Правда о медицине

ГМО, вакцинация, лекарства, медицина, опасная еда, курение, алкоголь, косметика,что нас убивают

Вакцины - рак в шприце Битва за выживание Болезнь не есть ни жестокость, ни наказание... Это НЕОБХОДИМО знать — профилактика образования тромбов
Новости



Loading...
Подписываемся в нашу группу в ВК

Медицинская Правда
Подписаться письмом

Может лучше обратиться к врачу? - Ничего я не хочу

Кафедра общей и клинической фармакологии
Российского университета дружбы народов, Москва

«Проблема осложнений лекарственной терапии становится всё более актуальной во всём мире.

Это связано прежде всего с внедрением в медицинскую практику большого числа фармакологических препаратов, обладающих высокой биологической активностью, сенсибилизацией населения к биологическим и химическим веществам, нерациональным использованием лекарств, медицинскими ошибками и применением некачественных и фальсифицированных препаратов.

Результаты проведённых за последние годы фармакоэпидемиологических исследований позволяют говорить о том, что недооценка и запоздалое решение этой проблемы чреваты развитием самых серьёзных последствий [1, 2].

Масштаб проблемы

В специально проведённых исследованиях было показано, что тяжёлые, подчас необратимые осложнения в результате лекарственной терапии развиваются у миллионов людей. Количество летальных исходов, связанных с применением лекарств, исчисляется сотнями тысяч.

Только в США ежегодно госпитализируется от 3,5 до 8,8 млн. больных и погибает 100-200 тыс. пациентов вследствие развития неблагоприятных побочных реакций, связанных с применением лекарств [3]. Как вы думаете, в России эта цифра меньше?
Результаты мета-анализа 39 перспективных исследований, проведённых в США в период с 1966 по 1996 гг., показали, что серьёзные неблагоприятные побочные реакции возникали в среднем в 6,7% случаев, а летальные осложнения имели место у 0,32% всех госпитализированных больных. Осложнения лекарственной терапии заняли 4-6-е место среди причин смертности после сердечно-сосудистых, онкологических, бронхо-лёгочных заболеваний и травм [2].

Подобное положение отмечается и в других развитых странах. Так, во Франции в 1997 г. около 10% всех госпитализированных составляли больные с побочными реакциями. Осложнения лекарственной терапии возникли у 1 317 650 пациентов, из них в 33% случаев — серьёзные и в 1,4% — летальные [4]. Неблагоприятные побочные реакции явились причиной госпитализации 5,8% больных в Германии [5]. Согласно данным Pirmohamed et аl. [6], 5% госпитализаций связаны с лекарственными осложнениями, неблагоприятные побочные реакции возникают у 10-20% госпитализированных больных, осложнения лекарственного генеза стали причиной летальных исходов в 0,1% случаев (для сравнения: летальные исходы в результате хирургических вмешательств наблюдаются в 0,01% случаев).

Неблагоприятные побочные реакции — это не только серьёзная медицинская, социальная, но и экономическая проблема.

Экономические затраты, связанные с лекарственными осложнениями, составляют в США около 76,6 млрд. долл. в год [3]. Общие годовые затраты только на лечение предотвратимых осложнений фармакотерапии в США колеблются от 17 до 29 млрд. долл.

В Великобритании ежегодно расходуется около 4 млрд. долл. в связи с увеличением продолжительности пребывания в стационарах больных из-за возникших неблагоприятных побочных эффектов лекарств [7].

По данным исследования Moore et аl. (1998), затраты, связанные с побочными реакциями, составляют в разных странах от 5,5 до 17% общего бюджета больниц [8].

Зарубежный опыт изучения проблемы побочного действия лекарств свидетельствует о том, что многие лекарственные осложнения являются следствием медицинских ошибок.

Современное состояние проблемы медицинских ошибок

Неблагоприятные побочные реакции лекарственных препаратов вследствие нерационального применения и врачебных ошибок — это только один из наиболее часто встречающихся видов медицинских ошибок. К медицинским ошибкам относят также:

- неправильную постановку диагноза, приведшую к неверному выбору препарата для лечения;
- неиспользование предписанного диагностического обследования;
- неверную интерпретацию результатов обследования;
- непринятие мер после получения результатов, отклоняющихся от нормы;
- использование неисправного медицинского оборудования;
- осложнения при переливании крови;
- невыполнение других медицинских предписаний.

