Правда о медицине

ГМО, вакцинация, лекарства, медицина, опасная еда, курение, алкоголь, косметика,что нас убивают

Не давайте лимфе застаиваться! Первый половой акт или закон Рита Искренние отношения – путь к здоровью 3 кита философии натуропатии
Новости



Loading...
Подписываемся в нашу группу в ВК

Медицинская Правда
Подписаться письмом

Глава 9. Кому нужны пролонгированные формы нитроглицерина?

Ошибочное трактование стенокардии как длительного спазма коронарной артерии на почве атеросклероза привело к тому, что профессор Г. Д. Мыш (Новосибирск) разработал столь же ошибочный хирургический метод лечения стенокардии и профилактики инфаркта миокарда.

Метод широко освещался в печати и обойти его молчанием не представляется возможным, освещение в печати было очень положительным и очень непрофессиональным.

Смысл этого метода состоит в провокации длительного воспаления околосердечной сумки (сорочки, перикарда).

Начало свое метод берет из наблюдений петербургского терапевта В. М. Кернига, который еще в 1898 году отметил, что многие больные, перенесшие послеинфарктный перикардит (воспаление околосердечной сумки), избавились от загрудинных болей. Отсюда возникла мысль создать длительно существующее асептическое (безмикробное) воспаление околосердечной сорочки и использовать его для лечения загрудинных болей.

В разработке своего метода профессор Г. Д. Мыш исходил из опыта американского хирурга К. Бека, вводившего в полость перикарда тальк или асбест. Возникавшее асептическое воспаление усиливало приток крови к сердцу. Между сорочкой и сердцем в сращениях развивались сосуды. Кровоснабжение сердца улучшалось, исчезали загрудные боли. Но сердце попадало в неблагоприятные условия, сорочка становилась для него как бы панцирем. Профессор Г. Д. Мыш обходится без сращения сердечной сорочки и миокарда. Сорочка обнажается без вскрытия грудной полости, через небольшой участок удаленного ребра Обнаженная передняя поверхность перикарда «сжигается» трихлоруксусной кислотой и присыпается тальком. Начинается воспаление. Оно усиливает кровообращение (васкуляризация), обеспечивает дополнительный приток крови к сердцу. Операция длится 12— 20 минут, хирургическое вмешательство минимальное.

Умудренный нашими предыдущими исследованиями читатель вправе спросить, какое отношение этот метод имеет к стенокардии и инфаркту миокарда?

Да, этот метод в принципе не имеет отношения к ишемической болезни сердца при стенокардии, длящейся 20 — 30 минут без какого-либо хирургического вмешательства, метод не имеет смысла. Замысел автора о профилактике инфаркта миокарда несостоятелен — от возможных эмболов из легочных венозных сосудов коронарные артерии он не защищает.

Может ли метод быть полезным при приобретенных пороках сердца? На этот счет не удается усмотреть никаких положительных прогнозов. Не случайно метод решительно отвергается многими кардиологами, хотя необходимые для этого теоретические основания даются только теперь.

В последние годы получили широкое распространение разновидности нитроглицерина с так называемым пролонгированным (продленным) действием.

Несмотря на прямо-таки огромную популярность сустака, тринитролонга, нитронга и многих других лекарственных средств этого типа, мы задаемся вопросом: кому нужны все эти пролонгированные формы нитроглицерина?

При стенокардии пролонгированные формы нитроглицерина бессмысленны, требуется кратковременное немедленное и сильное коронарорасширяющее действие, обеспечиваемое обычным нитроглицерином.и не обеспечиваемое его пролонгированными формами.

При инфаркте миокарда всегда делают попытку освободиться от эмбола, закупоривающего коронарную артерию. Для этого нужен быстро и сильно действующий нитроглицерин, а не его пролонгированные формы. Когда убеждаются, что коронарорасширяющее воздействие не помогает, срочно прибегают к фибринолитикам. Никакое промедление здесь недопустимо, фермент фибринолизин эффективно рассасывает эмболы, тромбы в течение первых шести часов с момента их образования.

