Правда о медицине

ГМО, вакцинация, лекарства, медицина, опасная еда, курение, алкоголь, косметика,что нас убивают

Первый половой акт или закон Рита Как помочь надпочечникам без медикаментов Зарождение новой расы - обладающие двумя сердцами Майкл Поллан: Чем темнее хлеб, тем дольше живешь
Новости



Loading...
Подписываемся в нашу группу в ВК

Медицинская Правда
Подписаться письмом

IX. Естественный отбор на клеточном уровне - главный защитник организма от рака, три скорости развития чужеродных поражений и три типа защиты организма от них. Главное назначение интерферона - защита

 

Автор первого учебника «Иммунология» академик Р. В. Петров, рассказывая о создании книг для широкого круга читателей, писал в газете «Известия» (26 октября 1988 г.):

«Когда что-то хочешь объяснить очень точно и очень понятно, то поворачиваешь идею и так, и этак, опровергаешь сам себя. И доводишь, в конце концов, мысль до отточенности либо, напротив, отвергаешь ее начисто... Я думаю, такой процесс естествен: то, что не высказано, остается на уровне интуитивного озарения или догадки».

Слова академика Р. В. Петрова невольно вспоминаются в связи с необходимостью высказать свою точку зрения по вопросу о главном защитнике организма от рака, которому иммунная система лишь помогает в этом благородном деле.

Важнейшей особенностью главного защитника организма от рака следует признать тот факт, что все победы над злокачественными опухолями достигаются этим защитником без непосредственного контакта кровеносной системы с опухолями. Главный противоопухолевый защитник организма человека только потому самостоятельно достигает успехов в борьбе со злокачественными опухолями, что уничтожает их еще в то время, когда они изолированы от кровеносной системы и еще не стали раковыми, а следовательно, когда они практически изолированы и от иммунной системы организма.

Вывод: успешно в 83 % действующая в организме человека противоопухолевая защита функционирует без непосредственного участия кровеносной и иммунной систем и действует главным образом на дораковом этапе развития злокачественных опухолей.

Такими показателями обладает в организме единственная защитная система. Остается назвать главного противоопухолевого защитника организма человека, упорно не замечаемого медициной в этой роли. Это естественный отбор на клеточном уровне.

Приведем основные положения о естественном отборе из курса «Биология» под ред. В. Н. Ярыгина (1985):

«Возникновение и закрепление новых разновидностей и видов при случайном характере первичной изменчивости Ч. Дарвин связал с явлением борьбы за существование и естественным отбором. Борьбу за существование Ч. Дарвин понимает в широком метафорическом смысле — это любая зависимость одного организма от другого или же от условий окружающей среды. Он выделяет три формы борьбы за существование. Конституциональная борьба зависит от вариабельности конституции организмов, что обусловливает разное соответствие их особенностям действия абиотических факторов среды, например климата. Межвидовая борьба происходит между организмами разных видов. Содержанием внутривидовой борьбы служит столкновение интересов особей одного вида. Борьбу за существование Ч. Дарвин связывает со стремлением организмов размножаться в геометрической прогрессии. Благодаря этой борьбе из огромного числа особей каждого вида, которое появляется на свет, до взрослого состояния доживает лишь незначительная часть, остальные же погибают в результате жизненной конкуренции, "борьбы за жизнь". Преимущество в борьбе обусловливает не только сохранение жизни особи, но и успех в оставлении потомства. Вследствие борьбы за существование в природе происходит естественный отбор. Под естественным отбором Ч.Дарвин понимал "переживание наиболее приспособленных" или же избирательное "сохранение полезных индивидуальных отличий или изменений и уничтожение вредных". Благодаря борьбе за существование и отбору в процессе эволюции накапливаются полезные, биологически целесообразнее особенности строения организма. Борьба за существование и естественный отбор происходят в природе постоянно и приводят к появлению новых живых форм.

...Главный результат отбора заключается не просто в выживании более жизнеспособных особей, а в относительном вкладе таких особей в генофонд дочерней популяции.

