Правда о медицине

ГМО, вакцинация, лекарства, медицина, опасная еда, курение, алкоголь, косметика,что нас убивают

Кинезиологическая техника: 10 минут в день и вы забудете про болезни! Что происходит в теле при обливании холодной водой Балансируем гормоны - 4 природных способа А вы отравляете свою семью? Прочтите и решите для себя
Новости



Loading...
Подписываемся в нашу группу в ВК

Медицинская Правда
Подписаться письмом

Кто ввел "Сухой закон" в Америке

 

Автор: Евгений Батраков

«Жидки будут пить народную кровь и питаться развратом и унижением народным, но так как они будут платить бюджет, то, стало быть, их же надо будет поддерживать…»
Фёдор Достоевский
 
Много в чём обвиняют невежды и прохиндеи людей трезвых: и в том, что они подлюки, и в том, что язвенники, и в том, что в 1861 году пало крепостное право, и в том, что в России в октябре 1917-го произошел еврейский государственный переворот, и в том, что после горбачёвских антиалкогольных, — как, впрочем, и антитрезвеннических, — мер рухнул Советский Союз, и даже в том, что в начале XX века в США родилась коррупция и американская мафия…
Страшней, стало быть, трезвенника зверя нет.
Я не попка-попугай — склонен в услышанном сомневаться. Потому-то и решил заглянуть во времена далёкие страны далёкой, и ответить себе самому на вопрос: а был ли вообще в Америке «сухой закон», о котором так много говорят сторонники пьяного образа жизни?
Был ли «закон», который описывается, как очевидно провальный, а провал оного, используется подобно дубине, пресекающей на корню робкие поползновения покушающихся на право заправил алкобизнеса одурачивать и одурманивать, а одурманенным и одураченным не только наслаждаться пребыванием в джунглях иллюзий и миражей, но и тупо, безнадёжно, обречённо страдать оттого, что попирается общечеловеческое, нормальное, естественное?
Когда начинаешь знакомиться с историей темы, сразу что бросается в глаза, так это большая ложь двойного замеса, распространяемая сторонниками пьяного образа жизни:
1. «сухой закон» был введён поспешно и спонтанно, решением негосударственно мыслящих людей, покусившихся на святое: на традицию и на право людей самим делать выбор;
2. «сухой закон», установленный в США на основании 18-й поправки к Конституции, вступившей в силу 16 января 1920 года, породил мафию.
Так вот, оказывается, борьба против алкоголя в Америке — вовсе не бзик и не результат случайного, кратковременного умопомешательства неких абстинентов-язвенников времён демократа, президента Вудро Вильсона, который, кстати, как и подобает истинному демократу, был, разумеется, категорически против введения в стране «сухого закона».
К 18-й поправке американский народ шёл, как минимум 100 лет и довольно широким фронтом.
В период правления президента США Джорджа Вашингтона, — потомственного нетрезвенника, не способного, как и многие потомки алкоголиков, иметь потомство и чей прадед — священник Лоуренс Вашингтон в 1643 году был изгнан из своего прихода за пьянство, — Конгресс США в 1791 году ввёл налог на производство и продажу крепкого алкоголя (закон об акцизе), который был столь велик, что, фактически, означал полный запрет на кустарное производство виски.
И, как следствие, летом 1794 года в западной Пенсильвании, где почти в каждом доме был самогонный аппарат, это привело к бунту, получившему название «Восстание из-за виски»: распространялись листовки, призывавшие к неповиновению властям, проходили митинги и демонстрации, «акцизные чиновники подвергались угрозам и нападениям вооружённых фермеров. Сборщиков налога обмазывали дёгтем и вываливали в перьях, после чего заставляли отказаться от занимаемой должности, а бумаги и документы отбирали. Суровая кара ожидала и тех, кто соглашался помогать чиновникам или платил налог: противники акцизной пошлины поджигали их дома, портили имущество, угоняли скот. Ропот и недовольство, а порой и вооружённый отпор местной администрации имели место также в Кентукки, Мэриленде, Виргинии и обеих Каролинах» [2].
У президента волнения самогонщиков вызвали настолько большую тревогу, что он усмотрел в них опасность для самого существования государства. В частности, он заявил, что если бунт самогонщиков не будет подавлен, то «мы можем распрощаться с любой формой правления в этой стране, кроме правления толпы и дубинки» [3].
На подавление бунта самогонщиков была брошена 15-тысячная армия с кавалерией и артиллерией, во главе которой президентом был поставлен губернатор Виргинии, генерал Генри Ли. В результате, около 2 тыс. противников акцизной пошлины бежали за пределы штата, несколько сот производителей сивухи было арестовано, возбуждено около 30 судебных дел и вынесено два смертных приговора.
В данном случае, мы не хотим, конечно, зачислить президента, масона, мастера из «Ложи Фридрихсбурга» в сторонники трезвого образа жизни. Отнюдь не нашими категориями мыслил он: Вашингтон не только терпимо относился к слабостям других, но и охотно потакал им, в том числе, в пристрастии к спиртному.
Хуже того, после выхода на пенсию занялся производством виски и вскоре стал самым крупным производителем этой отравы на территории Америки. Он запойно играл на деньги, любил выпить и танцевать, любил скачки, петушиные бои и лото. Хуже того, систематически, на протяжение двух десятилетий использовал спиртное для обеспечения своей победы на выборах — устраивая грандиозные, массовые попойки… И не гнушался получать финансовую помощь от еврея Якоба Мордекая, открывшего в 1792 году табачный магазин в Нью-Йорке…
Нет, личная и общественно-административная жизнь Джорджа Вашингтона, как и эпизоды деятельности его администрации — не дары на алтарь трезвости и не бальзам на раны народа, страдающего от алкогольно-наркотического яда.
Вспоминая о «восстании из-за виски», мы, в данном случае, с одной стороны, лишь констатируем наличие самого факта конфликта интересов уже в тогдашней среде сивушников, а с другой, и это более существенно, стремимся показать, что власть при наличии твёрдой политической воли, способна задавить любое выступление, любое поползновение ядопроизводителей и ядоторговцев.
