Правда о медицине

ГМО, вакцинация, лекарства, медицина, опасная еда, курение, алкоголь, косметика,что нас убивают

Прививка как возможная причина аутизма Балансируем гормоны - 4 природных способа Цветотерапия — уникальный метод восстановления зрения Вакцины - рак в шприце
Новости



Loading...
Подписываемся в нашу группу в ВК

Медицинская Правда
Подписаться письмом

Ноль отходов

Реально ли очистить российские города от мусора?

По данным Счётной палаты РФ в России места для размещения отходов занимают площадь вдвое больше территории Израиля и в четыре раза превышающую территорию Кипра – 4 миллиона гектаров! К этому стоит прибавить еще и площадь неубранных мусорных куч, «украшающих» улицы многих городов, и стихийные неучтенные свалки вдоль дорог, в оврагах, лесах. Согласитесь, масштабы картины потрясают! Реально ли остановить разрастание этой территории? Как убрать мусор и не допускать его накапливание впредь? Что для решения этой проблемы важнее: заинтересованность бизнеса? Воля государственных структур? Изменение менталитета населения?

Что касается воли государственных структур и региональных властей, 1 января 2016 года вступил в силу Федеральный закон N 404-ФЗ о переходных положениях в сфере обращения с отходами. В соответствии с этим законом субъекты РФ должны до 1 января 2017 года утвердить территориальные схемы планирования обращения с отходами, выбрать регионального оператора, утвердить тарифы новой коммунальной услуги по обращению с твердыми коммунальными отходами. Словом, начать управлять процессом по-новому, так, как в российских регионах не делалось еще никогда.



В разных странах проблеме мусора в последние годы находят немало интересных и эффективных решений.
Например, концепция Zero Waste (Ноль отходов) - над её реализацией в последнее десятилетие весьма успешно работают власти и бизнес Сан-Франциско. Сегодня в этом американском городе бесперебойно перерабатывается около 80 процентов мусора. А три года назад мэр города дал обещание, что к 2020 году Сан-Франциско будет полностью жить по принципу «Ноль отходов», то есть так или иначе перерабатываться будут все отходы, которые «производит» город. И никаких тебе свалок, куч мусора и прочего безобразия. «Вы видите в этом мусор, мы видим ресурсы», – принцип, который реализуют в жизнь городские власти и бизнес.

О вдохновляющем опыте Сан-Франциско, по превращению мусора в ресурс рассказывает в своем фильме «В погоне за нулем» американский документалист Кристофер Бивер. Российский зритель смог изучить «закулисье» новой индустрии, подробно и ярко показанное в документальной ленте Бивера, на VII фестивале документального экологического кино «ЭкоЧашка», проходившем в Москве в последние дни февраля. Представляемые на этом фестивале фильмы не только поднимают очень важные проблемы, но и заставляют задуматься, «подталкивают» к их решению. Так именно один из фильмов прошлогоднего фестиваля, посвященный теме электролома, по утверждению заместителя руководителя «Мосприроды» Константина Иванова, стал отправной точкой запускаемого в этом году в столице пилотного проекта по созданию пунктов электролома у населения.

На нынешнем фестивале на роль «катализатора процесса», безусловно, претендовал фильм Кристофера Бивера. Благодаря ему, концепция Zero Waste (Ноль отходов) и опыт Сан-Франциско по её реализации уже широко разрекламированы и в США, где Сан-Франциско единственный добившийся таких результатов город, и в мире.

«Люди не готовы»

Напомним, население Сан-Франциско чуть больше 850 тысяч человек, по российским меркам, – средний региональный центр. После просмотра фильма остается четкое ощущение, что переработкой мусора занято полгорода. Говорю об этом автору фильма. «Так оно и есть, - смеясь, подтверждает Кристофер Бивер. – Переработкой отходов занимается не одна тысяча горожан, остальные им помогают. Например, автор идеи круглосуточной работы городского «мусорного конвейера» – продюсер нашего фильма семидесятилетняя владелица картинной галереи Даяна Фулер».

