Правда о медицине

ГМО, вакцинация, лекарства, медицина, опасная еда, курение, алкоголь, косметика,что нас убивают

Метод доктора Мак-Феррина: Очищение организма через кожу Мелатонин: гормон долгой жизни Лекарственную устойчивость бактерий нанесли на карту Предрасположенность к заболеваниям или почему мы заболеваем
Новости



Loading...
Подписываемся в нашу группу в ВК

Медицинская Правда
Подписаться письмом

Маммография — обратная сторона медали

Маммография, как уверяют, снижает риск смерти от рака молочной железы на 20 процентов, но если вы не понимаете, откуда берется это число, вы значительно переоцениваете потенциальные преимущества регулярного маммографического обследования.

Кроме того, большинство врачей не информируют пациентов о другой стороне этого процесса, а именно о том, что, на самом деле, эта процедура гораздо больше вредит женщинам, чем помогает.

Регулярное маммографическое обследование спасает 1 женщину из 1 000, а 10 женщин проходят лечение от рака безо всякой причины.

Может показаться невероятным, но снижение риска смертности на 20 процентов, о котором трубит традиционная медицина, на самом деле означает всего 1 женщину из 1000, которые регулярно делают маммографию. Как это возможно?

Из каждой 1 000 женщин, которые не делают маммографию, 5 умирает от рака молочной железы. Из каждой 1 000 женщин, которые делают маммографию, все равно умирает 4.

Разница между этими двумя группами и составляет 20 процентов (этот тот один человек в группе, делающей маммографию, который выживает). С другой стороны этого уравнения, из каждой 1000 женщин, которые регулярно делают маммографию в течение всей жизни:

ПОЛОВИНА получит ложноположительный результат. То есть, у них НЕ будет рака, но около 500 из каждой 1000 женщин, делающих маммографию, столкнутся с ужасом от диагноза «рак молочной железы»

64 сделают биопсию – болезненную процедуру, связанную с риском неблагоприятных последствий

10 будут получать лечение от рака (хотя рака у них НЕ будет), в том числе, делать уродующие операции, принимать токсичные препараты или получать лучевую терапию. Операции, химиопрепараты и лучевая терапия – все это рискованно, но умереть вследствие лечения от несуществующего рака трагично вдвойне.

Вред от маммографии перекрывает ее преимущества

В ходе сравнения данных о случаях рака молочной железы, который был диагностирован у женщин старше 40 лет в период 1975-1979 гг. – то есть, до того, как маммография стала обычным делом, и в период 2000-2002 гг., были сделаны три ключевых вывода.

Снизился процент пациентов с выявленными большими опухолями (2 сантиметра или более) – с 68 процентов до 32 процентов

Увеличился процент женщин с диагностированными небольшими опухолями – с 36 до 64 процентов

Процент пациентов с метастатическим раком, который является самым смертоносным, не изменился

С первого взгляда, это свидетельствует в пользу маммографии, но в абсолютных цифрах, уменьшение процента крупных опухолей, на самом деле, довольно невелико – меньше всего на 30 опухолей на 100 000 женщин.

В то же время, резкое увеличение процента небольших опухолей связано, в основном, с избыточной диагностикой – по оценкам, 81 процент этих небольших опухолей, фактически, не требует лечения.

Тот факт, что уровень заболеваемости метастатическим раком остается стабильным, позволяет предположить, что в большинстве случаев мы не выявляем этот вид на ранних этапах. Вместо этого мы выявляем и лечим, в основном, безвредные опухоли.

Исследователи также обнаружили, что снижения смертности от рака молочной железы на две трети было связано с улучшением лечения, например, применением тамоксифена. На долю обследования на рак молочной железы приходится снижение смертности лишь на одну треть.

Обследование как личный выбор

В своем интервью «Новостям NBC» Уэлч отметил: «обследование – это выбор. Это не обязательное требование общественного здравоохранения». В настоящее время большинство онкологов традиционной медицины искренне считают маммографию обязательной, хотя рекомендации зависят от того, кого вы слушаете.

По состоянию на прошлый год, Американское онкологическое общество (АОО) рекомендовало женщинам из группы среднего риска делать первую маммографию в возрасте 45 лет, а затем – ежегодно, до 55 лет. Женщинам 55 лет и старше рекомендуется делать маммографию раз в два года.