Необходимой предпосылкой отбора служит борьба за существование — конкуренция за пищу, жизненное пространство, партнера для спаривания. Естественный отбор происходит на всех стадиях онтогенеза организмов и обеспечивает в конечном итоге дифференциальное (избирательное) воспроизведение (размножение) генотипов. Благодаря естественному отбору аллели (признаки), повышающие выживаемость и репродуктивную способность, накапливаются в ряду поколений, изменяя генетический состав популяций в биологически целесообразном направлении. В природных условиях естественный отбор осуществляется исключительно по фенотипу. Отбор генотипов происходит вторично через отбор фенотипов, которые отражают генетическую конституцию организмов.

...Естественный отбор нельзя рассматривать как "сито", сортирующее генотипы по приспособленности. В эволюции ему принадлежит творческая роль».

У М. С. Тартаковского в брошюре «Человек — венец эволюции?» (из серии «Знак вопроса», 1990) содержится удивительно подходящая к нашему случаю мысль:

«Ведь внутренняя среда организма для погруженной в нее клетки является внешней, и естественный отбор идет не только на уровне особей, но и внутри их, на клеточном уровне. В чем проявляется удачная мутация отдельной клетки? В ее более активной жизнедеятельности, выгодной организму в целом. Но высокая активность подкрепляется повышенным потреблением кислорода, питания, сопровождается усиленным выделением отходов и бурным размножением, ограничивающим возможности клеток-соседей. Тогда как ослабевшие или отмирающие клетки распадаются, служат в конечном счете пищей другим и наконец выводятся вон».

Эволюция создала в каждом организме условия, максимально благоприятные для клеток этого организма и неблагоприятные для всех клеток, отличающихся генетически от собственных клеток организма. Гомеостаз, метаболизм организма в высшей степени приспособлены к жизнедеятельности своих клеток. Жизнедеятельность своих клеток выгодна организму. Свои клетки наиболее полноценным собственным существованием ограничивают возможности существования генетически чужеродных клеток, ослабляя их и принуждая к отмиранию.

Именно таким образом, путем создания наиболее благоприятных условий для своих клеток, организм осуществляет естественный отбор на клеточном уровне для защиты от многих чужеродных клеток. Среди этих чужеродных клеток — в основном все мутировавшие в невыгодном для организма направлении (т. е. практически все мутировавшие) собственные клетки. Кроме полезных мутантов — антител.

В виде естественного отбора на клеточном уровне мы получаем важнейшее звено, недостающее в теории защиты организма от генетически чужеродных поражений. Только теперь выстраивается полноценная схема защиты организма от таких поражений.

Естественный отбор на клеточном уровне не может, по смыслу, действовать быстро, срабатывать немедленно. Естественный отбор на клеточном уровне не входит в первые эшелоны защиты организма от чужеродных поражений. В первых эшелонах защиты организма находятся те его защитные силы, которые признает и считает «своими» иммунология.

В вопросах исследования защиты организма от чужеродных поражений иммунология допускает серьезную ошибку, не разделяя эти поражения по скорости их развития. Но ведь вся стройная система защиты формируется в соответствии со скоростью развития поражений организма. Три принципиально различающихся скорости развития чужеродных поражений сформировали три столь же различных, но взаимодействующих типа защиты организма от них.

Напомним точку зрения иммунологии на организацию защиты организма. Пытающиеся прорваться и закрепиться в организме антигены встречают предназначенные специально для защиты иммунные клетки-макрофаги и Т-лимфоциты, исполнители фагоцитоза и клеточного иммунитета. Может оказаться, что враг уже не впервые пытается прорваться в организм. Тогда против него выступают также плазматические клетки и антитела, заготовленные в крови еще при первой попытке врага поразить организм.

Если враг прорывается первично и оказывается столь многочисленным и сильным, что запасы макрофагов и Т-лимфоцитов в организме временно убавляются, а враг не побежден, то через несколько дней им на помощь накапливаются в крови в достаточном количестве специфические антитела, вырабатываемые потомками В-лимфоцитов — плазматическими клетками (гуморальный иммунитет). Макрофаг (который, по нашему мнению, является центральной фигурой иммунной системы), погибая в борьбе с врагом, успевает передать полученную в этой борьбе информацию о враге В-лимфоцитам и этим обеспечивает подготовку защитного подкрепления наиболее экономным образом, т. е. в виде специфических антител, нарабатываемых потомками В-лимфоцитов именно против того врага, пожирая которого, погибает макрофаг. Да еще и оставляет плазматическим клеткам и антителам память об этом враге на случай его повторных попыток поразить организм.

