Правда о медицине

ГМО, вакцинация, лекарства, медицина, опасная еда, курение, алкоголь, косметика,что нас убивают

Вакцины - рак в шприце Это НЕОБХОДИМО знать — профилактика образования тромбов Болезнь не есть ни жестокость, ни наказание... Что происходит в теле при обливании холодной водой
Новости



Loading...
Подписываемся в нашу группу в ВК

Медицинская Правда
Подписаться письмом

Глава 9 Ошибки чемпиона мира по штанге и академика-кардиохирурга, или Два требования эволюции к прямоходящим

 При чтении предыдущих глав могло сложиться мнение, будто автор считает межпозвонковые диски вообще неповреждаемыми.

Нет, такое мнение ошибочно. Межпозвонковые диски можно повредить, это случается, но крайне редко. И что особенно важно, межпозвонковые диски при повреждениях не «высыхают», не дистрофичны, они повреждаются механически, буквально разрушаются. Нужно приложить многократно чрезмерные усилия или не многократно, но чрезвычайной силы воздействия, чтобы разрушить межпозвонковые диски.

В качестве примера автор берет на себя смелость заочно проанализировать заболевание экс-чемпиона мира по штанге Юрия Петровича Власова. У нас нет на это его согласия. В качестве разрешения мы считаем возможным сослаться на книги и статьи самого Юрия Власова. Итак, ниже приводятся симптомы заболевания только со слов экс-чемпиона, комментарии — автора.

«Медицинская газета», 12 августа 1988 г., статья Юрия Власова «Считаю, что достиг цели…»: «Из-за чудовищных болей в позвоночнике я должен был каждые четверть часа присаживаться на корточки — тогда боль стихала».

Это типичная мышечная блокада межпозвонковых дисков (вариант симптома Ласега).

Юрий Власов, «Справедливость силы», журнал «Аврора» № 9–12, 1988 г.: «Богдасаров сказал: “У тебя снова побаливают почки”» (Богдасаров — тренер чемпиона мира).

С учетом предыдущего, это уже крайне редкий случай мышечной блокады, скорее всего, сразу четырех дисков поясничного отдела позвоночника, а именно: второго, третьего, четвертого и пятого.

«В Хабаровске я оставил Ту-114 с олимпийской делегацией из-за мозгового спазма. Самолет улетел, а мне куда? Слабость, порой рвота с кровью, и земля норовит сбить с ног…»

«А раскис я тогда основательно. Даже в забытьи мутило, и все не хватало воздуха».

 «Человек спрашивает, куда я теперь. Говорю, надо на поезд, самолет сейчас не для меня».

Юрий Власов принимает совершенно правильное решение сменить самолет Ту-114 на поезд. Очередное обострение мышечной блокады дисков у него спровоцировано вибрациями, которые на самолетах Ту-114 были очень большими. На самолетах этого типа в средних рядах стояли обычные столы. Вибрации же были столь сильными, что подносы с едой подпрыгивали на столах.

«Как по расписанию, маршировали повышения температуры, ознобы, ледяные потения, невозможность спать больше пяти часов…»

Теперь уже ясно, что компрессия спинномозговых нервов, вызванная мышечной блокадой дисков, привела к тяжелому расстройству деятельности внутренних органов, в первую очередь, почек. Систематические мышечные блокады и многочисленные нагрузки чрезвычайной силы могли привести к разрушению межпозвонковых дисков, в пользу чего свидетельствуют тяжелые расстройства внутренних органов.

А вот и результат: «Старый хирург рассказывал мне после первой операции (она состоялась в марте 1983 года) о том, как безжалостно поглумилась надо мной боль. Его поразила мощь моего позвоночного столба, когда он обнажил его скальпелем. “Ничего подобного я не видел за всю жизнь”, — сказал он. В то же время его поразила изношенность позвоночного столба. Такую тотальную изношенность ему тоже пришлось увидеть впервые».