Между тем, Специальная группа по профилактическим мероприятиям США (USPSTF) рекомендует подождать до 50 лет, и лишь затем делать маммографию раз в два года. В ответ на горячие дебаты относительно различных рекомендаций, Конгресс США принял закон, требующий от страховых компаний покрывать расходы на маммографию независимо от возраста.

Неудивительно, что АОО резко раскритиковало последнее исследование. В своем заявлении, главный сотрудник по контролю за раковыми заболеваниями АОО, д-р Ричард Вендер, сказал: «Эти самонадеянные выводы призваны лишь привлечь внимание, и к ним следует относиться с долей скепсиса – я бы сказал, с изрядной долей скепсиса».

Проблема с отношением Вендера состоит в том, что это далеко не первое или единственное исследование, которое позволяет предположить, что преимущества маммографии сильно преувеличены. На самом деле, целый ряд исследований уже опровергает обоснованность маммографии в качестве основного инструмента борьбы с раком молочной железы.

Факты убедительно опровергают ценность рутинного применения маммографии

Архивы внутренней медицины, 2007: мета-анализ 117 рандомизированных контролируемых клинических испытаний маммографии. Среди выводов: высокий уровень ложноположительных результатов: 56 процентов после 10 маммографий.

Обзор базы данных Кокрейн, 2009: этот обзор показал 30 процентов случаев избыточной диагностики и лечения по результатам обследования на рак молочной железы, что, по сути, ПОВЫСИЛО абсолютный риск развития рака на 0,5 процента.

По итогам обзора был сделан вывод, что из каждых 2 000 женщин, приглашенных для обследования на протяжении 10 лет, продлить жизнь удалось только одной женщине, а 10 здоровых женщин получали лечение без необходимости.

Вестник медицины Новой Англии, 2010: это исследование показало, что снижение смертности в результате маммографического обследования настолько мало, что может считаться несущественным – удалось предупредить всего лишь 2,4 смертей на 100 000 человеко-лет.

Ланцет. Онкология, 2011: это исследование описывает естественную историю рака молочной железы, выявленного в ходе шведской программы маммографии в период с 1986 по 1990 гг., в которой приняли участие 650 000 женщин.

Поскольку новообразования и опухоли груди подвергаются интенсивному лечению и/или удаляются еще до того, как с уверенностью установлена их очевидная и реальная угроза для здоровья, очень мало исследований изучали последствия отказа от такого лечения.

Однако же, это исследование впервые продемонстрировало, что у женщин, которые прошли наибольшее количество обследований груди, кумулятивная заболеваемость инвазивным раком молочной железы в течение следующих шести лет ВЫШЕ, чем в контрольной группе, которая делала гораздо меньше обследований.

Ланцет, 2012: показано, что на каждую сохраненную с помощью маммографии жизнь, приходится три случая избыточной диагностики и хирургического лечения, лучевой или химиотерапии от рака, который мог не беспокоить их до конца жизни.

Обзор базы данных Кокрейн, 2013: по итогам обзора 10 исследований с участием более чем 600 000 женщин был сделан вывод о том, что маммография не оказывает никакого влияния на общую смертность.

Вестник медицины Новой Англии, 2014: д-ра Никола Биллер-Андорно и Питер Юни опубликовали статью, в которой они описывают результаты инициативы по независимой оценке технологий здравоохранения с целью оценки эффективности маммографии, в которой они участвовали:

«Во-первых, мы заметили, что продолжающиеся дискуссии основываются на серии повторных анализов одних и тех же, в основном, устаревших испытаний ... Может ли скромное, с точки зрения смертности рака молочной железы, преимущество маммографии, обнаруженное в исследованиях 1963-1991 гг., подтвердиться испытаниями на сегодняшний день?

Во-вторых, мы были поражены, насколько неочевидно преимущества маммографии перевешивают вред от нее.

Снижение относительного риска смертности от рака молочной железы примерно на 20 процентов в результате маммографии, которое в настоящее время описано большинством групп экспертов, далось ценой значительного диагностического каскада, с повторными маммографиями, последующими биопсиями и избыточной диагностикой рака молочной железы - рака, который клинически никогда бы не проявился...

В-третьих, нас смутило ярко выраженное несоответствие между реальными преимуществами маммографического обследования и тем, как их себе представляют женщины.

Британский медицинский вестник, 2014: по итогам канадского исследования, показатель избыточной диагностики и избыточного лечения по результатам маммографии составил почти 22 процента.

