Правда о медицине

ГМО, вакцинация, лекарства, медицина, опасная еда, курение, алкоголь, косметика,что нас убивают

6 стадий развития ЛЮБОЙ болезни – это ВАЖНО! Ночная потливость: 5 возможных причин 3 кита философии натуропатии Искренние отношения – путь к здоровью
Новости



Loading...
Подписываемся в нашу группу в ВК

Медицинская Правда
Подписаться письмом

Об истории тонкополевой медицины или Молчит наука

Удивительно отношение официальной науки к работам некоторых учёных. Вот например, П. Гаряев с его волновой теорией. А оказывается, что он её создал не на пустом месте. Теория - плод его собственных открытий и разработок, в фундаменте которых лежат вполне официальные академические исследования множества учёных, как советских, так и зарубежных.

Предлагаем небольшой обзор сделанных работ, одно лишь перечисление названий которых вызывает у любого здравомыслящего человека резонный вопрос: отчего молчит наука, почему академики РАН ничего не сделали для того, чтобы улучшить здоровье людей, используя щадящие человека технологии Гаряева и других авторов? А, наверно, это принесёт неподъёмный ущерб современной бизнес-медицине и бизнес-фармакологии.

О наличии в биосфере энергетической сети, имеющей неэлектромагнитную природу, человечеству было известно уже в далекой древности. Об этом свидетельствуют результаты исследований, которые были проведены в городах Фаселис, Кекова и Алимпос (берег Средиземного моря), построенных в XIII–VI вв.до н.э., а также в древних храмах, построенных во времена фараонов в Египте.



Учеными конца XIX – начала ХХ века были разработаны два важнейших научных направления, составивших основу используемых сегодня технологий. С одной стороны, Владимир Вернадский (1863–1945) сформулировал и оформил в теорию представления о том, что биосфера Земли обладает диссимметрией. Явлению диссимметрии в природе, как свойству пространства физически разнородной среды, также посвящены многие работы Луи Пастера (1822–1895) и Пьера Кюри (1859–1906). С другой стороны, российский биолог Александр Гурвич (1874–1954) выстроил теорию биологического поля (поля, имеющего неэлектромагнитную природу).

Луи Пастер, – ученый, обладающий способностью к интеграции идей и методов смежных наук, в 1860 г. открыл теорию молекулярной диссимметрии. Изучая идентичные по своей атомно-молекулярной конституции химические вещества, он обнаружил способность молекул вращаться вправо и влево, отклоняя при этом световой луч в соответствующую сторону и объяснил это разным строением пространственных конфигураций атомов, их образующих. Л. Пастер не только открыл тайну молекулярного вращения, но и предположил причину, ее порождающую – «диссимметрию Вселенной».

Гипотезу Л. Пастера подтвердил своими открытиями Пьер Кюри. «Провидцем ХХI века» называли В.И. Вернадского в веке 20-м, говоря о судьбе его идей. В.И. Вернадский – создатель учения о биосфере и новой науки биогеохимии, один из наиболее последовательных и убежденных сторонников идей Л. Пастера. Он в качестве необходимого условия возникновения жизни в биосфере выдвинул наличие в поверхностных слоях земной коры диссимметрии и преобладания одной из сред – левой или правой, как необъемлемого признака живого существа. Наличие в поверхностных слоях земной коры энергетических структур в виде сети с ячейками разной величины, расположенными друг к другу под углом 90 градусов было обнаружено доктором Э. Хартманом (Германия).

А.Г. Гурвич, более тридцати лет занимавшийся изучением клеточного поля электромагнитной природы, носителем которого является хроматин ядра клетки, неожиданно открыл наличие второго типа поля, неэлектромагнитной природы, обусловленное геометрической формой клетки – полем формы, которое он назвал биологическим. Согласно А.Г. Гурвичу, биологическое поле клетки организует нормальное протекание внутриклеточных процессов.

Именно учеными XIX и XX веков, и в первую очередь Луи Пастером, Пьером Кюри, В.И. Вернадским и А.Г. Гурвичем в своей исследовательской и практической работе были разработаны фундаментальные основы связи организма человека с внешней средой. Суть этих основ заключается в следующих положениях:

  • между пространственным строением молекул и их свойствами существует связь, проявляющаяся в левой или правой оптической активности;
  • явление диссимметрии есть разница левых и правых форм молекул вещества или энергии;
  • живые клетки обладают левой или правой оптической активностью и имеют вокруг себя энергетическое клеточное поле неэлектромагнитной природы, в основе которого также находится пространственное строение клетки (геометрия формы) и всех ее структурных элементов;
  • суммирование полей клеток представляет собой биологическое поле всего организма;
  • жизнь на планете является непосредственным продолжением космогеологических процессов и теснейшим образом связана с состоянием околоземного пространства, биосферой и подчинена явлению диссимметрии;
  • биосфера обладает диссимметрией;
  • явление диссимметрии на Земле проявляется в результате воздействия сил Космоса.


