, что угодно, что только позволит приобрести персональное местечко на небесах. Церковь Современной Медицины переступила этот рубеж давным-давно. Медицинское страхование – это медицинский вариант индульгенций. Тогда как служители большинства традиционных религий никогда не просили за свои услуги больше десяти процентов, цены Церкви Современной Медицины на ее благословения и таинства растут на рынке много быстрее. Эта Церковь продает отпущение грехов впрок, так как Современная Медицина молчаливо подразумевает, что не способна эффективно поддерживать ваше здоровье, поэтому когда-нибудь вам понадобятся ее благословения. Это развязывает руки врачу и связывает вам. Врач не может проиграть, а вы не можете выиграть – вас перехитрили, заставив думать, что вы все равно заболеете. Независимо от вашего образа жизни. Ну чем не иезуитство! Кроме того, медицинское страхование мало преуспело в деле защиты пациента. В конце концов, даже после вычетов госпитализированный пациент обычно тратит столько же денег, сколько и несколько десятилетий назад, до введения страхования. Почти единственным эффектом медицинского страхования было увеличение доходов поставщиков.

Медицинская инквизиция, как и средневековая, предполагает, что вы скорее виновны, чем невиновны. Никакие внешние проявления здоровья не смогут поколебать уверенность вашего врача в этом. Ваша способность пробежать марафон только вызовет подозрения инквизитора, а не убедит его в железном здоровье. Он не только не одобрит бега на длинные дистанции, но еще и предостережет от какого-нибудь гипотетического вреда. Ваше общение с Церковью Современной Медицины – такая же тайна, как и дела средневековой инквизиции, тайна даже от вас самих. Поэтому старайтесь получать копии всех ваших медицинских документов.

Средневековая инквизиция ни перед кем не отчитывалась в своих действиях. И медицинская тоже не отчитывается. Если средневековая инквизиция казнила свидетеля или пытала его до смерти – ничего страшного. Если в ходе лечения ваш врач убьет вас по глупости, халатности или из обычной злобы, вашей семье придется найти лучшего адвоката, какого только можно нанять, чтобы получить хотя бы шанс восстановить справедливость. Если же врач убьет вас потому, что признанный священным метод лечения, который он к вам применил, просто ничто, хотя никто этого не признает, то и лучший в мире адвокат не сможет добиться справедливости. Большинство людей знает, как определяют инквизицию словари: это организация, цель которой- выявление и наказание еретиков. Что не лежит на поверхности в данном определении, так это сама сущность инквизиции. На самом деле она была эффективным орудием навязывания церковного закона и поддержания церкви как культурной и политической силы. Во многом в результате ее деятельности церковь стала могущественной силой в жизни общества и культуры. Человеку просто невозможно было пройти весь жизненный путь, не платя дань церкви. Постарайтесь пройти свой путь, не платя ничего лишнего Современной Медицине. Никто не может пройти этого пути, не окунувшись или не будучи обрызганным уже упоминавшимися четырьмя видами ォсвятой водыサ Современной Медицины: вакцинами, фторированной водой, внутривенными инъекциями и нитратом серебра. Объективно говоря, безопасность и полезность всех четырех – под вопросом. Тем не менее Современная Медицина возвысила их статус до священного. Для верующего эти жидкости не только обладают великой силой – даже вопросы и сомнения по их поводу запрещены. К ним необходимо относиться с почтением, а святость их поддерживается гражданским правом, так же как и церковно-медицинским.

Инквизиция помогает Церкви дискредитировать и лишать прав все другие конфессии, просто объявляя альтернативные ритуалы ересью. Любая группа людей, любые идеи или практика (включая традиционные религии и семью), которые могут влиять на здоровье, подвергаются нападкам. Инквизиция дает Современной Медицине могущество, необходимое, чтобы вести соревнование при помощи стоящей за ней силы закона. Если врач заподозрит, что дитя является жертвой жестокого обращения, государство дает врачу полномочия упечь ребенка в больницу. Любые подозрения врача стоят вне критики, когда создается реальная угроза его власти. В настоящее время многие обходят вакцинацию, подделывая записи или пользуясь тем, что школьная администрация не слишком настаивает на прививках. Но что случится, если обе стороны одновременно встанут в позу и родители откажутся подчиняться, а школы, в свою очередь, перестанут принимать детей? Как сделать, чтобы врачи под надуманным предлогом прекратили обвинять родителей в жестоком обращении с детьми и отбирать их?

В благодарность за власть, которой государство наделило инквизицию, Современная Медицина оказывает государству огромную услугу, медикализируя те проблемы, которые вообще не являются предметом медицины. Джон Мак-Найт, профессор проблем коммуникации и помощник директора Центра проблем городов в Северо-Западном университете, отмечал в своем эссе ォМедикализация политикиサ: ォВажнейшей функцией медицины является медикализация политики путем распространения терапевтической идеологии. Эта идеология, если освободить ее от всех вводящих в заблуждение символов, является обычным кредо, состоящим их трех постулатов:

1. Главная проблема – это вы сами.

2. Решение вашей проблемы под моим профессиональным контролем.

3. Мой контроль – ваше спасение.

Суть такой идеологии в ее способности прятать контроль под волшебным плащом терапевтической помощи. Таким образом, медицина – это пример модернизированного господства. В самом деле, ее культурная гегемония так сильна, что сам смысл политики меняется. Политика, в традиционном смысле слова, работает как диалог- это дебаты граждан по поводу целей, ценностей, власти. Медицинская политика- односторонняя, это решения „спасителей" в интересах спасаемыхサ.


Просмотров: 1626
Рекомендуем почитать



Популярное на сайте
Влияние алкоголя на организм подростка Чем опасна густая кровь и что надо делать Почему принимать аспирин и парацетамол опасно? Почему постоянно хочется спать? Как я делала аборт Вред сахара (более 70 факторов)