Так, галерейщик Даяна Фулер организовала в аэропорту Сан-Франциско уникальную выставку скульптур и инсталляций из мусора. Инициативная горожанка подала Департаменту по вопросам окружающей среды идею, чтобы работники специальной службы ночью, перед приездом мусоровозов, просматривали мусорные контейнеры и проверяли, соблюдают ли жители правила раздельного сбора мусора. (Раздельный сбор отходов – краеугольный камень, первое звено в системе мусоропереработки Сан-Франциско). Нарушения менеджеры (их в Сан-Франциско называют «мусорными полицейскими) записывают на специальных бланках: один – для нарушителей – прикрепляют к контейнеру, второй отправляют в специальную службу. Сотрудники этой службы днем навестят «провинившихся» и напомнят, что смешивать в одном пакете стеклянные бутылки и остатки пиццы недопустимо. Потому что бутылки будут перерабатываться в сырье для производства стекла, а пищевые отходы совершенно в другом месте превратят в компост.

Нарушителей правил с каждым годом становится всё меньше. "Мы делаем очень многое для обучения наших жителей", - говорит в фильме представитель Департамента по вопросам окружающей среды Сан-Франциско. Это ведомство имеет право штрафовать нарушителей правил, но метод кнута выбирает крайне редко и тратит свои силы и энергию на пропаганду, посылая людей – часто это студенты – по домам для разъяснения программы и распространения информации. И это приносит результаты. В фильме супервайзеры компании, занимающейся переработкой отходов, говорят, что у подавляющего большинства жителей Сан-Франциско уже выработалась привычка правильно относиться к отходам.

А вот российские чиновники и бизнесмены считают, что самое большое препятствие на пути создания в регионах мусороперерабатывающей структуры – это как раз неготовность населения к раздельному сбору коммунальных отходов.
Мол, менталитет у русского человека не тот. Хотя по статистике, приведенной участниками краудсорсингового обсуждения экологической стратегии Москвы, которое проходило в июле прошлого года, свыше 80 процентов москвичей поддерживают идею раздельного сбора коммунальных отходов. Главное, чтобы разложенные жителями по отдельным контейнерам пакеты потом не забирал один мусоровоз, сводя на нет всё, проделанное добросовестными горожанами.

В 2013-2014 году в столице проводился городской эксперимент по раздельному сбору твёрдых коммунальных отходов (ТКО). «Наш опыт позволяет говорить, что в Москве можно и нужно собирать мусор раздельно». – заявлял, выступая на круглом столе, организованном Комиссией по экологической политике и устойчивому развитию Общественной палаты города Москвы, Владимир Кузнецов, генеральный директор компании «Эко минус» – генерального партнера акции московского департамента природопользования и охраны окружающей среды «Разделяй и используй». «В 2013 году мы установили 15 пунктов для раздельного сбора отходов, из которых четыре большие, с дополнительными бункерами, – рассказывал Владимир Кузнецов. – Инициатива исходила от жителей Замоскворечья, они раздельный сбор поддерживают. И если у них это сейчас отобрать, реакция будет очень серьезной. Когда были попытки снести некоторые наши пункты, жители установили ночное дежурство, чтобы их не убрали. Мы смогли установить, что лишь 20% собираемых у нас отходов приносят местные жители, остальное привозят жители других районов города, у которых пока еще нет своих контейнеров для раздельного сбора».