Что же явилось первопричиной болезни Юрия Власова?

Можно утверждать, что такой причиной была ошибка чемпиона мира и его тренера. Ошибка заключалась в недостаточной тренированности глубоких мышц спины, отставании в тренировках боковых наклонов и вращений туловища в пояснице при максимальных нагрузках на фоне опережающей тренированности мышц, обеспечивающих прямое взятие веса.

Справедливости ради отметим, что ни Ю. Власов, ни его тренер, ни другие штангисты мира до сего времени не имели теоретических оснований для надлежащей тренировки боковых наклонов и вращений в пояснице, такие основания даются в настоящей работе впервые.

Грубо говоря, Ю. Власова подвела его тонкая талия, изумлявшая весь мир. Говоря научно, подвела недостаточная мышечная масса в области поясницы, недостаточная тренировка ее боковой наклонной и вращательной подвижности. Не было соблюдено первое требование эволюции к прямоходящим, требование разумной подвижности, о котором мы говорили выше.

Приведем еще одну цитату из книги Ю. Власова. Тренер Ю. Власова Богдасаров говорит о Л. Жаботинском, сопернике чемпиона мира: «Вся сила в огромном животе. Сгони с него хотя бы пятнадцать килограммов — жалкий будет на помосте».

Очевидно, что Л. Жаботинский был более защищен от мышечных блокад поясничной области позвоночника. Достаточный «мышечный корсет» (огромный живот) защищал атлета.

В случае с Ю. Власовым мы предполагаем недостаточные мышечную массу и тренировку подвижности поясничной области. Однако выше мы говорили о втором требовании эволюции к прямоходящим. Это требование минимальной мышечной массы спины (туловища).

Если первое требование означает необходимость тренировать подвижность, соответствующую максимальным рабочим нагрузкам человека, то второе означает необходимость минимальной мышечной массы спины, способной обеспечить обычные, повседневные (не максимальные) рабочие нагрузки.

В качестве примера автор снова берет на себя смелость заочно проанализировать заболевание, на этот раз известного академика-кардиохирурга Н. М. Амосова. И в этом случае у нас нет согласия Н. М. Амосова, и в качестве разрешения мы считаем возможным сослаться на его книгу «Раздумья о здоровье» (1987 г.).

Академик Н. М. Амосов убежден, что «идеальный вес не имеет ценности», что при его росте в 168 см целесообразно иметь вес в 55–57 килограммов. Автор же считает этот вес существенно недостаточным. В этом и заключается, по нашему мнению, ошибка академика-кардиохирурга.

Недостаточный вес неизбежно означает и недостаточность «мышечного корсета» позвоночника. В этом случае его хозяина ждали неизбежные блокады, в первую очередь, в области поясницы и шеи. Но академик Н. М. Амосов систематически и много тренирует свои мышцы, свою подвижность. В результате тренировок наиболее опасные области поясницы и шеи оказались у него защищенными от мышечных блокад. Таким образом, вся тяжесть недостаточности мышечной массы вдоль позвоночника от недостаточности общего веса будет сказываться в грудном отделе позвоночника, глубокие мышцы которого значительно труднее поддаются тренировке. Это значит, что уже при обычных нагрузках (не чрезмерных) возможны проявления мышечных блокад дисков в виде компрессии спинномозговых нервов, иннервирующих сердце, диафрагму, печень, желчный пузырь. В отношении сердца нарушение иннервации уже имеет место, по крайней мере, с 1985 года. Мы убеждены, что при весе в 66–68 килограммов Н. М. Амосов был бы автоматически защищен от нарушения иннервации сердца, не было бы нужды в электростимуляторе, вшитом Н. М.  Амосову в январе 1986 года. Другие причины нарушения иннервации сердца у Н. М. Амосова не просматривались. Заболевание было функциональным, восстановимым.

В качестве основного элемента лечения необходимо было восстановить искусственно сниженный вес.