В 1784 году Бенджамин Раш, — просветитель, общественный деятель, физиолог и психиатр, — резко и убедительно выступил против утверждений о пользе интоксикантов, и призвал Церкви поддержать уже существующее в то время, основанное на полном отказе от алкоголя, движение трезвенников, и, отметим, этот призыв не остался гласом вопиющего в пустыне. Достаточно сказать, что под воздействием его горячих призывов и его книги о пагубном влиянии алкоголя на организм, вышедшей в свет в 1785 году, в 1789 году в Северной Америке возникает первое в мире общество трезвости [4].
Известно также, что ещё в 90-х годах XVIII века и вплоть до своей смерти, последовавшей в 1825 году, бывший священник Епископальной церкви, первый биограф первого президента США Джорджа Вашингтона — Мэйсон Лок Уимс, разъезжая по всей стране, распространял, в том числе и в тавернах, книги о вреде алкоголя.
В 1825 году вовсю зазвучал голос представителей Пресвитерианской церкви США (основана в 1706 г.), выступавших за сокращение количества питейных заведений. Через несколько лет, по мере осознания проблемы и выхода на новый уровень понимания, сторонники трезвости поднялись уже до требования полного запрета алкоторговли на территории всей страны. В частности, врач, пресвитерианский проповедник Сильвестр Грэхем выступая в 1832 г. в Нью-Йорке с циклом лекций о правильном питании, утверждал, что вообще все возбуждающие вещества любого сорта и вида, такие, как вино, табак (во всех его формах), сидр, пиво и другие должны быть запрещены.
В 1826 г. в Бостоне было создано Американское общество трезвости — «American Temperance Society», которое пользовалось такой популярностью, что через 10 лет насчитывало уже 8.000 отделений, в которых насчитывалось до полутора миллиона членов.
В результате выше обозначенных и весьма многих иных разрозненных, но идейно единых действий и отдельных граждан, и светских организаций, и религиозных объединений, в период с 1846 по 1855 гг. местные антиалкогольные законы были введены в общей сложности в 13 штатах, но затем объявлены антиконституционными, и отменены.
К сожалению, последователей у библейского Змия, чья роль — совращать и губить, — легион. Хуже того, паразитировать на человеческой слабости, глупости и неосведомлённости, раньше, как и теперь, можно на вполне законном основании. На этом же основании велось и ведётся противодействие тем, кто пытается встать на пути процесса, ставшего бизнесом на крови, на слезах, на беде, на маргинализации, на отравлении и истреблении людей.
1840 г. — в Балтиморе создано Вашингтонское общество трезвости, ориентированное, прежде всего, на работу с алкоголиками, путём осуществления взаимопомощи.
В 1852 г. в Сиракузах, штат Нью-Йорк создан Интернациональный орден добрых храмовников (International Order of Good Templars), — ныне крупнейшая трезвенническая организация мира.
В мае 1866 года в городе Пьюласки, штат Тенесси была создана организация Ку-Клукс-Клан [5], которая выступала не только против негров и евреев, но и против всего, что угрожало традиционным, здоровым, американским ценностям, в том числе, и против алкоголя. Лучше и красноречивее всего кредо Ку-Клукс-Клана, на мой взгляд, отражает нижеследующий фрагмент:
«Любой преступник, любой игрок, любой мошенник, любой распутник, любой мужчина, подрывающий репутацию девушки или угрожающий существованию семьи, любой мужчина, позволяющий себе бить жену, любой продавец наркотиков, любой, работающий на «чёрном» рынке, любой коррумпированный политический деятель, любой католический священник или язычник, любой адвокат, занимающийся тёмными делами, любой аферист, любой защитник рабства, любой содержатель борделя, любая ежедневная газета, контролируемая Римом, — все они — враги Клана. Задумайтесь над этим. На чьей стороне вы?» [6]
В 1869 году Великая ложа тамплиеров создаёт политическую Партию «сухого закона» (The Prohibition Party), включив в свою программу цель — добиться принятия закона, запрещающего производство и продажу «алкогольных напитков», являющихся «позором христианской цивилизации, наносящих непоправимый вред интересам общества, чудовищной политической ошибкой, которую невозможно регламентировать или ограничить системой лицензий» [7].
23 декабря 1873 в г. Хиллсборо, штат Огайо создан Международный женский христианский Союз Воздержания (The World's Women's Christian Temperance Union), о чём официально было объявлено на общенациональном съезде в Кливленде в 1874 году. Эмблемой для его «индивидуальных членов служит узкая белая шёлковая ленточка 4х1 см, пришитая на груди выше сердца или на рукаве чуть ниже плеча... Белый цвет избран как символизирующий благородство, умеренность, мир (спокойствие) и политическую нейтральность целей данной организации» [8].
В 1881 году штат Канзас первым из всех штатов, устанавливает на своей территории «сухой закон», причём, вводит в свою Конституцию и соответствующую статью! Постепенно такие же запреты стали вводить и другие территории. И, — заметьте, — никакой мафии!?..
С 1883 в штате Флорида вошло в активную фазу общественное движение, направленное на ограничение распространения алкоголя, а в 1885 году оно переросло в то, что позже будет названо движением за «сухой закон». В результате, в Конституцию Флориды была внесена статья о запрещении распространения и производства алкогольной продукции.
1893 г. — в г. Оберлин, штат Огайо создаётся Анти-Салуновая Лига Америки (ASLA). Цель: установление в стране «сухого закона» через лоббирование. Лига оказывала поддержку только тому кандидату, — независимо от его политической ориентации и личных алкогольных пристрастий, — который давал обязательство в случае избрания проводить идею «сухого закона».
Кроме того, в XIX веке на территории США действовало и множество иных объединений, чья программа также предусматривала лоббирование антиалкогольного законодательства, вплоть до введения в стране «сухого закона».
