Правда о медицине

ГМО, вакцинация, лекарства, медицина, опасная еда, курение, алкоголь, косметика,что нас убивают

Периодичность ОБНОВЛЕНИЯ организма человека 10 принципов питания долгожителей Окинавы Зарождение новой расы - обладающие двумя сердцами Цветотерапия — уникальный метод восстановления зрения
Новости



Loading...
Подписываемся в нашу группу в ВК

Медицинская Правда
Подписаться письмом

Предисловие Милли Шер-Манзоли

Тот, кто тратит свои деньги на приобретение медикаментов, должен быть совершенно уверен, что это даст хороший результат.
Следовательно, возникает вопрос, каково соотношение между стоимостью лекарства и результатом лечения для среднего гражданина Швейцарии, издержки которого на приобретение лекарств, возросли до 80%, и который, кроме того, оплачивает свою медицинскую страховку и доверят своё здоровье лечебным учреждениям страны?
Ответ на этот вопрос можно найти в статистических данных Федерального бюро статистики в Берне, который приводит показатель смертности в результате заболеваний.
Чтобы дать точную оценку представленным данным, нужно учитывать уровень изменения численности населения страны.
Ниже приведены цифры, отражающие изменение численности населения страны:
 
Годы
Население
1910
3 753 292
1930
4 066 400
1990
6 837 687
 
Население Швейцарии с 1910 г. по сегодняшний день даже не удвоилось, а с 1930 г. по 1990 год увеличилось, примерно, на 50%.
Арифметика достаточно проста: если в 1930 г. 10 пациентов умирали от болезни X, то в наши дни должны были умирать 15 человек, если бы ситуация оставалась неизменной, и менее 15, если бы она значительно улучшилась.
В данном случае улучшение ситуации означает, что пациенты имели в своём распоряжении такие лекарства, которые способствовали их излечению, и не умирали от болезни X.
Если сравнить 1910 г. с 1990 г. и предположить, что 10 пациентов умерли бы в 1910 г. от какой-либо болезни, тогда сегодня 19 или 20 человек должны были бы умереть, если бы ситуация продолжала оставаться неизменной, и менее 20 пациентов, если бы ситуация значительно улучшилась.
Официальные статистические данные, опубликованные в Берне, дают совершенно иную картину того, что произошло.
В 1910 г. в Швейцарии умерли от рака 4 349 человек; в 1960 г. — 16 740, а в 1991 г. их число возросло до 16 946 человек. Данные 1992 г. нам неизвестны.
Это означает, что по отношению к росту числа населения число умерших по причине раковых заболеваний в 1990 г. должно было бы составлять, примерно, 8 600 человек, если бы ситуация оставалась на уровне 1910 г., и менее 8 600, если бы ситуация улучшилась, по сравнению с 1910 г.
За период более чем 80 лет смертность больных раком увеличилась вчетверо, а по отношению к числу населения, удвоилась, и это несмотря на большие успехи в области медицины, базой для эволюции которой являлись опыты, проводимые на животных.
Если мы обратимся к данным за 1930 г., то найдём впечатляющие тому подтверждения.
Действительно, в 1930 г. 5 696 человек умерли от рака (5 994, если ещё учесть случаи лейкемии и доброкачественных опухолей с летальным исходом); в случае неизменной ситуации (население увеличилось за 60 лет, примерно, на 50%) в 1990 г. должно было, вследствие онкологических заболеваний, умереть примерно 9 тыс. человек и менее 9 тыс., если бы ситуация значительно улучшилась.
Большое число (16 740) умерших от рака в 1990 г. свидетельствует о том, что смертность от раковых заболеваний стала постоянно прогрессирующей величиной, в чём мы убеждаемся при анализе смертельных случаев в промежуточные периоды времени.
После внедрения в лечебную практику химиотерапии, это стало более заметно, хотя магнаты химической индустрии и научные исследователи регулярно заявляли о том, «что наконец-то найдены новые эффективные лекарства для лечения раковых опухолей».
В результате процесс выкачивания денег под новые научно-исследовательские программы для борьбы с раком, «которые должны, наконец, одержать победу над болезнью века», продолжался.
В состоянии ли подобные научные исследования одержать победу над болезнью века, ясно показывают приведённые статистические данные.
По соотношению к приросту населения, многие типы раковых заболеваний поражают сегодня в 8 раз больше больных, чем в предшествующие годы.
Число смертных случаев сначала утроилось, затем увеличилось вчетверо, а впоследствии — впятеро.
Подобная картина наблюдается и в отношении других болезней: прогрессия — ужасающая.
Самое лучшее, на что мы можем надеяться, — это ожидать удвоения числа смертных случаев, разумеется, по отношению к тому же числу прироста населения.
Число смертных случаев, вызванных сердечно-сосудистыми и церебрально-сосудистыми заболеваниями, удвоилось, в том числе, связанных с сахарным диабетом, психическими заболеваниями, ревматизмом и поражением костно-мышечных тканей.
В то время, как число зарегистрированных умерших в результате болезни Паркинсона, увеличилось в 4 раза, а среди страдающих бронхиальной астмой — в 3 раза и т.д.
Число умерших в остальных случаях осталось неизменным, и это ещё раз подтверждает то, что, если медикаменты и не убивают или не представляют собой какой-либо опасности, то всё же, остаются паллиативными средствами (временное облегчение), не способными ни облегчить страдания, ни исцелить.