Проблема медицинских ошибок не нова, однако в прошлом на неё не обращали должного внимания. Первые работы, посвящённые описанию и изучению проблемы медицинских ошибок, стали появляться в 90-е гг. [9]. Одно из первых значимых исследований этого вопроса было организовано в США Агентством по исследованиям и качеству в здравоохранении и проведено Институтом медицины [10].

По завершении данного исследования в ноябре 1999 г. был составлен отчёт, озаглавленный: “Человеку свойственно ошибаться: повышение безопасности в здравоохранении” [11]. В отчёте отмечалось, что в результате медицинских ошибок в больницах США ежегодно умирает от 44 000 до 98 000 человек. Это больше, чем смертность в результате автомобильных аварий (43 458), рака молочной железы (42 297) или СПИДа (16 516).

Согласно полученным данным, только от ошибок, связанных с неправильным применением лекарств, ежегодно погибает 7 000 человек; это на 16% больше, чем смертность в результате производственного травматизма [11].

С медицинскими ошибками связаны огромные финансовые издержки. В отчёте Института медицины отмечается, что медицинские ошибки обходятся США примерно в 37,7 млрд. долл. в год, причём из них около 17 млрд. долл. связаны с расходами, которые можно было предотвратить. Приблизительно половина этих средств расходуется на лечение последствий предотвратимых медицинских ошибок [11].

Реакция на полученные Институтом медицины данные последовала со стороны руководства страны на самом высоком уровне уже в декабре 1999 г. Президент США Билл Клинтон Исполнительным распоряжением создал Межведомственную рабочую группу по координации качества в здравоохранении и потребовал от неё представить ему в течение 60 дней рекомендации, направленные на повышение степени безопасности больных. Разработанные Президентской комиссией рекомендации были выпущены Белым Домом 22 февраля 2000 г. [12].

Вслед за этим многие страны, включая Канаду, Нидерланды, Новую Зеландию, Швецию и другие, начали специальные национальные программы по исследованию качества оказания медицинской помощи и безопасности пациентов.

Департамент здравоохранения Великобритании в докладе за 2000 г. отметил, что неблагоприятные последствия медицинских вмешательств составили 850 тыс. случаев и явились причиной 10% всех госпитализаций [7].

Исследование качества медицинской помощи в Австралии в 1995 г. показало, что неблагоприятные побочные эффекты имели место у 16,6% госпитализированных больных [13].

Учитывая глобальный характер проблемы медицинских ошибок, Исполнительный комитет Всемирной Организации Здравоохранения (ВОЗ) в январе 2002 г. рассмотрел специальную резолюцию “Качество здравоохранения и безопасность больных” и утвердил Стратегию по повышению безопасности больных, в которой наметил основные меры по улучшению качества оказания медицинской помощи населению [14].

В резолюции Исполнительного комитета ВОЗ отмечается, что, “несмотря на возрастающий интерес к проблеме безопасности больных, в мире ещё нет осознания чрезвычайной важности проблемы неблагоприятных побочных реакций”. В основном это связано с недостаточностью специальных исследований и фактических данных по данному вопросу.

ВОЗ призывает страны к более активному международному сотрудничеству в этой области.

Ошибки врачей при фармакотерапии

Проблема медицинских ошибок вообще и врачебных ошибок при лекарственной терапии в частности, до настоящего времени в России практически не изучалась. Медицинские работники и руководители лечебно-профилактических учреждений стараются избегать обсуждения данной темы; она редко находит отражение на страницах медицинской печати. Между тем, вряд ли будет преувеличением сказать, что эта проблема актуальна и для нашей страны.

К числу врачебных ошибок, как составляющей медицинских ошибок, относят все случаи, связанные с использованием лекарственных препаратов с нарушениями инструкции по медицинскому применению [15].

По данным Classen et аl. [1], полученным при активном мониторинге использования лекарств в стационаре, среди типов врачебных ошибок в медицинской практике лидирующими являются ошибки выбора врачом лекарственного препарата и его дозы. Такого типа ошибки составили 56%.