Опираясь в своей исследовательской и практической работе на эти известные науке положения, В.А.Некрасов сумел выявить большой ряд закономерностей (более 20), находящихся в основе взаимодействия организма с внешней средой, и использовал эти закономерности для разработки нового подхода при обеспечении качества жизни человека в современных условиях на Земле. Положив в основу своей концепции фундаментальные идеи Л. Пастера, П. Кюри, В. Вернадского и А. Гурвича, В.А.Некрасов ввел в теорию и практику биомедицинской науки новый для нее фактор – поле формы и его диссимметрию.

История открытия биологического поля

Вынесенный в свое время приговор биологическому полю надолго охладил умы исследователей. Критика была острой и основной ее аргумент заключался в том, что биологическое поле не регистрировалось физическими приборами. А раз так, то биологического поля не существует.
Лженаукой назвал ее М. В. Волькенштейн в конце семидесятых годов текущего столетия. Однако, как заметил академик А. Мигдал, нельзя доказать, что явление отсутствует, можно только утверждать, что оно не обнаружено. И что поэтому его существование маловероятно. К таким маловероятным явлениям для многих пока что остается биологическое поле.

В 1923 году советский биолог Александр Гаврилович Гурвич обнаружил испускание квантов энергии в результате деления клеток меристемы лука. Они побуждали к делению находящуюся в покое меристему другой луковицы. Неоднократные опыты с культурой дрожжей подтверждали положение, что в результате клеточного деления часть высвобождаемой энергии в виде квантов испускается в окружающее пространство. Результаты своих исследований А. Г. Гурвич обобщил в монографии «Теория биологического поля». Путем геометрических построений им утверждалось, что форма клеток, органов даже организма определяется биологическим полем.

Митогенетическое излучение, открытое А. Г. Гурвичем, относится к ультрафиолетовому излучению среднего спектрального диапазона (от 1900 до 3200 А), очень малой интенсивности (несколько тысяч фотонов на см2 в сек), продуцируется живыми системами за счет энергии химических процессов. Излучают животные и растительные растущие ткани и клеточные популяции (А. А. Гурвич, В. Ф. Еремеев, 1965). Живые клетки излучают фотоны в видимой и ультрафиолетовой областях спектра, это явление было названо хемилюминесценцией. Однако такое свечение является сверхслабым и для его регистрации применяются люминесцирующие соединения: люминол, люцигенин, люциферин (сенсибилизаторы свечения).

Гурвич показал, что живые клетки растений излучают электромагнитные волны, которые, поглощаясь другими живыми клетками, ускоряют их стремительное размножение. Он предположил, что излучение появляется в результате каких-то химических взаимодействий. Тогда стали исследовать разные химические процессы. Оказалось, что если над культурой дрожжевых клеток поставить стаканчик с кварцевым дном и, налив воды, растворять в ней обыкновенную поваренную соль, то через кварц пойдут лучи: клетки дрожжей начнут усиленно делиться. То же самое получалось при растворении металлов в кислотах, при действии кислот на щелочи и при ряде других реакций. Наконец выяснилось: всякий химический процесс, при котором выделяется энергия, может служить источником митогенетических лучей.

Митогенетические лучи оказались способными, проходя сквозь кварцевую призму, разлагаться на свои составные части, давать свой спектр. Пользуясь этим свойством, ученые установили, что каждая из основных биохимических реакций — например, процесс распада белка (так называемый протеолиз), процесс распада углеводов (гликолиз) и другие — дают свои характерные митогенетические лучи с совершенно определенной частотой колебаний.

Это очень важное открытие. Оно дает возможность узнать, какие химические процессы происходят в здоровом или больном органе животного, даже не прикасаясь к нему. Для этого достаточно просто наблюдать излучение того или иного органа в естественных условиях. Можно сказать, что митогенетическое излучение станет как бы «химическим рентгеном» для медицины. Рентгеновы лучи дают возможность видеть формы внутренних органов, а митогенетические лучи раскроют их химию, их внутреннее содержание.

Несмотря на успешное изучение биохимических взаимовлияний растений (Б. П. Токин, А. М. Гродзинский, М. В. Колесниченко и др.), число загадок в «черном ящике» биологии не уменьшилось.

Дальнейшими исследованиями (С. В. Конев, Т. И. Лыскова, 1966, и др.) было установлено, что жизнедеятельность клеток микробного, растительного и животного происхождения сопровождается генерацией квантов ультрафиолетового света в спектральной области 200—300 нм, причем интенсивность этого свечения была оценена 104—105 квантов/сек. см2.

Живая клетка больше похожа на звезду, чем на планету. Она посылает сведения о себе — она излучает (А. Н. Журавлев, В. Н. Тростников, 1966).

Непризнанное в свое время биологическое поле, хотя и выпало из поля зрения исследователей биологических наук, но оставалось незримо присутствовать в выводах их экспериментальных работ. Вот некоторые из них. Профессор В. П. Тимофеев установил, что густота лесных культур вначале стимулирует, а с какого-то предела сдерживает их рост в высоту.