В защиту «сухого закона» вступали и многие известные люди того времени, среди которых были: основатель стальной империи, филантроп, пожертвовавший 90% своего состояния на благотворительные нужды Эндрю Карнеги; американский предприниматель, филантроп, первый «долларовый» миллиардер в истории человечества Джон Рокфеллер; известный экономист, профессор Йельского университета Ирвинг Фишер, который утверждал, что действие закона, запрещающего свободную циркуляцию в стране алкоголя, обеспечит повышение производительности труда в промышленности на 20 процентов…
Стремлению народа к трезвости способствовали и такие великие личности, как Джек Лондон, опубликовавший в марте-мае 1913 года в журнале «The Saturday Evening Post» повесть о жизни алкоголика — «Джон Ячменное Зерно», которая и потрясла всю тогдашнюю Америку, и оказала дополнительный отрезвляющий импульс. (Отдельным изданием книга вышла в этом же году в издательстве «Century Company», Нью-Йорк).
Долгая и упорная борьба антиалкогольного движения на протяжении всего XIX века увенчалась блестящим успехом: 16 января 1919 года Конгрессом США была принята 18-я поправка к Конституции: «Спустя один год после ратификации настоящей статьи сим будут запрещены в Соединённых Штатах и на всех территориях, подчинённых их юрисдикции, производство, продажа и перевозка опьяняющих напитков с целью их потребления; запрещены будут также ввоз опьяняющих напитков в Соединённые Штаты и их территории с указанной целью, равно как и вывоз этих напитков с таковой целью» [9].
16 января 1920 г. 18-я поправка официально вступила в силу. Вопреки противникам запрета, которые представляли собой «пёструю, разъединённую, но влиятельную коалицию фермеров, выгодно сбывавших свою продукцию для производства спиртного; хозяев винокурен и пивоваренных предприятий, в том числе монополистов, владельцев многочисленных салунов» [10].
О том, какой легион стоял на стороне алкоголя, можно представить, если вспомнить, что было закрыто 236 водочных и 1.092 пивных заводов, 177.790 различных питейных заведений [11].
Кроме того, на стороне отравителей нации выступил демократ, президент Вудро Вильсон. В этой же компании оказался и Сэмюэл Гомперс, — сын производителя сигар Соломона Гомперса и Сары Руд, — организатор профсоюза работников сигарного производства, основатель и первый председатель Американской федерации труда (АФТ)… Там же присутствовал и целый ряд министров, которые так или иначе были заинтересованы в спаивании американцев…
Понятно, что никто из этой пёстрой братии не примирился с требованием Конституции. Началась долгая, упорная, подлая, и подчас кровавая борьба за право на законном основании отравлять и наживаться на отравлении людей.
Сегодня широко бытует мнение, в основном среди либералов, демократов и прочих сторонников «свободы без берегов», будто бы «Сухой закон сделал Америку нацией преступников» [12].
Между тем, нужно особо подчеркнуть, что ограничения и даже запреты в сфере алкоголя, не находятся с преступностью в жёсткой связке, как причина и следствие. Преступность порождаема не стремлением общества к нормальному, трезвому образу жизни, а стремлением одних, нравственно, умственно, интеллектуально деформированных людей поставить людей других в условия противоестественные — в условия жития не по совести, не по справедливости, не по достоинству…
Условия существования, обнаруженные благодаря актуализированным потребностям, преломляясь определённым образом в сознании, в котором так или иначе всегда присутствуют идеалы, моральные и эстетические ценности и пр., оформляются в причины, определяющие поведение человека. И ещё: условия непременно сопрягаются с представлением человека о том, на что он право имеет.
Вне всякого сомнения, вопрос о соблюдении прав других людей чрезвычайно сложен. Даже для юридически образованного, высоконравственного, душевно утончённого человека. Поскольку право человека в значительной степени это не столько юридическая, сколько воображательная, субъективно-личностная категория.
Одни, в своём разумении будучи не особо совестливо чуткими людьми, стремятся простоты ради и удобства своего для, сфокусироваться на очевидно-осязаемом — на букве закона, на требованиях параграфа, в то время как другие, не любя «бюрократическое крючкотворство», упирают больше на ту правду, которая у каждого своя, на ту справедливость, которую сами же представляют исходя из местного обычая, из знания людей, с коими живут бок о бок, из своего, наконец, «особого случая»…
И тогда неизбежно возникает казус, о котором говорил В.И. Ленин на X Всероссийской конференции РКП(б) в Заключительном слове по докладу о продовольственном налоге, 27 мая 1921 г.: «нечто формально правильное, а по сути издевательство» [13].
И ещё есть неписаная правда большинства и правда меньшинства. И нарушение прав отдельного, маленького человечка, логически вытекающих из его правды, неизбежно порождает реакцию, т.е. его ответное антиобщественное действие.
И ещё есть равные, которые вдруг стали неравными. Не по трудам своим — по беззаконию. И это также и неизбежно создаёт, как говорят, определённое социальное напряжение. Люди, жившие при распаде СССР, никогда не согласятся с тем, что чубайсы и прочие абрамовичи так чудовищно оттопырились из общей массы, дружно шагающей в светлое будущее.
Все мы родом из Советского Союза, где все мы были примерно равны, а если и отличались, так уж не настолько, чтоб одни вдруг рухнули за черту бедности до нищеты включительно, а другие — шустро воспарили в число долларовых миллионеров и миллиардеров.
Всем совершенно ясно, — и это признаётся всеми, — что нынешняя, постсоветская буржуазия обогатела вдруг не личным достоинствам своим благодаря и не трудами праведными, но лишь потому, что однажды и случайно очутилась в своре бойких, проворно делящих общенародной «пирог».
И, заметим, «заправилами» этого преступного дележа оказались именно те, кто относился либо к «избранному народу», либо к тем, кому мнилось, что «все животные равны, но некоторые животные равнее других» [14], и потому, стало быть, они не «твари дрожащие, но право имеют».
Понимание своего отличия и гиперболизация своей особенности, создаёт нестерпимую разницу, а значит, и психическое напряжение, которое, в зависимости от воспитания и всё тех же условий, может сниматься либо делами благими, либо насилием, грабежом, мошенничеством.