Эта удивительно точная и виртуозно исследованная иммунологией картина защиты организма от чужеродных поражений, к сожалению, не учитывает двух важнейших факторов. Между тем именно они делают эту систему защиты практически непригодной для защиты организма.

Первым фактором является чрезвычайная скорость размножения пытающегося закрепиться в организме врага при медленном накоплении антител против него. Подкрепление макрофагам и Т-лимфоцитам в виде специфических антител приходит только через несколько дней. «Наличие латентного периода неизбежно, так как накопление клеток данного клона и их диффёренцировка требуют времени для осуществления размножения нескольких генераций клеток» (Р. В. Петров, 1987). Специфические антитела «начинают поступать в кровь лишь через несколько дней после заражения» (А. А. Смородинцев, 1983). «Антитела образуются в конце болезни» (А. И. Коротяев, Н. Н. Лищенко, 1987).

В эти несколько дней количество иммунных клеток непрерывно убывает, антител в крови еще практически нет, и можно себе представить, что было бы с организмом, если бы все это время враг чрезвычайно быстро размножался, а организм не включал в действие принципиально отличающегося от уже упомянутых средства защиты.

Назовем такого чрезвычайно быстро размножающегося врага — это болезнетворные вирусы. Назовем и включаемое против них средство защиты — это интерферон.

Неподвижные по своей природе вирусы в результате случайных столкновений с клетками организмах прикрепляются к поверхности последних (адсорбция) и вводят в клетку свою ДНК (у одних вирусов) или РНК (у других вирусов — инъекция).

«Вирусы — неклеточные формы жизни, обладающие геномом (ДНК или РНК), но лишенные собственного синтезирующего аппарата и способные к воспроизведению лишь в клетках более высокоорганизованных существ» («Энциклопедический словарь медицинских терминов», т. 1,1982).

По прошествии некоторого времени, необходимого для процессов синтеза и созревания, клетки лизируются, и новообразованные вирусы оказываются свободными. При избытке вирусов на одной клетке могут адсорбироваться несколько вирусов.

Рассматривая жизненный цикл одного из вирусов, известный микробиолог Г. Шлегель в «Общей микробиологии» (1987) пишет, что при лизисе клетки-хозяина примерно через 25 минут высвобождается около сотни зрелых вирусов, которые, в свою очередь, могут инфицировать клетки. Подчеркиваем, это уже зрелые вирусы, не нуждающиеся в дифференцировке, необходимой клеткам, в том числе иммунным.

Аналогичную картину описывает М. Д. Франк-Каменецкий (1988): «...Когда вирус попадает в клетку, то через 20 минут клеточная оболочка лопается и из нее вываливается сотня абсолютно точных копий исходной частицы».

В случае вирусной инфекции через 1-2 часа после заражения клетки организма начинают вырабатывать интерферон, и это ослабляет распространение вирусной инфекции по организму. Выработка интерферона запаздывает, вирус успевает размножиться (об этом подробно говорилось выше).

Но если бы не интерферон, то за те несколько дней после вирусного заражения, пока еще не накопились специфические антитела, а организм защищали только макрофаги и Т-лимфоциты, число которых при этом непрерывно убывало, можно было бы дождаться такого момента, когда организм уже полностью был бы «съеден» поклеточно вирусами-потомками того единственного вируса, который первым проник в одну из клеток организма. Ведь принимая время жизненного цикла вируса равным 20 минутам и количество потомков равным 100 в каждом цикле размножения, при максимально благоприятных (чисто теоретических) условиях можно за 5 часов от одного вируса получить 1030 вирусов-потомков. А организм человека состоит примерно из 1015 клеток. Без интерферона специфическим антителам уже не пришлось бы защищать организм — его просто не было бы вместе со всеми его макрофагами, Т-лимфоцитами, В-лимфоцитами, плазматическими клетками и антителами. И всего от одного вируса. А в переполненном людьми вагоне электрички, метро или автобусе на каждого человека подчас набрасываются сразу многие тысячи вирусов и микробов! Человечество давно бы вымерло от вирусов, не дав возможности иммунологии гордиться своими специфическими антителами, если бы не интерферон, хотя и признанный иммунологией, но только в качестве второстепенного, неспецифического фактора.