Профессорами К. Б. Лосицким и В. С. Чуенковым отмечается, что в каждом возрасте при данных условиях произрастания существует определенный предел, выше которого насаждение как лесной ценоз уже существовать не может.

По результатам исследований П. М. Верхунова, сосновые насаждения различной возрастной структуры в условиях региона характеризуются практически идентичной морфологической структурой полога. В. А. Алексеев же нашел, что у сосны максимальная густота полога почти одинаковая от 50° до 76° с. ш. Различия находятся в пределах точности измерения. Профессор В. М. Иванюта указывает, что количество живых деревьев сосны в сомкнутых древостоях к возрасту 60 лет существенно не зависит от первоначальной густоты посадки. И далее «…массовая гибель всходов, связанная с неблагоприятными факторами среды, восстанавливается благодаря «чудовищной плодовитости леса», которая утрачивает свое значение после того, как молодые деревца сомкнутся кронами на всей площади выдела».

А. И. Уткин и Н. В. Дылис (1966) указывают на наличие каких-то общих закономерностей, которым подчиняются процентное соотношение веса фитомассы надземных частей деревьев по секциям, а также определенных фракций фитомассы внутри секций.

Не все ученые с недоверием отнеслись к идеям А. Г. Гурвича. Они были высоко оценены великим русским естествоиспытателем Владимиром Ивановичем Вернадским. В его учении о биосфере нашло достойное место явление излучения. Он утверждал, что «…из невидимых излучений нам известны пока немногие. Мы едва начинаем сознавать их разнообразие, понимать отрывочность и неполноту наших представлений об окружающем и проникающем нас в биосфере мире излучений, об их основном, с трудом постижимом уму, привыкшему к иным картинам мироздания, значении в окружающих нас процессах».

Позже была установлена способность живого излучать энергию в различных областях спектра. Академик АМН В. П. Казначеев с сотрудниками доказали, что клетки животного происхождения обмениваются информацией в ультрафиолетовой области спектра. В опытах В. Н. Пушкина обнаружена способность растений реагировать на эмоции людей.

Но осталось почти незамеченным другое открытие Гурвича: умирающие клетки излучают электромагнитные волны в другой спектральной области, вызывая гибель соседних клеток. Это излучение Гурвич назвал «деградационным». Гурвич и Лепешкин зафиксировали лишь близкодействующую ультрафиолетовую компоненту «лучей смерти».

Эксперименты Лепешкина в 70-х годах продолжил американский инженер Бакстер, один из создателей широко известного «детектора лжи», или полиграфа. Бакстер присоединил электроды «детектора лжи» к растению и зафиксировал странный электрический всплеск, когда рядом с растением специальный автомат сбрасывал в кипяток живую креветку. Далее Бакстер разнес «передатчик» и «приемник» по разным помещениям, но растение продолжало фиксировать предсмертный лучевой «вскрик» другого живого организма. По утверждению Бакстера, этот сигнал удавалось регистрировать на расстоянии до нескольких сот миль!

Так была зафиксирована дальнодействующая компонента «лучей смерти». Опыты Бакстера повторили в Казахском государственном университете профессор Инюшин и кандидат физико-математических наук Адаменко. В эти же годы советский физик В. Докучаев, разрабатывая идею так называемых продольных электромагнитных волн, повторил видоизмененные опыты Лепешкина-Бакстера: крыс, находящихся в экранированных клетках, умерщвляли электрическим током. Прибор, установленный на большом расстоянии, фиксировал всплеск некробиотического излучения. Однако его физическая природа до сих пор не выяснена.

Несмотря на то, что академиком В. П. Казначеевым с сотрудниками доказана информативная роль излучения (открытие № 122), а профессору В. М. Илюшину (1975) удалось получить фотографии биологических объектов в лучах собственного излучения, отдельные биологи сомневаются в достоверности существования такого поля, другие не придают ему существенного значения.

В настоящее время многими (А. И. Опарин, 1973, А. Н. Тетерин, 1957, Т. Е. Павловская, А. Г. Пасынский, 1964) признается решающая роль УФ-света в эволюции живых организмов на земле. Однако многие вопросы биологического действия УФ-радиации на живые организмы остаются невыясненными и, в частности, специфические особенности действия различных областей УФ-радиации на, растительные организмы (А П. Дубров 1968).

Большой вклад в исследование биополя растений внес И. С. Марченко. Своими исследованиями он подтвердил наличие биологического поля растений, и нашел практическое применение теории биологического поля в лесном хозяйстве.


Просмотров: 4017
Рекомендуем почитать



Популярное на сайте
Почему мы ничего не знаем о фрукте, который лечит рак? Хозяйственное мыло: косметическое и лечебное Как устроить ребёнка в детский сад без прививок Список продуктов, которых категорически нельзя употреблять Зачем "медицине" свежая плацента и пуповина наших детей? Мама биолог о вакцинации