В книге академика Н. М. Амосова много кардиологических ошибок. О вшитом ему электростимуляторе сердца говорится: «Электрод проведен через вены внутрь сердца, прямо к мышце правого желудочка». Очевидно, электрод должен быть проведен к мышце правого предсердия.

До сентября 1985 года пульс у Н. М. Амосова был равен 50 при нормальном артериальном давлении 120/75 мм рт. ст. В редком пульсе «обвиняется» синусовый узел сердца: «Оказалось, что мой редкий пульс связан со слабостью этого узла, а не только с хорошей тренированностью сердца, как я думал». Синусовый узел у академика Н. М. Амосова функционировал до и после операции вшивания электростимулятора нормально. Редкий пульс означал не слабость синусового узла, а ослабление его вегетативного возбуждения. Это было предупреждение о том, что продолжение ослабления вегетативного возбуждения неизбежно приведет к полной блокаде сердца. Пульс 50 — обычная нижняя предблокадная граница частоты сокращений сердца. Способность сердца учащать ритм при нагрузках не была утрачена. Следовательно, вегетативное возбуждение еще функционировало. Возникшая аритмия подтверждает сказанное. Синусовый узел еще являлся «исполнителем воли» вегетативной нервной системы.

Далее академик Н. М. Амосов пишет: «Но в сентябре 1985 г. синусовый узел отказал совсем. Пульс снизился до 36–40, и сердце потеряло способность учащать ритм при нагрузках. Формально я стал инвалидом. Спасла только хорошая тренированность сердечной мышцы. При столь редком пульсе я нормально работал и оперировал. Физкультура продолжалась».

В сентябре 1985 года у Н. М. Амосова отказал не синусовый узел, а возбуждение его вегетативной нервной системой. Если бы отказал синусовый узел, то пульс снизился бы до 18–20. Именно синусовый узел обеспечивает автономную работу сердца при отсутствии вегетативного возбуждения, но с пониженной до 36–40 частотой сокращений и отсутствием реакции на нагрузки. Теперь уже синусовый узел самостоятельно управлял сокращениями сердца. И вовсе не спасла Н. М. Амосова «только хорошая тренированность сердечной мышцы». В кардиологии давно известно, что люди с блокадой сердца и без хорошей тренированности сердечной мышцы успешно трудятся долгие годы, выполняя очень ответственную работу. Среди них отмечаются и ученые, и государственные деятели, и даже спортсмены и люди физического труда.

Таким образом, замечательный кардиохирург академик Н. М. Амосов оказался несостоятельным кардиологом. Естественно, последовал и ошибочный вывод: «При подобной блокаде сердца полагается вшивать электростимулятор». В конкретном случае с Н. М. Амосовым вшивать электростимулятор не следовало, достаточно было восстановить вес и, может быть, для ускорения восстановления вегетативного возбуждения сердца прибегнуть к акупунктуре.

Теперь же вшитый электростимулятор не позволяет восстановить вес. Об этом Н. М. Амосов не знает, настоящее сообщение на эту тему является первым. Восстановление веса приведет к восстановлению естественного вегетативного возбуждения синусового узла, которое наложится на возбуждение синусового узла от электростимулятора. Несовпадение двух возбуждений по частоте и фазе можно считать событием практически достоверным. В результате может возникнуть искусственная неустранимая фибрилляция всего сердца с катастрофическими последствиями.

Вот к чему приводит увлечение хирургическими методами лечения без самой крайней на то необходимости. К этому вопросу мы еще вернемся ниже. Здесь же необходимо подчеркнуть, что мнение Н. М. Амосова «Пришел к заключению, что у меня была так называемая врожденная слабость синусового узла, которая, естественно, увеличилась с возрастом» принципиально ошибочно; врожденной слабости синусового узла в данном случае не было.

В книге «Раздумья о здоровье» академик Н. М. Амосов беспокоится о своем будущем: «Конечно, старение идет по своим законам, и кто знает, какой орган откажет следующим?»