Второе место заняли врачебные ошибки, связанные с некорректным изменением дозы и длительностью применения лекарственных средств — 34%. На долю неблагоприятных побочных эффектов из-за ошибок, допущенных средним медицинским персоналом и фармацевтическими работниками больничной аптеки, приходилось 10% неблагоприятных побочных эффектов.

Неблагоприятные побочные реакции, возникающие в результате врачебных ошибок, являются потенциально предотвратимыми, поскольку их можно избежать при рациональном использовании лекарственных средств.

Основу профилактики неблагоприятных побочных эффектов лекарственных препаратов, в том числе, связанных с врачебными ошибками, составляет их выявление, последующий анализ и разработка предложений по решению проблемы. Решения указанных задач возложено на организованные в большинстве стран мира специальные службы контроля безопасности лекарств (фармаконадзора).

Службы контроля безопасности лекарств

После “талидомидовой трагедии” в 60-е гг. в разных странах стали создаваться специальные службы фармаконадзора с целью выявления и профилактики осложнений лекарственной терапии. Основу этих служб составляли национальные центры по изучению побочного действия лекарств.

В 1969 г. в Советском Союзе был организован Всесоюзный центр по изучению побочного действия лекарств Минздрава СССР, выполняющий весьма важные функции по выявлению, анализу и систематизации сообщений о побочных реакциях, подготовке предложений для Минздрава СССР об ограничении или запрещении применения отдельных препаратов, а также по предоставлению медицинским и фармацевтическим работникам информации по вопросам безопасности лекарственных средств и профилактики возникновения лекарственных осложнений.

После распада СССР в течение 6 лет в России не было национального центра по контролю безопасности лекарств.

Часть функций центра в течение указанного времени выполнял Фонд по изучению эффективности и безопасности лекарств, организованный на базе кафедры общей и клинической фармакологии Российского Университета дружбы народов, основным научным направлением которой является изучение вопросов безопасности лекарств и их рационального применения.

В 1997 г., благодаря усилиям сотрудников кафедры общей и клинической фармакологии РУДН, Минздрав России создал на её базе Федеральный центр по изучению побочных действий лекарств. Центр организовал и возглавил работу по созданию в России службы фармаконадзора, основными задачами которой являются выявление неблагоприятных побочных реакций, разработка предложений по их профилактике и обеспечение медицинской общественности соответствующей информацией [16].

За короткий срок на территории Российской Федерации было создано несколько региональных центров по изучению побочных действий лекарств. Эти центры являются первичным звеном в процессе сбора и оценки сообщений о побочных реакциях лекарств, а также распространения информации о возможных осложнениях лекарственной терапии. В настоящее время в различных регионах России действует 29 таких центров.

Работа Федерального центра получила высокую оценку Всемирной Организации Здравоохранения (ВОЗ) и в конце 1997 г. Россия была принята в качестве полноправного члена в Программу ВОЗ по международному мониторингу лекарств.

В результате последующей реорганизации с 1999 г. функции Федерального центра выполняет отдел токсикологии и изучения побочных действий лекарств Института доклинической и клинической экспертизы лекарств Научного центра экспертизы и государственного контроля лекарственных средств Минздрава РФ.

Юридические основы контроля безопасности лекарств в нашей стране были заложены в “Законе о лекарственных средствах”, принятом в 1998 г. В ст. 41 Закона указывается, что “субъекты обращения лекарственных средств обязаны сообщать федеральному органу исполнительной власти в сфере здравоохранения, органам исполнительной власти субъектов Российской Федерации в сфере здравоохранения, федеральному органу контроля качества лекарственных средств и территориальным органам контроля качества лекарственных средств обо всех случаях побочных действий и об особенностях взаимодействия лекарств с другими лекарственными препаратами, которые не соответствуют сведениям о лекарственных средствах, содержащимся в инструкциях по их применению”.

Сообщения, поступающие в виде заполненных индивидуальных карт учёта НПР, подвергаются всестороннему анализу и заносятся в специальную базу данных [17].

Результаты анализа сообщений о НПР в России

С целью выяснения роли врачебных ошибок в возникновении неблагоприятных побочных реакций был проведён анализ спонтанных сообщений, поступивших в Центр за 1997-2000 гг.