Кто-то скажет, что так обстоит дело только в Москве, а, мол, в остальных регионах у населения точно «не тот» менталитет. Но вот еще один пример. В Екатеринбурге с 2012 года в пилотном режиме успешно действует раздельный, так называемый дуальный, сбор мусора: для пищевых отходов устанавливаются зеленые контейнеры, для всего остального – оранжевые. Содержимое зеленых контейнеров сразу же везут на полигон для захоронения: в них нет ничего, что могло бы заинтересовать переработчиков, (хотя в скобках заметим, что в Сан-Франциско пищевые отходы превращают в высококачественный и очень востребованный фермерами компост). Содержимое оранжевых контейнеров везут на мусоросортировочный комплекс, где сортировщики разделяют мусор на фракции: алюминий, бумагу, стекло, пластик. Потом отсортированные и спрессованные брикеты разбирают предприниматели.

Отметим здесь еще один момент. Екатеринбург ежегодно «производит» до 600 тысяч тонн отходов. 40 тысяч из них отправляются на переработку, минуя не только сортировочные комплексы и полигоны, но даже дворовые контейнерные площадки. Они поступают к переработчикам через приемные пункты вторсырья – макулатуры, металлолома, стекла. Как не вспомнить тут советское прошлое, когда за несколько сданных в молочном магазине стеклянных бутылок можно было тут же купить бутылку молока, за пачку макулатуры в пункте приема давали талон на долгожданную книгу, а сдав металлолом, можно было вообще получить очень приличную сумму. Не потому ли и собирали в СССР 61% макулатуры, а сегодня только 36%. А ведь для многих и сегодня такой заработок – подспорье.

И опять пример из фильма «В погоне за нулем»: в Сан-Франциско в отлаженной системе сбора-сортировки-переработки мусора нашлось место и для малоимущих сборщиков вторсырья. Сдавая собранные банки, бутылки и прочие, они значительно сокращают объем и время сортировки отходов специалистами на пунктах сортировки и получают за это, как говорит в фильме одна из «собирательниц», вполне приличный доход.

Одним словом, речь должна идти не только и не столько о менталитете россиян, сколько об умении чиновников и бизнесменов наладить дело, вести разъяснительную работу и доводить начатое до конца.

Альтернатива свалке

О свалках и открытых полигонах, коих великое множество вокруг наших городов, не говорит разве что ленивый или патологически равнодушный. Для решения проблем с мусором на правительственном уровне субъектам РФ дано поручение разработать долгосрочные целевые инвестиционные программы обращения с твердыми бытовыми отходами.
Разработанные региональные программы в первую очередь предусматривают внедрение мусороперерабытывающих комплексов (МПК) – второго звена в системе «сбор-сортировка-переработка». МПК пока в России крайне мало.

Так, например, в Саратовской области долгое время не было ни одного современного предприятия по переработке и утилизации ТБО, при том, что на территории региона ежегодно образуется более 900 тысяч тонн твердых коммунальных отходов, которые размещаются на полигонах и свалках. Начать решили с Левобережья, создав там систему утилизации отходов, состоящую из двух МПК, в Энгельсском районе и городе Балаково, и 16-ти мусороперегрузочных станций в районах Заволжья. Энгельсский мусороперерабатывающий комплекс был открыт год назад. Установленное на нем современное оборудование позволяет отбирать вторичное сырьё (бумагу, стекло, металл, пластик), дробить крупногабаритный мусор и прессовать предназначенные к захоронению на полигоне ТБО остатки. Энгельсский МПК сразу же получил статус первого в регионе и самого крупного на настоящий момент в ПФО. Второй комплекс готовится к сдаче в конце нынешнего года.

А вот когда получит заветный МПК столица региона Саратов, сказать не берется никто. И в этой ситуации, как в капле воды отражаются основные для многих регионов проблемы со строительством мусороперерабатывающих комплексов – отсутствие у муниципалитета средств и всевозможные проблемы с отведением земли под строительство. Но рано или поздно решать эти проблемы всё равно придется, потому что пространства вокруг наших городов не беспредельны, а вторсырье, в отличие от Сан-Франциско и США в целом, в Азию на переработку мы не вывозим.

У нас некому перерабатывать вторсырьё?