Вестник внутренней медицины, июль 2015: здесь исследователи пришли к выводу, что маммографическое обследование приводит к ненужному лечению и не оказывает практически никакого влияния на количество смертей от рака молочной железы. Положительная корреляция между обследованием на рак молочной железы и заболеваемостью раком молочной железы была действительно установлена, но положительной корреляции со смертностью найдено не было.

Вестник Королевского медицинского общества, сентябрь 2015: вывод данного исследования изложен уже в самом названии, которое гласит: «Маммографическое обследование вредно и от него следует отказаться».

Вкратце, авторы пришли к выводу, что десятилетия рутинной практики обследования на рак молочной железы с помощью маммографии никак не снизили смертность от рака молочной железы, но стали причиной того, что более половины (52 процента) всех женщин, прошедших обследование, были избыточно диагностированы и получили ненужное лечение.

Данные о витамине D, как о средстве профилактики рака

Маммографию изображают лучшим видом «профилактики», который только может получить женщина. Но ранняя диагностика – это не то же самое, что профилактика. А если обследование рака приносит больше вреда, чем пользы, то как вообще можно его называть самым лучшим вариантом? Думаю, что, когда речь идет о маммографии, доказательства говорят сами за себя.

То же самое можно сказать и об исследованиях витамина D, которые неоднократно показывают, что оптимизация уровня витамина D до 40-60 нанограммов на миллилитр (нг/мл) обеспечивает серьезную защиту от рака. Я уверен, что анализ крови на уровень витамина D – один из самых важных анализов для профилактики рака. В идеале, его нужно сдавать два раза в год.

Разумеется, есть исключения. Если вы ощущаете комок в груди, маммография может быть оправдана, хотя даже в этом случае есть и другие неионизирующие варианты, например, ультразвук, который, как было показано, значительно превосходит маммографию, особенно для женщин с плотной грудью, у которых повышен риск ложноотрицательных результатов маммографии.

По итогам одного из самых последних исследований, изучавших витамин D при раке молочной железы, было установлено, что дефицит витамина D связан с ростом опухолей и метастаз. Как отмечает исследователь Стэнфордского университета, доктор Брайан Фельдман:

«Ряд крупных исследований искал связь между уровнем витамина D и исходами рака, и результаты были неоднозначными. Наше исследование определяет, как низкий уровень витамина D, циркулирующего в крови, может сыграть механистическую роль в содействии росту рака молочной железы и метастаз».

Более высокий уровень витамина D также связывают с увеличением вероятности выживания после диагностирования рака молочной железы. В одном исследовании, у больных раком молочной железы и уровнем витамина D в крови, в среднем, 30 нг/мл уровень смертности был на 50 процентов ниже, чем у тех, у кого уровень витамина D в крови составил, в среднем, 17 нг/мл.

Я очень благодарен, что медицинское сообщество приняло во внимание витамин D и начало его использовать. Тем не менее, важно понимать, что лучший способ получить витамин D – находиться на солнце разумное время, и если вы действительно заинтересованы в оптимальном здоровье и исцелении, вы сделаете все, что в ваших силах, чтобы этого добиться. Это одна из причин, по которой я переехал во Флориду. За 8 лет я не проглотил ни одной таблетки витамина D, но его уровень в крови – более 60 нг/мл.

Есть много других преимуществ солнечного воздействия, помимо витамина D. Более 40 процентов солнечного света – почти инфракрасные лучи, необходимые организму для структурирования воды и стимулирования восстановления и регенерации митохондрий. Если вы только глотаете витамин D и избегаете солнца, вы лишаете себя основного преимущества разумного воздействия солнца. 

Если в ваших краях – вечная зима, и у вас низкий уровень витамина D, то, возможно, лучше принимать пероральные добавки с витамином D, как лекарство, но помните, что это ГОРАЗДО худший способ оптимизации уровня витамина D, а, избегая воздействия солнечных лучей, вы упускаете много важных биологических полезных свойств. 



Просмотров: 1290
Рекомендуем почитать



Популярное на сайте
Куда и почему пропали тараканы? Вред дрожжей Почему мы ничего не знаем о фрукте, который лечит рак? Недорогие аптечные средства для красоты АКДС – самая страшная из вакцин Из чего делают сигареты, или, чем Вы «кормите» свой организм?