Обратим внимание на то, что бутлегерством в США занимались почти исключительно те, которые «понаехли тут». Не коренные американцы — иммигранты. Отсюда: ирландская мафия, еврейская мафия, итальянская мафия... Нарушали закон чужие и чуждые: приезжие, не смогшие встроиться в социальное окружение, в котором оказались, а также те, кто «равнее других» и те, что «избранные».
Думается, читателю будет легче согласиться с этой идеей, если обозначить очевидное и рядом находящееся: сегодня в России торгуют наркотой, в том числе, и алкогольной, преимущественно, элементы этнически чуждые России: цыгане, азербайджанцы, таджики…
Вот только один, но показательный в этой связи полный, без купюр, список лиц, оштрафованных за спиртоторговлю административной комиссией г. Абакана [15]:
9 июня 2004 года
Агаев Камил Исмаил оглы, Колхозная, 46,
Ильясов Равшан Гасанага оглы, Стофато, 20
Гейбатова Рафиг Исрафил оглы, Кирова, 38,
Любимова Дианида Васильевна, Котовского, 45.
16 июня
Алегберов Ильхан Ильяс оглы, Стофато, 20.
23 июня
Гусейнов Натик Авез оглы, Запорожская, 19,
Садыгова Мубариз Садыг кызы, Бограда, 143-2,
Ильясов Равшан Гасанага оглы, Аскизская, 198-95,
Ильясов Равшан Гасанага оглы, Стофато, 20,
Агаева Рабни Гидоят кызы, Колхозная, 46,
Исламов Мамед Гурбан оглы, Хакасская, 106,
Самедов Зейнал Мамедаш оглы, Ярыгина, 44,
Насирова Афет Гияс кызы, Целинная, 78,
Ибитов Валех Джабраил оглы,
Асадова Насиби Ариф кызы,
Никифиров Евгений Александрович, Тельмана, 74.
30 июня
Садыкова Эльвира Алыш кызы, Тельмана, 181,
Касимов Умар Усманович оглы, Фабричная, 10-1,
Гейбатова Муртаамы Гейдарата кызы, Кирова, 38,
Абишов Вамха Джабраил оглы, Хакасская, 163,
Ильясов Равшан Гасанага оглы, Аскизская, 198-95,
Насирова Афет Гияс кызы, Целинная, 78,
Гейбатов Равшан Исрафил оглы, Пролетарская, 45,
Насиров Занеддин Нуфат оглы, Целинная, 78,
Аликперов Ильхам Ильяс оглы, Пирятинская, 3-23
Таракин Анатолий Петрович, Богдана Хмельницкого, 70,
Михайлов Иван Александрович, Аскизская, 140-2,
Марченко Владимир Леонидович, Стофато, 4, гараж №2,
Талаева Наталья Борисовна, Пирятинская, 25-59.
7 июля
Аллахвердиев Ясар Гаравага оглы, Цукановой, 21-22,
Садыкова Эльвира Алыш кызы, Тельмана, 181,
Будуганов Вугар Насими оглы, пер.Саянский, 3.
14 июля
Селимов Арсен Сефербекович оглы, Гараж №34, ул.Крылова, 49,
Рагимов Тахир Гумбат оглы, Ленина, 31-а-1,
Исаев Джейхун Вагир оглы, Вяткина, 30,
Рагимов Неометдин Гасан оглы, Буденного, 66-1,
Кутлугдинова Галина Викторовна, Вяткина, 50,
Марченко Владимир Леонидович, гараж №2, Стофато, №40,
(Справка депутата горсовета О.А. Иванова: примкнувший к ядоторговцам Марченко — бомж, живущий в гараже, принадлежащем «оглы»).
21 июля
Дунималиев Арзан Дамамед оглы, Вяткина, 50,
Аллахвердиев Авган Гарабага оглы, Тельмана, 74,
Абасов Самир Нариман оглы, гараж №5, Стофато, 20,
Марченко Владимир Леонидович, гараж №2, Стофато, 40,
Лагуткин Николай Константинович, Тельмана, 74.
Не подумайте, читатель, что в абаканской административной комиссии подсобрались голимые оглыеды. Ничуть! Что было подано, то и скушано было. А подано было не одним-единственным милиционером, а, как показывает специально для того опубликованный список адресов, разными участковыми. Кроме того, коренные жители Хакасии, где столицей — Абакан, — русские и хакасы. Понаехавших южан у нас — мизер. А гляди, что вытворяют?!.
Есть, конечно, и среди хакасов да русских свои выродки — содержатели ночных клубов, игорных заведений, спиртоторговцы, производители зелья, но, как в любом стаде паршивые овцы, так и в нашем обществе эти людишки численностью ничтожны. Хотя, конечно, «мал клоп, да воняет».
Однако ж вернёмся к вышеозначенному тезису — «сухой закон сделал Америку нацией преступников» — и озадачимся вопросом: а до этого кем она была?
Первые испанские колонисты, потомки которых впоследствии станут основателями США, к началу XVII в. создали свои поселения вдоль Атлантического побережья там, где сегодня находятся Флорида, Джорджия и Южная Каролина. Их продвижение неизменно сопровождалось грабежами и убийствами местного населения. Причём, убивали индейцев порой просто для того, чтобы накормить собак.
Первыми английскими колонистами — 120 мужчин, прибывших на трёх кораблях в 1607 г., основавшими постоянное поселение в устье реки Джемс и Виргинии — Джеймстаун, — были «преступники, сосланные в Америку» [16]. С 1611 г. колонисты получили участки земли для выращивания табака и отправки его в Англию.
(Факт, кстати, о многом говорящий, если вспомнить, что ещё в 1604 году король Англии Яков I издал свой труд «О вреде табака», в котором писал: «Курение — это привычка, противная зрению, невыносимая для обоняния, вредная для мозга, опасная для лёгких») [17].
Вторая группа колонистов, — 102 человека, гонимые Реставрацией пуритане-кальвинисты, — прибыла из Англии в 1620 г. на торговом паруснике «Мейфлауэр», и основала поселение там, где сейчас находится город Плимут (штат Массачусетс).