Между тем, появляется новый вид неблагоприятных и смертельно опасных болезней: например, ятрогенные заболевания, порождённые научными исследованиями, о которых прежде никто ничего не знал.
Рынок по производству лекарств постепенно расширяется, такая же тенденция наблюдается и в других странах.
В 1992 г. экспорт медикаментов из Швейцарии достиг уровня 10,4 млрд. швейцарских франков, в то время, как импорт составил около 3 млрд. швейцарских франков.
В 1992 г. тремя транснациональными компаниями Siba, Roche и Sandoz, заключены торговые договора только по одному сектору фармацевтических препаратов на сумму более 21 млрд. швейцарских франков.
В том же году эти компании инвестировали в научно-исследовательские работы и расширение производства новых лекарств 3 775 млрд. швейцарских франков, что составляет 18% от общей суммы остальных коммерческих сделок.
Фармацевтическая промышленность обогащается за счёт получаемых миллиардов, но эти астрономические суммы не могут гарантировать высокого лечебного эффекта от выпущенных на рынок лекарств.
Зато, при рассмотрении статистических данных, можно найти доказательства тому, что число смертных случаев в результате болезней, на исследование которых затрачены большие средства, за последнее время значительно увеличилось.
Нужно быть поистине большим оптимистом, чтобы сказать, что в результате почти векового эксперимента на животных мы скатились до исходной точки, с которой начался длинный путь; в действительности, человечество далеко отступило назад и регресс продолжает свой пагубный марш.
Сегодня чаще всего умирают вследствие неправильного приёма лекарств и по причине болезней, которые в течение века изучались на животных.
Но, за это время человечество не научилось даже проверять лекарства и, совершенно очевидно, что большинство их приводят сегодня к гибели чаще, чем в прошлом.
Эксперты констатируют, что мы являемся свидетелями чистого провала исследований, основой которых был эксперимент на животных.
Подтверждается также и то, что эти исследования никогда не служили интересам здоровья человека, а, скорее всего, личным интересам тех, кто их проводил и поддерживал.
Однако, такое исследование, как вивисекция, оплачивается из кармана налогоплательщика, которого ставят в положение вынужденной оплаты губительного исследования, приносящего такие серьёзные убытки.
Любопытно сравнить количество погибших в результате несчастных случаев с таким же количеством умерших в результате заболеваний.
В 1930 г. 4 142 человека погибли вследствие несчастных случаев (аварии, убийства, самоубийства и по другим, не уточнённым, причинам); в 1991 г. число погибших составило 5 338 человек.
В сравнении с приростом населения, количество погибших в результате несчастных случаев уменьшилось приблизительно на 85%, несмотря на значительное повышение интенсивности дорожного движения и осуществление регулярных рейсов гражданской авиации.
То, о чём говорилось выше, свидетельствует о существовании лечебной системы, базирующейся на фальсификации, злоупотреблении доверием и мошенничестве.
В своей монографии «Фармацевтическая и продовольственная мафия» доктор Л. Броуэр, нисколько не колеблясь, разоблачает это мошенничество на основе неоспоримых фактов.
Он доказывает, что современной медициной руководит небольшая, но всемогущая группа олигархов, стоящая во главе крупных химико-фармацевтических компаний, которой удаётся, благодаря колоссальным финансовым средствам, подбирать нужное правительство, политиков, глав лечебных учреждений.
Современные законы позволяют проводить опыты на животных без обезболивания. Они уже вступили в силу по настоянию тех, кто извлекает из этого значительную прибыль.
Медикаменты, вакцины, продукты потребления, представляющие опасность, поставляются и реализуются на рынках через подкуп должностных лиц, несмотря на имеющие место несчастные случаи.
Пациент или потребитель оказывается перед лицом настоящих лобби, или групп принуждения, о существовании которых он даже не подозревает, но которые над ним доминируют на протяжении всей его жизни.
Доктор Л. Броуэр изобличает их и называет такими, какими они есть на самом деле, и за что они должны нести ответственность.
Читать эту книгу — это словно увидеть в зеркале правду, которую от нас скрывает лицемерие властей и государственной цензуры, это значит — самому разобраться в том, что же происходит на самом деле за кулисами тайных сделок, тщательно скрываемых от общественности, это значит — понять, как нужно защищаться.
Эта книга достойна того, чтобы её прочитали, как можно больше людей, насколько это возможно, так как знать настоящую правду — это долг и ответственность современного цивилизованного человека.


Милли Шер — Манзоли
«Кто не говорит правду, когда она ему хорошо известна,
становится сообщником фальсификаторов и лжецов».
Шарль Пегий

 


Просмотров: 1150
Рекомендуем почитать



Популярное на сайте
Налет на языке Мама биолог о вакцинации Wi-Fi вредит нашему здоровью Статья о вреде курения Сода лечит рак Из чего делают сигареты, или, чем Вы «кормите» свой организм?