В результате анализа 565 сообщений было установлено, что на долю сведений о лекарственных осложнениях вследствие врачебных ошибок приходилось 27,4%.

Выявлены следующие типы врачебных ошибок (рис. 1):

непереносимость лекарственного препарата в прошлом;
неоправданный выбор лекарственного средства, в том числе в результате их назначения при наличии противопоказаний к применению;
0}ошибки дозирования препарата, включающие передозировку в случае назначения одного и того же препарата под разными названиями, либо превышения суточной дозы в условиях монотерапии;
одновременное применение двух и более препаратов одной группы;
одновременное применение двух и более препаратов разных групп без учёта их взаимодействия.

медицина
Рисунок 1. Распределение сообщений по группам в зависимости от типа врачебных ошибок

Неоправданный выбор лекарственных средств, связанный с игнорированием противопоказаний к применению, — второй по частоте тип врачебных ошибок.
Меньшая часть ошибок — связана с передозировкой при назначении одного и того же препарата под разными фирменными наименованиями.

Максимальное число ошибок (73,6%) было допущено врачами при комбинированной терапии. Это подтверждают данные литературы, согласно которым риск лекарственных осложнений возрастает пропорционально увеличению числа одновременно назначаемых препаратов. Например, при одновременном применении 2-4 лекарств риск развития побочных реакций увеличивается до 4%, 15-20 лекарственных препаратов — до 54% [18].

Анализ сообщений в данном исследовании показал, что 20% из них содержали сведения о том, что больные получали 12 лекарственных препаратов одномоментно, 40,9% — 8 лекарственных средств.

В условиях монотерапии чаще всего причиной возникновения неблагоприятных побочных эффектов в результате ошибок врачей были противомикробные (в основном антибиотики разных групп), нестероидные противовоспалительные, сердечно-сосудистые и местно-анестезирующие лекарственные средства.

Наиболее частыми нерациональными комбинациями лекарственных средств являлись:

-применение двух и более нестероидных противовоспалительных средств на фоне гастрита и язвенной болезни, что приводило к обострению хронической патологии и/или развитию желудочно-кишечных кровотечений;
-комбинации антибиотиков группы аминогликозидов и других нефротоксических средств (например, цефалоспоринов) с развитием острой почечной недостаточности;
-назначение комбинации ЛС, обладающих раздражающим действием на слизистую желудочно-кишечного тракта (например, аспирина, агапурина и эскузана);
-использование комбинации препаратов, способных вызывать агранулоцитоз (например, левомицетин и фенилбутазон).

медицина

Рисунок 2. Распределение сообщений о серьёзных побочных реакциях лекарств, возникших в результате врачебных ошибок и в других случаях

Из числа спонтанных сообщений с информацией о развитии неблагоприятных побочных реакций вследствие ошибок врачей 78,7% составили сообщения о серьёзных лекарственных осложнениях, из которых 4,2% закончились летально.

Сравнительный анализ числа серьёзных побочных реакций, возникших в связи с врачебными ошибками, и в остальных случаях (в которых ошибок врачей не было) выявил большую встречаемость их в прецедентах несоблюдения рекомендаций инструкций по медицинскому использованию лекарств (рис. 2).
К категории серьёзных неблагоприятных реакций, согласно принятой ВОЗ терминологии, относятся реакции, которые приводят к летальным исходам, представляют угрозу для жизни, приводят к госпитализации больных или удлиняют её сроки, тератогенные и канцерогенные эффекты лекарственных средств.

Выявленные серьёзные лекарственные осложнения вследствие ошибок врачей клинически проявлялись:

- аллергическими реакциями (22,4% числа врачебных ошибок), включавшими анафилактические шоки, синдромы Стивенса-Джонсона и Лайелла, отеки Квинке, бронхоспазмы и различные виды сыпи;
- сердечно-сосудистыми реакциями (12,0% от чиcла сообщений с врачебными ошибками) в виде коллапса, преходящей ишемии и инфаркта миокарда, аритмий, асистолий, изменений артериального давления, тромбофлебитов, и острого отека мозга;
- нарушениями деятельности ЦНС (2,7% числа сообщений с ошибками врачей) — судороги, галлюцинации, острый психоз, дискоординация движений;
- поражениями желудочно-кишечного тракта (7,7% числа сообщений с врачебными ошибками) в виде обострения хронического гастрита, желудочно-кишечных кровотечений, обострений язвенной болезни желудка, и профузной диареи;
- нарушениями системы кроветворения и гемостаза (7,1% числа сообщений с ошибками врачей): геморрагический синдром, гипохромная анемия и внутренние кровотечения, панцитопения и агранулоцитоз, гипохромная анемия;
- поражениями почек (2,2% числа сообщений с врачебными ошибками) в виде острой почечной недостаточности;
- снижением слуха и остроты зрения (1,1 и 0,6% случаев количества сообщений с ошибками врачей соответственно);
- поражениями печени (4,4% числа сообщений с врачебными ошибками), проявлявшимися гепатотоксическими реакциями и гепатитами;
- прочими осложнениями (18,6% случаев количества сообщений с ошибками врачей), например маточными кровотечениями, некрозом слизистой ротовой полости, синдромом Рея, иммуноденрессантными реакциями, которые явились причиной развития сепсиса, рецидивирующего фурункулеза и абсцесса корня языка и др.
Среди лекарств, вызвавших анафилактический шок, были препараты разных групп, однако на долю местно-анестезирующих средств приходилось большее число сообщений, затем следовали антибактериальные, НПВС и комбинированные препараты.

Обращает на себя внимание нерациональное использование антибиотиков и прежде всего аминогликозидной группы (гентамицина, канамицина, амикацина), которые применялись у больных с наличием противопоказаний, без учета неблагоприятных последствий взаимодействия. В результате у больных развивались острая почечная недостаточность и нефриты.

***

Основные направления в решении проблемы профилактики осложнений лекарственной терапии, связанных с врачебными ошибками

Анализ специальных исследований, посвящённых вопросу изучения медицинских ошибок вообще и ошибок врачей в назначении лекарственных средств в частности, свидетельствует о том, что в их основе лежат недостатки системы подготовки и усовершенствования медицинских кадров в области фармакотерапии, несвоевременное и недостаточное предоставление медицинским и фармацевтическим работникам необходимой информации о возможных неблагоприятных побочных эффектах медикаментов, а также недостатки в организации и функционировании систем контроля безопасности лекарств [14, 15, 19].

Результаты проведённой нами работы позволяют предположить, что в основном те же причины определяют осложнения фармакотерапии и в нашей стране.

Для решения проблемы осложнений фармакотерапии вследствие врачебных ошибок нам представляется целесообразным предложить следующие три основные направления:

1. Совершенствование преподавания фармакологии и клинической фармакологии в медицинских институтах (академиях, университетах) и институтах (академиях) усовершенствования врачей. При этом необходимо не только совершенствование соответствующих программ, но и методических приемов обучения. Студент и врач должны не только получить определенные знания. но и научиться ориентироваться в огромном числе поступающих на фармацевтический рынок лекарственных препаратов с тем, чтобы уметь рационально выбрать и грамотно назначать лекарство конкретному больному.

2. Предоставление медицинским и фармацевтическим работникам здравоохранения объективной независимой информации о возможных неблагоприятных реакциях на лекарственные средства, включая сведения о взаимодействии лекарств друг с другом и с биологически активными веществами.

3. Совершенствование системы контроля безопасности лекарств как на федеральном и региональном уровнях, так и непосредственно влечебно-профилактических учреждениях. При этом весьма важным является наряду с использованием метода спонтанных сообщений внедрение в практику таких современных методов выявления неблагоприятных побочных эффектов лекарственных средств, как активный мониторинг, анализ реестров и баз данных, содержащих сведения о заболеваемости и смертности, анализ зависимости осложнений фармакотерапии от потребления лекарств.

В заключение необходимо отметить, что в изучении ятрогенных осложнений лекарственной терапии и их профилактике ведущую роль должны играть медицинские и фармацевтические работники практического здравоохранения. Ни в коем случае нельзя "загонять" проблему ошибок при фармакотерапии вглубь и прятать её.

Практика и отдельные исследования показали, что именно боязнь обвинения в некомпетентности и возможного наказания больше всего препятствуют активному участию в этой работе большинства специалистов [20].