И — начался систематический, ничем не прикрываемый грабёж коренных жителей, а также захват земель, принадлежащих индейцам, с обращением последних в рабов. Причём, происходило это самым наиподлейшим образом. Например, до появления европейцев, американские племена совершенно не знали вкуса алкогольной отравы.
Колонизаторы же, современники великого английского поэта Уильяма Шекспира, сказавшего — «…люди впускают в свои уста врага, который похищает их разум» [18], хорошо зная о губительных свойствах рома и виски, тем не менее, настойчиво способствовали распространению спиртного среди ничего не подозревающих индейцев.
В частности, «когда англичанин Генри Гудзон… высадился в 1609 г. на острове Манхаттен, он первым делом напоил до потери сознания индейских вождей» [19]. Поэтому, что удивляться тому, что «остров Манхаттен, на котором теперь расположена центральная часть Нью-Йорка, голландцы «купили» у индейцев за набор ножей, бус и безделушек, которые стоили 60 гульденов (около 24 долларов)» [20].
О преступлениях европейских «цивилизаторов» можно писать много и подробно, я приведу лишь пару примеров, которые самым красноречивым образом характеризует и мораль оккупантов, и методы их.
26 мая 1637 года английские колонисты под командованием Джона Андерхилла напали на деревню племени пекотов (на территории современного штата Коннектикут) и заживо сожгли около 700 человек, в том числе женщин и детей.
Через 300 лет — в августе 1945 года — потомки этих нелюдей сбросят две атомные бомбы на уже поверженную Японию, стерев тем самым с лица земли два города Хиросиму и Нагасаки и уничтожив более 200 тысяч человек.
Продолжая дело средневековых колонизаторов, 16 марта 1968 года отряд под командованием американского лейтенанта Уильяма Л. Колли уничтожил около пятисот беззащитных жителей вьетнамской деревни Сонгми, в основном стариков, женщин и детей. Всего же за период с 1965 по 1973 годы американскими вояками во Вьетнаме было истреблено около 4 миллионов гражданского населения и более одного миллиона вьетнамских солдат… Демократы — что с них взять!?
Преступления, совершаемые первыми американскими колонистами, были столь чудовищны и так бросались в глаза, что мимо этой темы не смог пройти даже немецкий экономист, социолог, философ К. Маркс, житель века, в начале которого на площадях Европы ещё заживо сжигали людей. В первом томе своего труда «Капитал», он писал:
«Пуритане Новой Англии — эти виртуозы трезвого протестантизма — в 1703 г. постановили на своем Assembly [Законодательном собрании] выдавать премию в 40 ф. ст. за каждый индейский скальп и за каждого краснокожего пленника; в 1720 г. премия за каждый скальп была повышена до 100 ф. ст., в 1744 г., после объявления в районе Массачусетского залива одного племени бунтовщическим, были назначены следующие цены: за скальп мужчины 12 лет и старше 100 ф. ст. в новой валюте, за пленника мужского пола 105 ф. ст., за пленную женщину или ребенка 55 ф. ст., за скальп женщины или ребенка 50 фунтов стерлингов!» [21].
Истребляли индейцев, конечно же, не только с помощью традиционного оружия — холодного и огнестрельного, но и с помощью алкоголя тоже. Именно об этом писал в своей работе «Роль труда в процессе превращения обезьяны в человека» немецкий философ Ф. Энгельс: «Когда арабы научились дистиллировать алкоголь, им и в голову не приходило, что они этим создали одно из главных орудий, при помощи которого будут истреблены коренные жители тогда ещё даже не открытой Америки» [22].
Сколько же всего было истреблено местного населения в процессе колонизации Америки, проводимой с помощью такого инструмента, как геноцид, сегодня не может сказать никто. И разбросы в подсчётах специалистов огромны. В частности, одни историки утверждают, что численность индейцев за период с 1500 по 1900 гг. сократилась с 15 миллионов до 237 тысяч, другие говорят о потерях в 100 и более миллионов.
Конечно, преступления английских колонистов касались не только аборигенов Америки, но ещё и африканского континента: известно, что только за период с 1661 по 1774 годы из Африки в США было ввезено около одного миллиона живых рабов, но более девяти миллионов погибло по дороге.
(Большинство кораблей, перевозящих рабов, принадлежали таким еврейским дельцам, как братья Давид и Я‘аков Сеньор, Мануэль Альварес Корреа, Давид Энрикес, Хайман Леви, Александр Линдо, Давид Франке, Ахарон Лопес, Я‘аков Родригес Ривера, Ицхак Дакоста, Леви Джейкобс, братья Дейвис, Я‘аков Левин, Изреэл Джонс и многие другие [23]. Причем, чёрными рабами в колониальной Америке владели 40% семей еврейских и только 5% белых семей).
И всё это за 200 лет до «сухого закона», который, как считают либералы, «сделал Америку нацией преступников»! Впрочем, возможно они просто не склонны считать преступлениями грабежи, сожжение жилищ, скальпирование, в том числе и детей. Ведь додумался же уже в XX веке сынок польско-еврейских иммигрантов — Бенджамина Белоцкого и Энн Каплан, — социолог и публицист Дэниел Белл в книге «Преступление — американский образ жизни» написать буквально следующее:
«Преступление в нашей стране имеет функциональную роль, и рассматривается обществом не как антиобщественный акт, а как бизнес другим путём, самый короткий путь к богатству».
Очевидно, именно этот путь к богатству и выбрали ирландские переселенцы, прибывшие в Америку уже в первой половине XVIII столетия. Впрочем, добавим вначале пару слов о причинах миграции этих людей, решивших драпануть в столь далёкие земли.
Дело в том, что Ирландия — страна, истории которой не позавидуешь. Она не просто находилась в плохих отношениях со своей соседкой — Англией, но находилась в таких отношениях, которые без преувеличения можно назвать лютой, перманентной войной. Оцените — официальная позиция исходила из презумпции: «Человек не считается виновным, пока не доказано, что он — ирландец».