Итак, при чрезвычайной скорости размножения внедрившихся в организм болезнетворных вирусов защита от них осуществляется практически только за счет выработки интерферона клетками организма. В этом и состоит, по нашему мнению, главное назначение интерферона.

Первый тип скорости развития чужеродных поражений — чрезвычайная скорость размножения вирусов; ему соответствует первый тип защиты — выработка интерферона в организме.

При обычной скорости размножения внедрившихся в организм болезнетворных микробов и некоторых вирусов защита от них осуществляется главным образом по обычной иммунологической схеме: макрофаги и сенсибилизированные Т-лимфоциты, затем В-лимфоциты с их потомками плазматическими клетками и нарабатываемыми ими антителами. В случае повторных атак этого же микроба его встречают заготовленные в крови соответствующие плазматические клетки и антитела.

Второй тип скорости развития чужеродных поражений — обычная скорость размножения микробов и некоторых вирусов в организме; ему соответствует второй тип защиты — иммунный ответ, иммунная реакция организма с включением в нее всех (или части) компонентов, составляющих иммунный ответ организма.

Но есть еще и второй фактор, действие которого делает практически непригодной иммунную реакцию организма. Этим вторым фактором является чрезвычайное количество одновременно пытающихся закрепиться в организме чужеродных поражений при относительно небольшой скорости их развития.

В качестве таких чужеродных поражений выступают мутировавшие клетки организма. Из них только спонтанно мутировавших в любой момент времени так много, что иммунный ответ не в состоянии ощутимо защитить организм от одновременного функционирования всех этих клеток, ставших чужеродными и опухолеродными. К тому же, эти мутанты оказываются вообще изолированными от иммунной системы. Относительно небольшая скорость и другие особенности развития этих чужеродных поражений позволяют эффективно уничтожать их, в основном, благодаря действующему в этих условиях в полную силу естественному отбору на клеточном уровне.

Третий тип скорости развития чужеродных поражений — относительно небольшая скорость развития мутировавших (они же опухолеродные) клеток организма; и ему соответствует третий тип защиты — естественный отбор на клеточном уровне.

Здесь мы выходим за пределы того, что признается иммунологией и вообще медициной. В иммунологии не ставится вопрос о разных скоростях развития чужеродных поражений и соответствующих им типах защиты организма. Иначе было бы понятно, что интерферон является специфическим (подчеркиваем это) средством организма, позволяющим ему не погибнуть в борьбе с чрезвычайно быстро размножающимся врагом — болезнетворными вирусами (не всеми вирусами вообще), а не просто «неспецифическим фактором защиты», - как его обычно называют авторитеты иммунологии. Нет, интерферон — это специфический фактор спасения организма от чрезвычайно быстро размножающихся болезнетворных вирусов!

Интерферон по природе своей неспособен, не успевает препятствовать развитию вирусных заболеваний. Поэтому интерферон и не является средством, вырабатываемым в организме в качестве препятствия для развития, например, гриппа. Но именно такое понимание роли интерферона господствует в современной медицине: Это свидетельствует лишь об отсутствии правильного представления о роли интерферонa, которая заключается не в предотвращении заболевания, например, гриппом, а в препятствии гибели организма от заболевания гриппом. Препятствовать заболеванию гриппом интерферон, вырабатываемый в организме, не может и не должен, если в этом организме нет другой свежей вирусной инфекции.

Если бы в иммунологии и онкологии существовало правильное понимание роли интерферона как исполнителя первого типа защиты от чужеродных поражений организма, то не мог бы возникнуть вопрос о применении недопустимых концентраций интерферона против опухолей, т. е. в третьем типе защиты организма от чужеродных поражений. Огромные концентрации интерферона очевидно канцерогенны сами по себе — подобно тому, как повышенное содержание в крови гаммаглобулинов (гипергаммаглобулинемия), антител, которые естественно входят во второй тип защиты организма, канцерогенно само по себе.

Каждому типу защиты соответствуют и свои исполнители.

Участники второго типа защиты организма, осуществляющие его иммунный ответ, помогают исполнителям третьего типа защиты — противоопухолевой защиты, но уже на вторых ролях. Точно так же интерферон, уничтожающий проникшие в организм опухолеродные вирусы, участвует в третьем типе защиты в качестве помощника.