В связи с этим на всех уровнях системы здравоохранения должна быть создана деловая доброжелательная атмосфера экспертизы сообщений об осложнениях лекарственной терапии с целью выявления наиболее типичных ошибок, причин их возникновения и разработки мер их предотвращения, а не с целью наказания за прошлые ошибки.

Участие врачей, медицинских сестёр, провизоров и фармацевтов в этой работе является их гражданским и профессиональным долгом и в конечном итоге может спасти жизнь и сохранить здоровье тысячам людей. Не случайно в "Этическом кодексе врача", одобренном на II Пироговском съезде, сказано, что сообщение о побочных действиях лекарств является профессиональным долгом медицинского работника».

* * *

Анализ этой статьи только подтверждает, что мы движемся в верном направлении. Только очень жаль, что в столь детальном исследовании не звучат абсолютные цифры по всем группам.

Продолжим вытаскивать абсолютные цифры. Таким образом, количество случаев причинения существенного вреда пациентам врачами, которых можно было бы избежать (70% от всех случаев причинения вреда пациентам), будет: 500 000 делить на 100 и умножить на 70 = 350 000 случаев в год.

Опять же, это много или мало? Давайте посмотрим, что расскажет нам статистика по заболеваемости в России:

медицина

Всего заболевших в 2002 году было 198 020 430, давайте для удобства расчётов округлим эту цифру до 200 000 000 (двухсот миллионов случаев заболеваний). Получается, что заболевших в России больше чем жителей. Это означает, что в среднем каждый житель России переболел в течение года 1,4 раза.

Значит, в реальной жизни кто-то переболел два раза, а кто-то один раз. Мы будем вести расчёт по случаям заболеваний, а не по количеству пациентов: 200 000 000 разделим на 350 000 = 571. Это значит, что при каждом 571 случае обращения врач, вместо помощи, навредил пациенту. Чтобы оценить эту цифру, мы её приземлим до уровня городской районной поликлиники.

Предположим, что Вы живёте в городе с населением в 500 000 жителей. У вас в городе 5 районов и, соответственно, 5 районных поликлиник. Каждая поликлиника обслуживает 100 000 человек. Так как средний житель России обращается к врачу 1,4 раза в год, то кол-во обращений в данную поликлинику будет:

100 000 умножить на 1,4 = 140 000 (сто сорок тысяч раз в год).

Или:

140 000 разделить на 250 рабочих дней в году = 560 обращений в день.

В среднем каждый больной приходит в поликлинику около 5-ти раз за период болезни. Значит, общее кол-во посещений составляет:

140 000 умножить на 5 = 700 000 (семьсот тысяч посещений в год).

Или

700 000 разделить на 250 рабочих дней в году = 2 700 (две тысячи семьсот посещений в день).

Учтём, что в данной поликлинике по статистике должно работать 427 врачей, так как на каждые 10 000 Россиян приходится 42,7 врача. Значит, каждый врач должен за смену принять:

2700 разделить на 427 = 6,3 человека.

А ведь, несмотря на множество допущений, результат очень близок к реальной жизни.

В такой поликлинике в течение 1 рабочего дня врачи приносят серьёзный неоправданный ущерб:

560 разделить на 571 = 0,98 (то есть, почти одному пациенту в день).

Каждые 10 рабочих дней, соответственно, 1 пациент будет необоснованно умирать по вине врачей данной поликлиники.

С чем это можно сравнить? Например, со случаями преступных действий, совершенных против граждан повлёкших за собой серьёзные повреждения или смерть.

К таким действиям можно отнести, например, грабёж на улице с применением оружия.

Представьте, что в 100 000-ном районе города ежедневно совершается одно разбойное нападение на прохожих с применением оружия, причём почти каждую неделю это убийство, а в остальных случаях серьёзные повреждения здоровья (длительное расстройство здоровья и значительная стойкая утрата общей трудоспособности менее чем на одну треть).

С такими показателями преступности органы охраны порядка по головке не погладят. Граждане будут бояться выходить на улицы, и это будет называться «разгул бандитизма». Получается, что система здравоохранения проводит деятельность, сравнимую по результатам с разгулом бандитизма.