Вероятнее всего, это будут печень и желчный пузырь. Не из-за старения, а из-за недостаточного веса и, соответственно, недостаточной массы глубоких мышц в грудном отделе позвоночника. В этом случае для устранения болей в печени, мучительных запоров могут потребоваться удаление вшитого электростимулятора и затем интенсивное восстановление веса. Разумной альтернативы нет.

Наши рассуждения об опасности уменьшения веса человека ниже того его значения, которое обеспечивает минимально необходимую мышечную массу спины, не следует принимать за призыв к безответственному увеличению веса, ведущему к опасностям другого рода. Только одновременное рассмотрение двух известных положений (Н. М. Амосов), кажущихся противоречивыми, о том, что «жадные выживают» и что, в то же самое время, среди животных в природных условиях нет имеющих лишний вес, приведет к правильному выводу. Каждое из этих положений, рассматриваемое отдельно, приводит к абсурду.

Допустимая естественная нижняя граница веса индивидуальна, у каждого человека своя. Систематические тренировки позволяют снизить допустимую границу за естественные пределы. Представителям некоторых профессий (балерины, жокеи) удается ценой огромных физических тренировок, охватывающих весь объем глубоких мышц спины, значительно снижать собственный вес без потери здоровья. Но все они живут постоянно на грани опасности изнуряющих запоров, болей в печени, блокады сердца. По этой причине анализ заболевания академика Н. М. Амосова поучителен.

Однако систематические насыщенные тренировки не всегда позволяют совместить профессиональные требования малого собственного веса со здоровьем. В подобных случаях единственным выходом из положения является быстрое восстановление веса, применение акупунктуры для ускорения восстановления функций внутренних органов.

Рассмотренные нами примеры заболеваний Юрия Петровича Власова и Николая Михайловича Амосова типичны и приводят с разных сторон (подвижность, минимальная мышечная масса) к необходимости следить за нормальным состоянием «мышечного корсета» позвоночника и в этом смысле могут быть объединены водин общий синдром. Может быть, имя ему «синдром Амосова-Власова»? А смысл — несоответствие глубокой мускулатуры спины нагрузкам, характерным для данного человека.

Подчеркиваем, что эволюция сформировала нас точно такими же, как и наших достаточно далеких предков, у которых подвижность и минимальная масса «мышечного корсета» позвоночника обеспечивались автоматически образом их жизни. Нужно было просто жить без какой-либо платы за прямохождение. Это же имеет место в наше время у животных в природных условиях. Именно поэтому мы адресуем требования эволюции только «испорченным» достижениями цивилизации прямоходящим современным людям, искусственно отступающим от естества своего.

От современных людей практически требуется всего лишь быть самими собой, а не эволюционно неестественными кресельно-телевизионными людьми, а также иметь нормальный вес.

Важно понимать, что у каждого человека всегда есть определенный «мышечный корсет» позвоночника. Этот «мышечный корсет» может не соответствовать, в одном случае, максимальным нагрузкам на организм, а в другом — даже обычным нагрузкам.  Тогда необходимо усиление существующих мышц спины; неверно считать, что окончание периода острых болей уже означает начало формирования защищающего диски «мышечного корсета»

(Я. Попелянский).

Острые боли в позвоночнике означают не отсутствие, а слабость «мышечного корсета».

Натренировать мышцы спины впрок на длительное время невозможно. Без постоянных нагрузок мышцы утрачивают свою мощь. Отсюда простой вывод — тренировать мышцы спины (и не только спины) насущно необходимо всю жизнь. Не от случая к случаю, а постоянно, всю жизнь!


Просмотров: 1402
Рекомендуем почитать



Популярное на сайте
Георгий Сидоров рассказывает о народном рецепте лечения рака Черный список препаратов с недоказанной эффективностью Вред сахара (более 70 факторов) Зачем "медицине" свежая плацента и пуповина наших детей? Почему постоянно хочется спать? Red Bull и его вред нашему здоровью