Правда о медицине

ГМО, вакцинация, лекарства, медицина, опасная еда, курение, алкоголь, косметика,что нас убивают

Как помочь надпочечникам без медикаментов Это НЕОБХОДИМО знать — профилактика образования тромбов Этот продукт быстро очистит ваш организм от никотина Дефицит витамина В12: как проявляется и чем грозит
Новости



Loading...
Подписываемся в нашу группу в ВК

Медицинская Правда
Подписаться письмом

Глава 6. Величайший фокус вегетарианцев: едят меньше нормы и пешком через каракумы

В предыдущей главе мы зафиксировали кажущуюся фантастической способность вегетарианцев питаться значительно меньше (в несколько раз!) существующей научно определенной нормы и совершать пешие переходы через жаркие пустыни и горы.

Г. Шаталова описывает эти интереснейшие, из ряда вон выходящие события. Одним из наиболее доказательных она считает уникальный эксперимент, проведенный ею летом 1990 года. Смысл его заключался в проверке возможностей человека выдержать тяжелые длительные физические нагрузки в экстремальных условиях автономного существования. Эксперимент проводился в условиях пустыни. При этом использовалась разработанная Шаталовой методика пеших многокилометровых походов. В программу эксперимента входило участие бывших пациентов Шаталовой, в недавнем прошлом перенесших наиболее часто встречающиеся хронические болезни. По сообщению Шаталовой, это инсулинозависимый диабет, хроническая, не поддающаяся лекарственному лечению, гипертония, язвенная болезнь луковицы двенадцатиперстной кишки, тяжелый пиелонефрит на фоне лекарственной аллергии, цирроз печени, рак фатерова соска, сердечная недостаточность при ожирении. В группу входили также 58-летний проводник, страдающий хронической гипертонией, и сама Шаталова в возрасте 75 лет в качестве руководителя экспедиции.

Вполне понятно, что участники эксперимента предварительно были излечены в системе естественного оздоровления и приведены в состояние фактического здоровья.
В программу эксперимента был заложен пеший 500-километровый переход по пескам Центральных Каракумов по трассе Бахарден-Куртамышский заповедник. Предполагалось пройти маршрут за 20 дней, но участники перехода настолько легко переносили огромные физические нагрузки в тяжелейших климатических условиях, что уложились в 16 дней.
Результаты эксперимента превзошли все ожидания. Участники похода великолепно себя чувствовали и не только сохранили массу своего тела, но и прибавили в массе, обходясь минимальным количеством пищи и воды.

Г. Шаталова считает, что этот уникальный эксперимент еще раз показал, насколько велики и беспредельны (?) возможности человеческого организма в условиях системы естественного оздоровления, автором которой она является.
Вот такое красочное описание и никакого объяснения и понимания существа дела!

В другом месте находи у Г. Шаталовой:
«Поскольку я уже не в первый раз оперирую примерами из своих путешествий по жарким песками Средней Азии, хочу пояснить, почему я питаю к ним такое пристрастие. Дело в том, что в экстремальных условиях предельно высоких температур и безводья человеческий организм, переведенный с помощью системы в естественное, видовое состояние, очень ярко и убедительно демонстрирует свои поистине безграничные (?) возможности».

Г. Шаталова описывает особо памятное ей путешествие, часть которого проходила по высохшему дну Аральского моря, где на десятки километров нет ни одного колодца. Она считает, что если бы приверженцы калорийной теории были правы, то ни она, ни ребята, которые шли с ней через раскаленные пески, не должны были бы вернуться домой, поскольку их суточный рацион питания был не менее чем в 10 раз ниже рекомендуемого теоретиками для лиц тяжелого физического труда (500-600 ккал). Зато солнца было очень много. Если верить теоретиками, то при «дефиците» питания более 5000 ккал в сутки от участников похода и тени не должно было бы остаться. А межу тем никто не утратил массы своего тела.

И здесь, вместо того чтобы просить теоретической помощи, Г. Шаталова снова бросает вызов:
«Я очень хотела бы услышать объяснения этого факта с позиции калорийной теории питания, однако ее сторонники в бой не рвутся, предпочитая позицию бессмертного кота Васьки, который, как известно, слушает да ест. Пока мы с вами не пробудимся от летаргии, сытная жизнь и спокойный сон им обеспечены, а нашим уделом будут оставаться долгие болезни и короткий век».
Да, это прямой вызов в неуравновешенной форме. И сейчас у нас еще нет оснований, чтобы назвать этот вызов соответствующими его истинной ценности нелицеприятными словами. Но спокойного сна после такого вызова не бывает. Однако никаких объяснений, кроме рекламы своих успехов, у самой Шаталовой нет.