Вот мы и дошли до еще одного чиновничьего аргумента против организации раздельного сбора отходов: отсутствие в большинстве регионов собственных заводов по переработке отходов. Но, во-первых, экономика отходов строится на объемах: собирай большой объем вторсырья и вези в тот регион, где завод имеется. Во-вторых, изучение опыта регионов по переработке вторсырья, показывает, что существует масса уникальных проектов в этой сфере.

К примеру, на том же Энгельсском МПК из измельченных древесных отходов производят отличный компост и продают населению. В Тюмени научились из целлюлозы – старых газет и журналов – делать стабилизирующую добавку, которую используют при ремонте дорожного полотна. А в городе-спутнике Екатеринбурга Арамили есть небольшое предприятие, на котором из бывшей в употреблении тары, канистр, старой садовой пластиковой мебели производят пластиковые панели, которые активно использует служба благоустройства Екатеринбурга при строительстве скамеек, песочниц, детских дворовых городков. В УрФО создан даже Союз предприятий по сбору и переработке отходов производства и потребления. Президент Союза Александр Таганкин в комментарии для «Российской газеты» отметил: «В Союзе состоят 20 предприятий…

Эти компании производят из вторсырья продукции на три миллиарда рублей в год – начиная от ячеек для яиц и упаковочной ленты и заканчивая синтепоном для изготовления мебели.
Конкуренция на некоторые виды ТБО очень высока. Например, тонна полимерных отходов – бутылок из-под газировки – стоит 30 тысяч рублей. Это в пять раз дороже, чем тонна зерна».
Один из героев фильма «В погоне за нулем» с энтузиазмом говорит, показывая на кучу мусора: «Я вижу деньги в этой куче!» Отходы, мешающие нам жить, можно воспринимать как мусор, а можно – как ресурс. Второе гораздо дальновиднее и продуктивнее.

«Слишком дорогое удовольствие» – этот аргумент нередко становится решающей козырной картой в споре строить или нет в регионе МПК. Так в конце прошлого года Президент Татарстана Рустам Минниханов предложил забыть о проекте строительства крупного мусоросортировочного и мусороперерабатывающего комплекса в Камской экономической зоне, так как его реализация приведет к повышению в 2,5 раза тарифов по сбору мусора. "Сразу можете про этот проект забыть! Я не могу позволить, чтобы люди в 2,5 раза больше платили за вывоз мусора. Инновационные идеи не должны ухудшать положение наших жителей", - заявил глава республики.

Планируемый рост тарифов на вывоз ТБО и в Пензе тормозит принятие решения о строительстве мусороперерабатывающего завода. И подобных примеров немало.

Но, давайте всё-таки признаем, что ситуация с тарифами далеко не однозначная. С одной стороны, действительно, увеличение тарифов в два с половиной раза – это слишком. Но, с другой стороны, и качественная организация сбора мусора, работа МПК, содержание полигонов хранения отходов в надлежащем порядке - это тоже не рейс мусоровоза от дворового контейнера до свалки. Понятно, что стоить одинаково эти услуги не могут.

Но единственным убедительным аргументом для населения в данном случае может быть только бесспорное, очевидное для всех улучшение ситуации со сбором и утилизацией мусора в регионе.

Задача региональных властей – добиться этого, отрегулировать тариф, сделать его дифференцированным.
– Кристофер, что нового открыли вы для себя во время работа над фильмом «В погоне за нулем»? – спрашиваю на прощание Кристофера Бивери.

– Одну очень важную вещь: что бы ты ни делал, ты делаешь это или для людей или для окружающей среды. Это неразрывно. И очень важно.

Наталья Дегтярёва
Источник: stoletie.ru 


Просмотров: 944
Рекомендуем почитать



Популярное на сайте
Влияние курения, алкоголя, наркотических и токсических средств на потомство Чем опасна густая кровь и что надо делать Greenpeace обновил чёрный список производителей ГМО Онищенко после увольнения о вреде прививок Осторожно, соль отравлена! АКДС – самая страшная из вакцин