Ни первый, ни второй, ни третий типы защиты организма от чужеродных поражений не идеальны, имеют свои изъяны. В этой работе нас интересует третий тип защиты — главная противоопухолевая защита организма и ее возможные дефекты.

Среди тех 17 % людей, которые погибают от рака, лишь небольшая часть погибает от чрезмерных радиационных и химических внешних воздействий. Многие из этих 17 % погибают, надо полагать, от дефектов естественного отбора на клеточном уровне, в результате чего внешние воздействия оказываются гибельными. Не будь этих дефектов, внешние воздействия могли бы быть преодолены организмом.

Если приложить необходимые усилия для нормализации естественного отбора на клеточном уровне и поддерживать его в таком состоянии, мы вправе ожидать существенного эффекта в борьбе с опухолевыми заболеваниями.

Даже многие из 83 % людей, которые проходят по жизни без раковых заболеваний, живут с ослабленным естественным отбором на клеточном уровне в организме. И все-таки их защита от рака оказывается вполне достаточной. Следовательно, раковые клетки, по нашему мнению, оказываются победителями только в случаях значительного ослабления естественного отбора на клеточном уровне в организме или в случаях очень сильных или (и) продолжительных внешних канцерогенных воздействий.

Раньше, в главе IV, была приведена цитата из интервью зам. директора Института иммунологии Минздрава СССР проф. Р. М. Хаитова, посвященного иммунной системе и ее роли в организме человека:

«Мы вообще живем только благодаря ей. Причем иммунитет — оружие не только против внешней опасности в виде микробов и вирусов, он защищает нас и от внутренней агрессии собственного организма. Ведь в нас постоянно происходит деление миллиардов клеток, считывание наследственной информации, и при этом неизбежны ошибки. Биологи рассчитали, что в организме человека одномоментно появляется около миллиона "неправильных" клеток, но все они куда-то деваются... Куда же? "Солдаты" иммунитета, особые клетки и белковые тела, ведут "проверку паспортов" — отыскивают чужаков, у которых иной генетический код, находят и свой, но неправильный, измененный белок. И нейтрализуют, уничтожают их — ведут, можно сказать, помимо нашей воли, тайную войну против болезней. Назначение иммунной системы —оставить в организме человека клетки только одной, неповторимой, присущей именно ему генной "фамилии". Так обеспечивается необходимое для жизни постоянство внутренней среды организма, или, как говорит медики, гомеостаз».

Здесь профессор Р. М. Хаитов допускает сразу две ошибки. Во-первых, слова «генетический код» необходимо заменить словами «генетический набор», так как «иного генетического кода» нет ни у одного живого существа, генетический код един для всей живой природы на Земле. Во-вторых, неверно приписывать все заслуги в борьбе со своим измененным белком только «солдатам» иммунитета. В действительности, в противоопухолевой защите, например, они исполняют эту роль только в качестве помощников естественного отбора на клеточном уровне.

Со временем иммунология может в высшей степени целесообразно включить в число своих «солдат» и такую могучую армию, какой является естественный отбор на клеточном уровне. Это войско, пока еще не признанное иммунологией, достойно украсит иммунологические ряды, несмотря на неспецифичность своего действия. Потребуется отказ иммунологии от лимфоцитарной специфической «аристократичности», своеобразная «демократизация» иммунологии.

К каким же практическим результатам можно прийти, если добиться нормализации в организме естественного отбора на клеточном уровне? Это позволит, по нашему мнению, получить в обычных жизненных условиях (без чрезмерных радиационных облучений и химических воздействий) реальную профилактику раковых заболеваний. Речь идет об активной профилактике рака только для людей, не имеющих раковой опухоли. Поэтому не может быть сомнений в необходимости дальнейших поисков способов максимально ранней диагностики рака и методов борьбы с уже развившимися раковыми опухолями.

Человеку же, не имеющему ракового заболевания, активная профилактика рака путем нормализации в организме естественного отбора на клеточном уровне гарантировала бы доведение до максимально возможного уровня его естественной противоопухолевой защищенности.


Просмотров: 2641
Рекомендуем почитать



Популярное на сайте
Статья о вреде курения Greenpeace обновил чёрный список производителей ГМО АКДС – самая страшная из вакцин Влияние алкоголя на организм подростка Какой вред от электронных сигарет? Как знающие врачи развлекаются в аптеках