Говоря о высокой личной ответственности каждого за собственное здоровье, она пишет:
«С такой ответственностью несовместимо, прежде всего, неправильное, не свойственное человеку, как биологическому виду, питание, когда суточный рацион в 4-5, а в экстремальных условиях и в 10 раз больше, чем запрограммировано природой.

…Среднесуточный рацион последовательней системы естественного оздоровления составляет менее 1000 ккал. Причем это не расчетная, а реальная цифра, подтверждаемая многолетним опытом десятков тысяч людей, живущих естественной жизнью. Не будем мелочными и округлим ее до 1000 ккал».

Много внимания уделяет Г. Шаталова разработанному и поставленному по ее методике эксперименту со сверхмарафонцами.
В отличие от обычного марафона, дистанция которого составляет 42 км 195 м, сверхмарафонцы преодолевали за 7 дней до 500 км, или около 70-72 км в день. Такая предельная для человеческого организма нагрузка вполне соизмерима с самой тяжелой физической работой. И сверхмарафонцы, и занятые таким трудом работники расходуют в день до 6000 ккал.
Суть эксперимента состояла в том, что в группу из 40 сверхмарафонцев Шаталова включила несколько подготовленных по ее методике спортсменов. Первые питались по рационам, составленным специалистами-«калорийщиками», и потребляли в сутки примерно 190 г белка, около 200 г жира и 900 г углеводов, что в пересчете и давало те самые 6000 ккал. Набор продуктов полностью соответствовал представлениям «теоретиков» и состоял из мяса во всех мыслимых видах, вермишели, макарон, сладостей. Спортсмены, входившие в группу Шаталовой, получали в сутки 28 г белка, 25 г жиров, 180 г углеводов, что по принятой «калорийщиками» методике расчета соответствовало 1200 ккал. Зато продукты были полноценными, энергоемкими, сохранившими свои природные свойства: свекла, свежая зелень, фрукты, овощи, крупы. Строго соблюдалась гигиена питания. Пища принималась в соответствии с необходимым временем ее переваривания и всасывания питательных веществ. Для сверхмарафонцев все эти тонкости, составляющие неотъемлемые элементы культуры питания человека, в расчет не принимались, так как калорийная теория «других богов, кроме килокалорий тепла, не признает. Гигиены целебного питания для ее сторонников не существует».

Во всем остальном (в физических нагрузках, режиме дня) никаких различий между участниками эксперимента не было. Сравнительный анализ, проведенный специалистами Института физкультуры, показал, что питомцы Шаталовой оказались более выносливыми и, самое интересное, не только не теряли массы, но и прибавляли ее.
Приводится выдержка из протокола, зафиксировавшего результаты четырехдневного пробега Академгородок-Барнаул, в котором участвовали члены клуба любителей бега Сибирского отделения АН СССР. В день они пробегали по 50 км, затачивая на каждый километр 4-5 минут.

«Ежедневно до и после бега, - говорится в документе, - проводилось взвешивание участников с точностью до 50 г. За время пробега трое сохранили массу без изменения, четверо прибавили в массе от 0,7 до 2 кг». Марафонцы, питающиеся по нормативам калорийной теории, за одно соревнование теряют в массе до 4 кг.
Результаты этого эксперимента были восприняты сторонниками калорийной теории как гром среди ясного неба, так как по их представлениям 1200 ккал недостаточно даже для того, чтоб возместить минимальные энергозатраты организма, находящегося в состоянии полного покоя (основной обмен). Основной обмен, здорового человека, живущего по системе Шаталовой, составляет 250-450 ккал вместо 1200-1700 ккал обычного человека, называемого практически здоровым.

Наступил триумф Г. Шаталовой:
«В разработанной мной системе нашло практическое воплощение большинство идей, высказывавшихся в разное время крупнейшими учеными мира, которые много и плодотворно размышляли о месте человека в живой и неживой природе, о бесчисленных нитях, связывающих его с Вселенной. Причем каждая из них, прежде чем быть включенной в систему, проходила придирчивую практическую проверку в многочисленных опытах и экспериментах, часть которых я уже привела, и буду приводить в дальнейшем. В результате удалось опровергнуть старые представления о значении пищи в восполнении энергетических затрат человеческого организма. Но калорийная теория не сдает своих позиций. Она будет сохранять их до тех пор, пока вы сами не откажете ей в своей молчаливой поддержке, не избавитесь от привычек и пристрастий, составляющих для нее благодатную почву.

…Концепция целебного питания родилась не на пустом месте. Я провела целую серию собственных экспериментов, показавших, как мало стоят представления теоретиков сбалансированного питания. Результаты экспериментов документально зафиксированы специалистами НИИ физической культуры в беспристрастных строках официальных протоколов.
Одним из первых экспериментов, на теоретическую и практическую подготовку которого у меня ушло не менее 10 лет, был эксперимент со сверх марафонцами».

