Правда о медицине

ГМО, вакцинация, лекарства, медицина, опасная еда, курение, алкоголь, косметика,что нас убивают

Ночная потливость: 5 возможных причин Не давайте лимфе застаиваться! ВНИМАНИЕ! Как хлебопекарные дрожжи влияют на здоровье Пережатие пуповины: памятник гинекологической глупости
Новости



Loading...
Подписываемся в нашу группу в ВК

Медицинская Правда
Подписаться письмом

Мы ЗНАЕМ больше, чем думаем

Нередко человек, начиная заниматься новым для себя видом спорта, узнаёт, что у него есть мышцы, о существовании которых он и не подозревал. Подобная гимнастика относится и к способностям нашего мозга.

В семидесятых годах британский психолог Лоренс Вейкранц провёл следующий эксперимент. Был пациент со слепым пятном в зрении — пятно появилось из-за нарушения работы мозга. Этому пациенту Лоренс Вейкранц показывал картинки с полосами, располагая их в зоне слепого пятна, и просил сказать, горизонтальные ли изображены на них полосы или вертикальные. Пациент, естественно, возражал, что не может этого знать. Его просили угадать, несмотря ни на что. Он угадал в 90% случаев.

Такую «слепоту» нетрудно выявить и разоблачить — единичные случаи, отклонения от нормы. Но если «слепое пятно» в восприятии присуще большинству (если не всем), если оно «слепое» не потому, что это нарушение, а потому, что оно обычно, то оно не регистрируется вовсе, особенно если не укладывается в догматы науки, и нужно обладать известным умом и смелостью, чтобы его, во-первых, найти, а во-вторых — проверить.

Немногие люди на это пойдут. Дин Радин — один из таких людей. Его заинтересовало предчувствие или, как он его называет, предощущение (presentiments). Вот небольшое интервью с Дином (на английском).

Его эксперимент проходил так: участник садился перед экраном и нажимал кнопку. Через несколько секунд компьютер показывал случайным образом выбранную картинку. Картинки были либо эмоциональные, грустные, милые, агрессивные и так далее, либо нейтральные. На эмоциональную провокацию тело отвечает вне зависимости от нашего желания, на химическом уровне. Этот ответ и отслеживался.

Оказалось, что тело начинало реагировать на эмоциональную картинку ещё до того, как картинка была показана — или даже выбрана компьютером. Это предвосхищение-предощущение было хоть и не сильным, но постоянным — оно значимо уже тем, что вообще присутствует. Как, скажите на милость, можно отреагировать на ещё не выбранную компьютером картинку? И тем не менее мы на это способны.

Другой учёный, другой эксперимент. Руперт Шелдрейк считает, что многое из того, что считается сверхъестественным, на деле естественно. Мы знаем, когда о нас думают; мы предчувствуем будущее. Предлагалось угадать, смотрит ли на тебя или на твою фотографию второй участник или нет; угадать, кто из четырёх знакомых тебе звонит.

В другом случае предлагалось угадать, какую из четырёх картинок или мелодий воспроизведёт компьютер. В целом в каждом эксперименте верных угадываний было значительно больше, чем при угадывании случайным образом.

А вот эксперимент, который можно провести самому. Возьмите несколько игральных кубиков и постарайтесь выкинуть как можно более упорядоченные значения — одинаковые числа, последовательные числа. Обычно получается. О чём говорят подобные результаты? Мы, как Страшила, считаем, что мозги — это что-то вроде подушечки с булавками.

Думаем ли мы непосредственно мозгом, серыми шариками, или же природа сознания им не ограничена, — вопрос открытый. Тот же Шелдрейк, к примеру, считает, что мозг может быть не генератором, а приёмником сознания — как телевизор не генератор, а приёмник ток-шоу и фильмов. Но так или иначе, мы, как Страшила, недооцениваем свои способности.

И это понятно. Предрассудки, случайности, предвзятости, шарлатанство и что-то настоящее смешаны все в одну кучу, и не всякий в неё полезет, хотя и в ней понемногу наводится порядок.

С другой стороны, гипотезы о «естественном сверхъестественном» задевают научные табу и догмы и научным сообществом встречаются прохладно, как бывает на стыке мировоззрений. Однако же стоит отнестись к вопросу более серьёзно — и в то же время менее серьёзно, изучая маленькие повседневные странности скорее чем исключительные претензии — и находятся простые, надёжные методы проверки, эксперименты становятся воспроизводимы и статистически достоверны.

Странное оказывается обычным, а обычное — странным.

Что с результатами делать и как их объяснять, если они не вписываются в картину мира? По-научному — менять картину мира в соответствии с новой информацией. Как всегда — игнорировать странности, пока дырки в официально-научном мировоззрении не станут очевидны. Странное — это то, что не согласуется с данной картиной мира. Поскольку любая картина мира — только предположение, рабочая гипотеза, то странности всегда найдутся, и наше дело — не отбрасывать их, а, напротив, уделить им особое внимание.

В особенности если открытия касаются нашего непосредственного взаимоотношения с миром. Расширяя картину мира, мы расширяем и свои возможности. Сколько ещё «слепых пятен» в нашем сознании, остаётся лишь гадать. Галактики проплывают у нас перед глазами, но мы не позволяем себе их увидеть. Но однако же, видим. И когда-нибудь себе в этом признаемся. 


Просмотров: 847
Рекомендуем почитать



Популярное на сайте
Из чего делают сигареты, или, чем Вы «кормите» свой организм? Черный список препаратов с недоказанной эффективностью Вся правда о Макдональдсе Зачем "медицине" свежая плацента и пуповина наших детей? Влияние алкоголя на организм подростка Стерилизация девочек через вакцинацию