Более того, политика, проводимая Англией по отношению к ирландскому народу, со временем стала всё более и более походить на банальный геноцид. Например, война 1594-1603 гг. велась буквально на полное истребление ирландцев, почему лорд Маунтджой и докладывал королеве Елизавете: «Вся страна опустошена, те, кто избежал меча, погибли от голода. Вашему Величеству не над чем повелевать в этой стране, разве что над кучами пепла и трупами» [24].
Другой пример. Осенью 1649 г. в Ирландии высадился генерал-лейтенант Оливер Кромвель. В сентябре его головорезы ворвались в г. Дрогеды «и уничтожили около тысячи мужчин, женщин и детей (в том числе и младенцев). Католических монахов и священников убили в церкви, других защитников Дрогеды сожгли заживо ещё в одной церкви» [25].
Та же участь постигла и город Уэксфорд, в котором вояки Кромвеля убили около 2000 человек, включая 200 женщин и детей.
(Мне думается, что не зря после смерти О. Кромвеля в 1658 году, его набальзамированное тело будет извлечено из Вестминстерского аббатства, вздёрнуто на виселице, затем четвертовано и сожжено. Голова же будет надета на кол, где и останется до конца правления Карла II).
С 23 октября 1641 года по 23 октября 1652 года карательные отряды англичан уничтожили (по скромным подсчётам современника этих событий английского экономиста Петти) 504 000 человек.
«Скот в этой стране, — докладывали в Лондон уполномоченные парламента летом 1651 г., — почти весь истреблён, более четырёх пятых самых лучших и плодородных земель Ирландии опустошены и необитаемы» [26].
Но не только с помощью меча истребляла Англия своих соседей. Разрушая ирландскую промышленность и сельское хозяйство с помощью карательных законов, Англия обрекала, тем самым, людей на медленную, голодную смерть.
Колониальная политика, проводимая метрополией после специально организованного голода в 1845-1847 гг., — только в 1845 году погибло около 500 тыс. ирландцев, — привела к тому, что начался интенсивный переход от мелкого земледельческого к крупному пастбищному хозяйству, к скотоводству. Соответственно, территории концентрировались в руках крупных землевладельцев, что лишало средств к существованию мелких арендаторов.
«Бывший арендатор и его семья в большинстве случаев сразу превращались в пауперов, так как все согнанные с земли не могли применить свой труд в пастбищном хозяйстве, а для скудной местной промышленности постоянно существовал избыток рабочих рук. Даже английская промышленность не обеспечивала занятость всей массы экспроприированных ирландцев, и для многих из них оставался единственный выход — переселиться за океан» [27].
Таким образом, ирландцам было от чего бежать в далёкую Америку. И они бежали. Весь XIX век. И, заметим кстати, что из Ирландии в США перебирались и пивовары тоже, коих было пруд пруди. И уже тогда — с 1825 года — пивоварня Артура Гиннесса экспортировала портер «Гиннесс» в Америку. А в 1838 году она стала самой большой в Ирландии. А с 1914 и самой крупной пивоварней в мире.
Именно эти пивовары, совместно с сынком виноторговца, эмигрантом из Германии, основателем пивной компании «Anheuser-Bush» Адольфусом Бушем, после 1920 года и войдут в авангард тех, кто будет вести непримиримую борьбу за срыв ненавистного для них «сухого закона».
Однако по прибытию в Америку, ирландцы и там сталкивались всё с теми же англичанами, на дух не принимавшими приезжих. И, прежде всего, как католиков… Следовательно, возникновение банд, как способ самозащиты, было просто детерминировано исторически сложившимися условиями.
Нельзя, конечно, сказать, что ирландцы дома у себя сносили безропотно произвол англичан, а вот тут как бы разгулялись, отыгрались, взяли реванш. Нет, ирландцы и на родине, по крайней мере, с середины XVIII века создавали тайные крестьянские организации: «Белые ребята», «Риббониты» (риббон — зелёная лента), «Капитан Лунный свет», «Белоногие», «Черноногие», «Люди капитана Рока (Скалы)», «Объединённые ирландцы» и другие.
О первых ирландских переселенцах известно, как минимум, то, что они, прибыв в Новую Англию, в 1620 году из кукурузной браги начали делать нечто, похожее на виски. Вообще же ирландцы как-то не очень позитивно отметились в мировой истории: народ неспособный объединиться и отстоять свою независимость, но зато — производитель, и, соответственно, большой любитель и потребитель виски и пива, и, как следствие, дегенеративный признак — рыжий цвет волос… В 1876 г. душевое потребление спирта (100 %-ного) в Ирландии достигало 11,36 литра, в 2008 г. — 13,7 [28], в прошлом году — 14,41 литра [29].
О какой тут независимости вообще можно говорить?
Серьёзная же волна иммигрантов, прибывающих из Ирландии в США, пошла после 1820 года: в период с 1821 по 1830 гг. прибыло до 143 тыс. ирландцев, с 1831 по 1840 — 207 тыс. с 1841 по 1850 — 781 тыс. [30].
В 1860 году ирландцы составляли уже 38,9% всех эмигрантов в США. Всего же с 1820 по 1920 гг. в США прибыло около 4,5 миллионов ирландцев, многие из которых обосновались в Нью-Йорке, Бостоне, Филадельфии, Чикаго и Сан-Франциско. При этом, с одной стороны, у прибывших не было еды, работы, а также знания особенностей культуры и законов страны, в которой они оказались.
С другой стороны, сотни тысяч ирландцев-католиков вошли в соприкосновение с массой коренных американцев протестантского вероисповедания, что не могло не вызвать, мягко говоря, образования мощной социальной напряжённости.
Кроме того, как выше я уже отмечал, основанием для неприятия приезжих было бытовавшее, и не безосновательно бытовавшее представление об ирландцах, как о людях, склонных к пьянству и насилию. И представления подкреплялись практикой. Например, в 60-е годы XIX столетия ирландцы среди жителей Нью-Йорка составляли четвёртую часть, а среди арестованных полицией — более половины [31].