Г. Шаталова выражает свою искреннюю признательность молодым инженерам М, Куклачеву и К. Яценко, которые были не простыми исполнителями ее назначений и рекомендаций, а активными участниками проводимых ею исследований и экспериментов. Они стали одними из первых ее последователей, перешедших на естественный образ жизни и целебное питание, которые включились в посвященные Дню космонавтики ежегодные многодневные пробеги из Гагарина, через Калугу и Москву, в Звездный. В организации этих пробегов Шаталова принимала непосредственное участие, поскольку работала в те годы в Институте космических исследований, где возглавляла сектор отбора и подготовки космонавтов.

По просьбе Шаталовой К. Яценко вновь перешел на традиционное сбалансированное питание. Некоторое время его пищей были самые изысканные деликатесы, какие только она могла купить на свои скромные сбережения. После этого он вместе с М. Куклачевым вновь принял участие в очередном традиционном пробеге из Гагарина в Звездный. И если М. Куклачев, продолжавший питаться естественной целебной пищей, не потерял на дистанции ни грамма своей массы, то К. Яценко за несколько дней похудел на 8 кг.

Г. Шаталова описывает подготовку своего первого официально зарегистрированного эксперимента со сверхмарафонцами. Было решено включить в состав участников очередного ежегодного массового пробега 1983 года, посвященного Дню космонавтики, группу спортсменов, которые перешли на питание растительной пищей, сохраняющей естественные биологические свойства исходных продуктов.
Их стол отличался обилием свежеприготовленных салатов, кашами из цельных круп, отварами целебный трав с медом. Поскольку спортсмены жили все вместе, члены комиссии имели полную возможность убедиться в том, что никто ничего украдкой не ел.

Контрольной группой был фактически весь основной состав сверхмарафонцев – участников забега. Однако для протокола из их числа отобрали четырех спортсменов, которые по уровню подготовки и физическим возможностям примерно соответствовали членам экспериментальной группы.
Рацион питания спортсменов контрольной группы был составлен по нормам, разработанным Институтом питания, и включал в себя высококалорийную пищу, богатую белками, жирами и углеводами. Состав продуктов был соответствующим этим нормам: мясо во всех видах, рыба, вермишель, макароны, хлеб, наваристый суп, крепкий чай, кофе, какао, шоколад, консервы, «Геркулес», избыток поваренной соли и сладостей.

Во всем остальном никаких различий между спортсменами не было. Им предстояло преодолеть за семь дней около 500 км. При этом выпадающие на их долю нагрузки можно было сравнить с нагрузками молотобойцев или шахтеров. В соответствии с таблицами, разработанными Институтом питания в Москве, они должны были потреблять от 5000 до 6000 ккал. Спортсмены экспериментальной группы в период подготовки к пробегу получали не более 800 ккал, а в дни тяжелых нагрузок – до 1200 ккал.

Накануне старта члены комиссии не скрывали своей убежденности в провале эксперимента. Они уверяли Шаталову, что члены ее группы сойдут с дистанции на первых же километрах, если не накормить их мясом, колбасами, сыром, творогом, не напоить крепким чаем с сахаром, если не подкреплять их силы во время пробега солеными сухариками и геркулесовым отваром с солью. Пугали тем, что при недостатке соли в организме неизбежны судороги мышц. Однако уже на второй день пробега лица контролеров стали задумчивыми, на третий – вновь повеселели, но уже потому, что эксперимент шел по предсказанному Шаталовой сценарию. Члены контрольной группы приходили к финишу очередного этапа обессиленными, измотанными, а участники экспериментальной группы – бодрыми и свежими. Объективные результаты обследований свидетельствовали о том, что они, не в пример соперникам, оказались более выносливыми и не только не теряли, но и прибавляли в массе.
Обследования, проведенные в ходе эксперимента психологами, позволили установить и еще одну закономерность: участники экспериментальной группы отличались устойчивостью эмоционально-психической реакции в отношениях с окружающими, большей доброжелательностью, спокойствием, готовностью помочь.

Г. Шаталова описывает экспедицию горных туристов с ее участием в альпинистском лагере Ала-Арча. Туристы поднимались до восхода солнца и без завтрака уходили в горы. Проходили около 15 км (по шагомеру, который брали с собой) и к пяти часам вечера возвращались в лагерь. Здесь их взвешивали и обследовали, после чего они шли обедать.
В рацион входили горячие похлебки, свежеприготовленные каши из проросшей пшеницы, отвары дикорастущих трав. После обеда, спокойно беседуя, туристы проходили еще 10 км, но теперь уже не вверх, а вниз по склонам гор, после чего возвращались. Таким образом, за день они преодолевали около 25 км. Спали на открытом воздухе, ели 1 раз в день, пили 2 раза. Ни один из туристов не похудел, ничем не заболел. Напротив, разъезжались поздоровевшими, полными сил.