Конечно, многие скажут, что врачи ещё, кроме этого, многих вылечивают. Хорошо учтём это в нашей аллегории. Грабители, которые грабят и убивают людей в вышеуказанных количествах, в таком случае оказываются меценатами (делают некоторые пожертвования), днём прекрасные отцы и также уважаемые коллеги по работе.

Кому от этого легче? Наоборот, складывается образ какого-то маньяка. Не знаешь, чего он в следующую минуту отчебучит. Так и с врачами. Идёшь лечиться и не знаешь, то ли тебя вылечат, то ли залечат.

Обратите внимание — уже в словаре Даля читаем: «Залечить — смотри залекарить — кого залечивать, морить больного дурным лечением». Как же так? Двести лет точное слово в языке есть. А предмета, который оно обозначает, что, разве нет?

Посудите здраво. Главный аргумент, звучащий в оправдание таких горе-врачей гласит: «Врач сталкивается с бОльшим риском ошибиться с лечением, чем обычный человек, значит, и судить его надо менее строго». Но, давайте продолжим такую «логику». Менее строго нужно судить:

* милиционера, который, стреляя на улице при преследовании преступника, неумышленно убил прохожего.

* водителя, который, управляя автомобилем, насмерть задавил пешехода, не заметив его.

* капитана боевого крейсера, который, производя стрельбы боевой ракетой по учебной цели, в результате ошибочных команд, поразил пассажирский корабль с большим количеством жертв.

Следуя такой корявой логике, их всех не должны посадить в тюрьму, а должны они отделаться предупреждениями, либо штрафами.

Вот здесь и вылазят наружу «круговая порука врачей», «политика двойных стандартов» и поощрение безответственности системы здравоохранения. А если есть поощрение безответственности, то кому-то это нужно!

Мы, безусловно, выяснили, что система здравоохранения работает неэффективно.

Также мы выяснили, что результаты деятельности этой системы приносят реальный вред, который ни в коем случае не может считаться неким допустимым «побочным эффектом», поскольку размеры этого вреда соизмеримы с разгулом бандитизма.

А ведь мы ещё не учли косвенный вред, причиняемый неправильными методиками лечения болезней, неоправданными правилами работы системы, небезопасными лекарствами и многое другое.

Однако, такую систему нельзя было бы назвать паразитической, если бы она не подменила собой здоровые, существовавшие веками системы народной медицины, которые и раньше, и сейчас неистово блокируются всеми способами.

Современной медицине выгодно лечить симптомы болезни, вместо её причины, выгодно множество побочных эффектов от лекарств, выгодно разрешать к продаже небезопасные продукты — в результате увеличивающегося количества вынужденных обращений пациентов современная система здравоохранения (далее сокращенно ЗдОх), кроме финансового благополучия, утверждает свою нужность.

Скажите, чем такая система лучше нынешней банковской? По-моему, они очень похожи.

Эта самая система ЗдОх паразитирует на человеческом здоровье. Здоровый человек — живёт. Нездоровый — в момент болезни не может эффективно осуществлять свою деятельность. Он несчастлив всё это время. Время, на которое человек утратил работоспособность, следует считать вычеркнутым из жизни, или утерянным.

Кроме того в данное время человек становится обузой дееспособному населению. Следовательно, за единицу украденной паразитами субстанции, в данном случае, мы примем 1 человеческую жизнь. Соответственно, потеря трудоспособности на одну треть это 33% жизни. Также срок временной нетрудоспособности выделим, как соответствующую потерянную часть жизни.

Считать мы будем, чтобы никому не было обидно, за весь мир. Ведь врачи без устали несут «свет медицины и просвещения», в самые дальние уголки мира.

Кстати, это ещё один признак паразитической сути системы — она всегда стремится расшириться, захватывая всё новые и новые полигоны для кормления. И у паразитической системы это всегда получается лучше, чем у здоровой, самодостаточной. Можно сравнить эти два процесса с горением свечи (здоровая система) и пожаром (паразитическая).

Горение свечи — стабильный, приносящий пользу, занимающий своё достойное место в мироустройстве, процесс. Свеча не носится от одного тёмного уголка к другому, навязывая свои услуги, наоборот, она ценность, она в достаточной степени самодостаточна. Люди сами выходят к свече из темноты, потому что свет нужен им (так бывает с некоторыми лекарями и даже отдельными врачами). Для свечи горение это труд.