Аналогичная картина была и в Бостоне, и в Филадельфии, и в Балтиморе, и в Чикаго…
Конечно, преступные наклонности у приезжих ирландцев проявлялись не только благодаря спиртному, оборонительно-агрессивная реакция имела место ещё и потому, что они подвергались определённой, мягко говоря, дискриминации, систематическим издевательствам и оскорблениям в прессе и не только в прессе со стороны «коренных американцев».
И непреходящий страх перед религиозно-этнической, социально-политической и финансово-экономической, реальной угрозой просто вынуждал пришлых на чужой континент сгруппироваться, объединиться, проявить солидарность, но — одни шли в банды, другие — в полицию, в армию, в пожарную охрану.
Например, в 1860 году в Чикаго из 107 полицейских 49 были ирландцами, ирландцы возглавляли полицию Нового Орлеана и Сан-Франциско. В годы Гражданской войны (1861-1865 годов) около 150 тысяч ирландцев сражалось в армии Союза — федерации северных штатов, противостоящих Конфедерации Юга.
К середине XIX века преступность одиночек и мелких, спонтанно действующих групп, трансформируется в преступность группировок, уже систематически промышляющих грабежом, разбоем, речным пиратством. Среди получивших наибольшую известность — «Сорок воров», «Керрионианс», Гвардия Роача, «Мёртвые кролики» и т.д.
Кстати, противостояние между нью-йоркской бандой «Мёртвые кролики», состоящей из ирландцев-католиков, и бандой «Парни из Бовери», состоящей из протестантов, хорошо показано в фильме Мартина Скорцезе «Банды Нью-Йорка» (2002 г.), поставленного по одноименному роману американского писателя Герберта Осбери.
Весьма любопытные, на мой взгляд, данные по теме, которую мы тут рассматриваем, сообщил журнал «Коммерсантъ Деньги» в статье «Дело о настоящем профессоре Мориарти»:
«Нью-Йорк 1865 года был, пожалуй, самым коррумпированным и криминальным городом США. Население города составляло порядка 800 тыс. человек, из которых, по данным властей, 30 тыс. занимались воровством, а 20 тыс. — проституцией. В Нью-Йорке было около 3 тыс. питейных заведений, 2 тыс. игорных домов и бессчётное количество борделей и воровских притонов. Власть в мегаполисе была сосредоточена в руках ирландской мафии, которая по своему произволу смещала и назначала чиновников, судей и депутатов» [32].
Обратим внимание, речь здесь уже идёт о мафии! А до пресловутого 1920 года ещё целых полвека!..
С утверждением «Коммерсантъ Деньги» совершенно согласна и интернет-энциклопедия «Википедия»: «Ирландская мафия — является одной из старейших организованных преступных групп в США, существует с начала XIX века» [33].
Ирландская мафия господствовала и в таких городах США, как Бостон, Филадельфия, Чикаго, Новый Орлеан, Провиденс, Канзас-Сити, Сент-Луис, Атлантик-Сити, Миннеаполисе, Сент-Поле… Господствовала. Пока в 1880-1890-х годах не появился наплыв итальянских иммигрантов…
Однако, сначала о евреях.
Первым евреем, ступившим на американскую землю в 1492 году, как установили испанские и ватиканские историки, достигшие согласия о еврейском происхождении путешественника, был Христофор КолумбКристобаль Колон, пришедший в Новый Свет на деньги — 17000 дукатов, — которые дал в кредит испанской короне испанский еврей Люис де Сантагель [34].
(Кстати, эту тему еврейства не обошёл и В. Маяковский, написавший в 1925 году стихотворение «Христофор Коломб»).
Вместе с Колумбом на американский континент ступили ещё пять евреев: хирург Марко, врач Бернал, два матроса — Алонзо де ла Калле и Габриель Санчез, а также переводчик экспедиции Луи де Торрес [35].
Последний, как утверждается, и узнал первым из европейцев о возможности курения табака, и потому вполне может быть титулован, как зачинатель пагубной привычки. О том, как происходило знакомство прибывших и приобщение их к никотиновой токсикомании, мы узнаем из книги историка Бартоломе де Лас Касаса (1474-1566) «История Индий»:
«…среди прочих даров, которыми индейцы обычно оделяют гостей, как мы знаем по опыту, вручили они каждому испанцу по тростинке, набитой внутри чем-то очень пахучим и душистым и зажжённой с одного конца; это нечто вроде бумажного мушкета: индейцы берут их в рот, вдыхают и втягивают в себя дым, и он выходит у них через ноздри» [36].
История сохранила ещё пару еврейских имен: Элиас Легардо — 1621 год, британская колония Виргиния и Соломон Франко, который в 1649 году пытался осесть в Массачусетсе, но — был депортирован.
А после этого — 1654 год — не по своей, правда, воле, но, тем не менее, сразу 23 еврея ступили на землю Манхэттена, — на тот момент голландская провинция, называвшаяся Новый Амстердам, — и в феврале 1655 г. с большим скрипом, но получившие разрешение на постоянное жительство.
С середины XVII века поток евреев, приезжающих Америку, увеличивается, и приезжающие берут в свои руки, прежде всего, тот бизнес, который для них не столько может быть привычен, сколько соотносим с целью, которая определена Ветхим Заветом, — истребление других народов [37]. В частности, прибывшие на Кубу, начинают заниматься производством и продажей алкоголя и табака:
«Первыми иудеями, начавшими «торговать» с индейцами, были X. Леви и Н. Ло, которые построили в Ньюпорте спиртовой завод и начали спаивать местное индейское население. Уже через короткое время в районе Ньюпорта было построено ещё 22 заводика по производству спирта. Все они принадлежали евреям» [38].
— в начале XVIII века в Америке становится широко известной компания «Asher & Solomon», специализировавшаяся на производстве и продаже нюхательного табака;
— в конце XIX века компания «Keeney Brothers», в которой трудилось более 2000 евреев, приступила к выпуску сигарилл — маленьких сигар, — «Sweet Caporal»
С середины XIX века табачный бизнес в США стал практически моноэтническим — принадлежал преимущественно еврейским бизнесменам.