Эксперименты с альпинистами и горными туристами завершились переходом по горным тропам из Нальчика в Пицунду, продолжавшимся 23 дня. В это время суточный рацион состоял из 50 г гречневой крупы и 100 г сухофруктов при тяжелейших физических нагрузках. За дни путешествия участники преодолели четыре горных перевала. В Пицунду вошли бодрыми, жизнерадостными, тогда как случайные попутчики – туристы, питавшиеся в соответствии с рекомендациями теории сбалансированного питания, едва передвигали ноги от усталости.
Еще более впечатляющим были результаты четырех, организованных Шаталовой, пеших переходов через среднеазиатские пустыни. И она, и ее спутники получали с пищей не более 600 ккал в сутки, проходя при этом до 30-35 км в день по сыпучим пескам в условиях резко континентального климата пустыни.

Г. Шаталова описывает также свои исследования возможности снижения общепринятой нормы потребления воды при летних походах в пустыне. В ходе экспериментов ей удалось снизить водопотребление в условиях пустыни в 10 раз. Была учтена рефлекторная реакция слизистой рта в пустыне. На потребление обычной холодной воды она тут же откликается безумной жаждой. Оказалось, что достаточно взять в рот обычный камешек или изюминку, чтобы начала выделяться слюна – естественная структурированная жидкость, и жажда утихала. Тот же эффект дает горячая вода с добавлением трав.
Отчетный доклад в НИИ физкультуры о результатах всех экспериментов, проведенных Г. Шаталовой в 1983-1989 гг., произвел настолько большое впечатление, что ей были выделены средства на осуществление еще одного – заключительного, самого масштабного и доказательного. О нем говорилось в самом начале этой главы. К сказанному там остается добавить, что участники шли на восходах и закатах. Ели один раз в день, пили зеленый чай с добавленным в него изюмом, который обладает свойством охлаждать кожу. Потребление воды не превышало 1 л в сутки. На финише все чувствовали себя великолепно, не только сохранив массу своего тела, но и увеличив ее (при минимальном количестве пищи и воды).

Успехи в такой степени вскружили голову Шаталовой, что в своих выводах она позволила себе называть обычных людей людьми искусственными, а вегетарианцев – людьми разумными. Но сейчас мы временно отложим наши возражения и постараемся сохранить стиль самой Шаталовой, чтобы у читателей сложилось точное представление о ней и ее собственном изложении своих мыслей.
Выводы Г. Шаталовой после ее экспериментов таковы:
«Оказалось, что у людей искусственных основной обмен, то есть потребление организмом энергии в состоянии полного покоя, более чем в 4 раза выше, чем у человека разумного: соответственно 1200-1700 и 250-450 ккал. У представителей первой группы ритм дыхания 18-20 циклов (вдох-выдох) в минуту, у второй группы – 4-5. Человек искусственный потребляет почти в 5 раз больше пищи, чем человек разумный.
…Таковы факты. Те самые факты, которые составляют основу любой науки, и объяснять которые призвана любая серьезная теория, претендующая на высокой звание научной. Как же реагируют на них теоретики сбалансированного питания? Да никак. Признать и принять эти факты – значит признать и несостоятельность собственных постулатов. Опровергнуть? Но как, если эти факты – сама жизнь. …Ситуация, прямо скажем, тупиковая. Как же эти горе-ученые пытаются из нее выбраться?

Самый распространенный прием – сделать вид, будто речь идет о чем-то настолько незначительном, что не стоит даже спускаться с олимпийских вершин подлинной науки, чтобы разглядеть это микроскопическое нечто».

Г. Шаталова говорит здесь о своих низкокалорийных и низкобелковых рационах. Официальные критики Г. Шаталовой считают, что при рационах с энергетической ценностью в 1000 ккал, рекомендуемых ею, неизбежно возникновение дистрофических нарушений у значительной части лиц. Но Шаталова убеждена:
«Низкокалорийное и малобелковое питание позволяет и сохранять, и возвращать людям физическое здоровье.
…Еще древние говорили о том, что могучие воины Спарты получали свой суточный рацион питания на вечерней заре, в строю, причем весь он умещался в ладонях. Тем не менее, он не только удовлетворял аппетит, но и сохранял их волю, выносливость, массу тела».


 


Просмотров: 2183
Рекомендуем почитать



Популярное на сайте
Wi-Fi вредит нашему здоровью Сода лечит рак Как я делала аборт Мама биолог о вакцинации Опасная игрушка - неокуб Red Bull и его вред нашему здоровью