Применение пролонгированных форм нитроглицерина в послеинфарктном периоде препятствует восстановлению собственного кровообращения миокарда, создавая вредный искусственный фон благополучия и толкая организм к бездействию.

Таким образом, при ишемической болезни сердца пролонгированные формы нитроглицерина не нужны и, более того, вредны.

Огромное количество нитропрепаратов пролонгированного действия употребляют больные декомпенсированными приобретенными пороками сердца. Здесь, кстати, содержится ответ тем кардиологам, которые считают, что таких больных мало. Их очень много. Но и у них систематическое употребление коронарорасширяющих средств, особенно пролонгированного действия, мешает переходу приобретенных пороков сердца в компенсированную форму.

В итоге, мы снова задаем вопрос: кому же действительно нужны пролонгированные формы нитроглицерина?

Только больным декомпенсированными приобретенными пороками сердца перед настоящей физической или психоэмоциональной разовой нагрузкой. Речь идет именно о разовой нагрузке.

Систематический прием пролонгированных форм нитроглицерина ведет к дезорганизации кровообращения мышцы сердца. Более того, частое употребление нитроглицерина в любой его форме при атеросклерозе коронарных артерий может привести к тому, что очередное расширение артерии разрушит ее.

Возникает закономерный вопрос: какую цель преследуют кардиологи, выписывая тысячи рецептов на пролонгированные формы нитроглицерина для систематического приема?

При инфаркте миокарда для рассасывания свежей закупорки коронарной артерии применяют фибринолизин. Вместе с фибринолизином вводят антикоагулянты, чаще всего гепарин, для снижения свертывания крови. Введение антикоагулянтов оправдывалось существовавшим представлением об инфаркте миокарда как о результате закупорки коронарной артерии тромбом. Теперь, когда мы утверждаем представление об инфаркте миокарда как эмболии коронарных артерий, необходимо одновременно подвергнуть сомнению пользу введения антикоагулянтов вместе с фибринолитиками. Антикоагулянты могут усилить эмболию, не принося пользы в рассасывании закупорки коронарной артерии.

Кроме того, антикоагулянты несовместимы с рядом лекарственных препаратов (аспирин и др.), создают опасность кровотечений, гематом, гематурии (необходимо регулярно следить за уровнем протромбина в крови, характером и окраской мочи и кала), несовместимы с печеночной патологией, не допускают резкой отмены и изменений в назначении (возможно повышение свертывания крови).

Небольшой комментарий в связи с одной из пересадок сердца. В газете «Ленинградская правда» по поводу проведенной пересадки донорского сердца сообщалось, что реципиент в прошлом году перенес три инфаркта и ежедневно принимал по три упаковки нитроглицерина, другие препараты, чтобы хоть как-то облегчить мучительные приступы стенокардии.

Но из этого сообщения видно, что у реципиента была не стенокардия! Приведенные газетой сведения позволяют заключить, что реципиент страдал тяжелейшим декомпенсированным пороком сердца и одновременно тяжелым атеросклерозом венозных сосудов легких (три инфаркта за год!) и послеинфарктной недостаточностью сердца. А это значит, что операция с самого начала была обречена на неудачу. Пересаженное донорское сердце, свободное от пороков и послеинфарктной недостаточности, не имело защиты от очередных эмболов венозных сосудов собственных легких реципиента, не говоря уже о послеоперационных эмболах. Донорскому сердцу обеспечивался инфаркт миокарда. Надежда на успех операции у такого больного появлялась при одновременной пересадке сердца и легких. Или после предварительных мероприятий против атеросклероза.

Мы неизбежно еще и еще раз приходим к проблеме атеросклероза. Но этой проблеме будет посвящено отдельное частное расследование.


Просмотров: 2033
Рекомендуем почитать



Популярное на сайте
Wi-Fi вредит нашему здоровью Влияние курения, алкоголя, наркотических и токсических средств на потомство Самые вредные продукты питания в России Георгий Сидоров рассказывает о народном рецепте лечения рака Опасная игрушка - неокуб Налет на языке