Начиная с 1880 года можно говорить уже и о настоящем нашествии евреев на североамериканский континент. Сказанное лучше всего, конечно же, подтверждают цифры, взятые из Еврейской Живой Вики-энциклопедии [39]:
 Год
Численность евреев в США
1654
25
1700
200-300
1800
2.000-2.500
1880
230.000-280.000
1890
400.000-475.000
1900
937.800-1.058.135
1910
1.508.000-2.349.754
1920
3.300.000-3.604.580
 
Миграция евреев преимущественно шла из стран Европы — Германия, Россия и Польша — из стран, где они также занимались алкогольным и табачным бизнесом. Вот, в частности, что было в Белоруссии во второй половине XIX века:
«…приведу статистику из сборника исследований (1997 г.) еврейских авторов Рутмана и Киммеля, — евреям в Белоруссии принадлежало: 87,5% трактиров; 96% корчм; 94,1% пивоваренных заводов; 98,6% (70 из 71) оптовых складов спирта; 91,3% товарооборота спиртных напитков; 100% все табачные фабрики; 100% торговля хлебом (монополия) и т. д.» [40].
Далее, Польша. В Варшаве в 1886 году продажей алкоголя занимались христиан — 380, евреев — 3780, т.е. около 91% от общего числа владельцев питейных заведений [41]. «В Польше и Литве в последней трети 18 в. 15% еврейского городского и 85% еврейского сельского населения — в общей сложности около пятидесяти тысяч человек — было занято в производстве и продаже спиртных напитков» [42].
Таким образом, профессор Джеймс Паркс не без оснований писал: «К восемнадцатому столетию винное дело стало почти главным занятием евреев. Этот промысел часто создавал столкновения между евреем и мужиком, этим бесправным «холопом», который шёл в шинок не от достатка, а от крайней бедности и горя» [43].
И немалая часть из этой братии вторглась, как вы понимаете, в Соединённые Штаты Америки. Отчасти это произошло по той же причине, что и с ирландцами — бегство от преследований, депортация, жажда наживы…
Но, конечно, не только виноторговцы да пивовары оказались за океаном. И беднота еврейская, — и такой хватало, — тоже. Выше мы уже говорили о том, что внедрение больших масс людей в чуждую среду неизбежно создаёт социальное напряжение и, соответственно, порождает агрессивно-преступное поведение — способ понижения тревожности. Это справедливо и применительно к еврейской массе.
С той лишь разницей, что масса еврейская, оказавшись на американском континенте, была вынуждена бороться за своё существование не только в окружении враждебно настроенных, так называемых, «коренных американцев», но ещё и в противостоянии массе ирландцев и уже существовавшей ирландской мафии. Причём, нужно не забывать, что кроме экономического аспекта, существовал не менее важный — религиозный: вошли в непосредственное соприкосновение духовно-враждебные друг другу иудеи, католики и протестанты.
Выше мы уже говорили о том, что прослеживается некоторая связь между численностью мигрантов, внедряющихся в этнически и культурально чуждый социум, и количеством совершаемых преступлений: чем интенсивнее процесс, тем выше уровень преступности.
Лавинообразное нашествие иудеев на США, как отмечалось, началось в 1880 году, и, соответственно, с этого же года начала складываться в США и организованная преступность, плавно трансформирующаяся в мафиозную сеть. Это наше предположение подтверждает и Электронная еврейская энциклопедия:
«Всего с начала 1880-х гг. по 1925 г. … в США прибыло около 2 млн. 378 тыс. евреев… в этот период начали складываться еврейские гангстерские сообщества, занявшие после 1-й мировой войны лидирующие позиции в преступном мире ряда городов, особенно Нью-Йорка…» [44].
Что касаемо Нью-Йорка, то по данным нью-йоркского комиссара полиции, уже в 1908 году 50% преступного мира города составляли евреи [45].
Не будем расписывать всю еврейскую паутину, на базе которой, как утверждает Электронная еврейская энциклопедия, «начали складываться еврейские гангстерские сообщества, занявшие после 1-й мировой войны лидирующие позиции в преступном мире» — не энциклопедию пишем, а лишь статью, — поэтому обозначим лишь некоторых.
Например, Сэма Бронфмана (Самуил Ихилович Бронфман), который во время крупномасштабного расследования деятельности организованных криминальных группировок, вошедшего в историю, как «Слушания Кефовера» и организованного Сенатом США (с мая 1950 по май 1951 года) за свои преступления, совершённые в период «сухого закона», будет назван самым крупным бутлегером Канады. Да, самым крупным бутлегером, но — как мафиози он начал свою деятельность до «сухого закона»!
Также до «сухого закона» возникла «Багровая банда» — еврейская, самая кровавая группировка, которая в 1920-е и 30-е годы управляла криминальным миром Детройта, вошедшая в историю США, как сброд самых жестоких вымогателей, убийц и бутлегеров, с которым не хотели связываться даже сицилийцы. По оценкам полиции, на счету у этого сброда не менее 500 жертв.
Также до «сухого закона» начали свою преступную деятельность такие, наиболее крупные еврейские гангстеры, как дон Луис Лепке (Бухальтер), Бенджамен-Багси Сигал, Артур-Датч Шульц Флагенхаймер, Меир-Малыш Лански, Чарли-Король Саломон, Макс-Бо-Бо Хоф и Лонги Цвильман.
Таким образом, не 1920-1933 гг., как этого хотелось бы сторонникам пьяного образа жизни, а 1880-1914 гг. нужно считать, — а серьёзные исследователи так и считают, — периодом, когда уродилась американская, в том числе, и еврейская мафия...

 


Просмотров: 8296
Рекомендуем почитать



Популярное на сайте
Почему постоянно хочется спать? Георгий Сидоров рассказывает о народном рецепте лечения рака Недорогие аптечные средства для красоты Соль, которая убивает Чудо средство из корок граната Налет на языке