Пожар — это процесс разрушительный и вредный. Пользы не приносит, всегда стремится к экспансии (расширению). Энергия, выделяемая процессом, идёт в большей части на кормление системы и её расширение. Никто особо броситься в огонь пожарища не спешит (так бывает с больницами вообще). Для пожара горение это разгул.

Давайте, наконец, посчитаем:

Нам необходимо принять ориентировочное кол-во врачей на душу населения по всему миру. В России это 42,7 врача на 10 000 населения. В США этот показатель близок к Российскому. В Европе несколько выше. В развивающихся странах значительно ниже. Чтобы не возвести напраслину, будем считать по минимальной ставке. По собранным мной отрывочным сведениям в мире на 10 000 населения приходится порядка 7 врачей. Соответственно и деятельность по нанесению вреда населению можно выразить таким образом:

В мире 6 000 000 000 (шесть миллиардов людей). Врачей на них приходится:

6 000 000 000 разделить на 10 000 и умножить на 7 = 4 200 000 (четыре миллиона двести тысяч врачей).

Логично предположить, что вред, нанесённый ими, будет пропорционален их количеству.

Вот показатели вреда, нанесённого врачами в России на душу населения будет в шесть раз выше, чем в целом по миру (42,7 к 7). Требуется сначала досконально расписать этот вред по России, как наиболее достоверный и подтверждаемый официальными источниками, и распространить эти расчёты на весь мир.

Итак, в России врачи отнимают 50 000 жизней в год. Причиняют вред здоровью до потери трети трудоспособности 450 000 раз в год. Приведём эту треть трудоспособности к отнятым жизням. 450 000 раз по 1/3 части жизни это: 450 000 разделить на 3 = 150 000 жизней.

Думаю, в эту цифру следует внести поправку. С одной стороны, с пустяками обычно к врачам и не обращаются, и не трубят после о причинённом вреде, если он невелик. С другой, все эти 150 00 случаев не могут быть одинаково тяжелы.

Вероятно, будет справедливо принять к расчёту 2/3 от данной суммы жизней. Получается: 150 000 разделить на 3 и умножить на 2 = 100 000 (сто тысяч жизней в год по лишению трудоспособности).

И ещё болезни, которые отнимают в среднем 7 рабочих дней трудоспособности у заболевшего за один случай заболевания. Случаи заболеваний на половину можно рассматривать, как попустительство системы ЗдОх.

Ведь не встали же врачи стройными рядами за запрещение пропаганды нездоровых течений моды в одежде, обуви. Не запретили ввоз опасных продуктов (что они вообще делать обязаны), и многого другого не сделали. Таким образом, из 200 000 000 случаев заболеваний, как минимум, 100 000 000 на их совести. Посчитаем потерю трудоспособности в год:

100 000 000 умножить на 7 дней = 700 000 000 дней в году, или: 700 000 000 разделить на 365 дней по календарю = 1 917 808 украденных лет.

Или:

1 917 808 разделить на 70 лет средней продолжительности жизни = 27 400 полных человеческих жизней, украденных у жителей России в год.

Итак, сумма:

50 000 отнятых жизней по прямой вине врачей

+

100 000 отнятых жизней в части суммирования причинённой нетрудоспособности по прямой вине врачей.

+

медицина

 

Эх! Врачи-врачи. Прямо жалко с такой темой расставаться. Но я думаю, что расстаюсь с этой темой ненадолго, ведь можно ещё в библиотеке посидеть, порыться в статистических материалах, в интернете пошарить и специально про вас врачей отдельную работу написать.

А теперь двинемся дальше. У нас на очереди интересная субстанция, которую и отнять можно, и процесс отнимания которой гораздо древнее любых денег, и тайн здесь соответственно тоже много.

***


Из книги А. Артемьева „Как украсть счастье или Пришло время выставить счёт”. 


Просмотров: 1443
Рекомендуем почитать



Популярное на сайте
Онищенко после увольнения о вреде прививок 101 факт о вреде алкоголя Почему лучше не красить волосы Влияние алкоголя на организм подростка Почему мы ничего не знаем о фрукте, который лечит рак? Red Bull и его вред нашему здоровью