Правда о медицине

ГМО, вакцинация, лекарства, медицина, опасная еда, курение, алкоголь, косметика,что нас убивают

Когда головная боль — повод обратится к врачу Не давайте лимфе застаиваться! Это НЕОБХОДИМО знать — профилактика образования тромбов Болезнь не есть ни жестокость, ни наказание...
Новости



Loading...
Подписываемся в нашу группу в ВК

Медицинская Правда
Подписаться письмом

Пьянство и алкоголизм

В самых различных работах и официальных публикациях, посвященных проблеме алкоголизма, обычно употребляются два термина — «пьянство» и «алкоголизм». Пьянство и алкоголизм — не простое сочетание слов и не одно и то же по существу.

Под пьянством мы понимаем неумеренное употребление алкогольных напитков, которое приводит пьющего к тому, что он теряет человеческое достоинство. Пьянство — это морально-этическая распущенность человека, когда он утрачивает контроль над своим поведением и действиями. Однако у такого человека еще нет болезненной тяги к алкоголю, а также физических и психических нарушений, свойственных больному алкоголизмом. Поэтому просто пьющий человек в любое время, приняв решение самостоятельно или под влиянием окружающих, еще может прекратить употребление спиртных напитков.

Когда же мы говорим об алкоголизме (или хроническом алкоголизме) как о болезни, то имеем в виду прежде всего целый комплекс признаков, свойственных данному заболеванию: патологическое (болезненное) влечение, тяга человека к спиртному; потеря контроля над количеством употребляемого алкоголя, стремление больного как можно быстрее ввести себя в состояние алкогольного опьянения; физические и психические нарушения и т. д.

Заболевание может возникнуть у любого человека, злоупотребляющего спиртными напитками, но быстрее оно возникает у лиц, перенесших травму головного мозга, различные инфекции, страдающих неврозами, психопатиями, имеющих отягощенную алкогольную наследственность, а также перенесших тяжелые заболевания внутренних органов, у психически больных.

Хронический алкоголизм развивается исподволь, постепенно, по стадиям.

Начальная стадия течения хронического алкоголизма (неврастеническая) характеризуется такими признаками, как потеря чувства меры, контроля над количеством выпиваемого спиртного, проявление нетерпения к принятию его. Уже на этой стадии возникает болезненная тяга к алкоголю, появляются различные нарушения в деятельности нервно-психической сферы и внутренних органов. Исчезает защитный рвотный рефлекс при употреблении больших доз спиртного, постепенно повышается толерантность (переносимость) к алкоголю.

Для второй стадии течения хронического алкоголизма (наркоманической) характерны нарастание тяги к алкоголю, возникновение явлений абстиненции (кратковременного расстройства нервной системы) при прекращении приема алкоголя (похмельный синдром). Все больше повышается количество употребляемого спиртного и переносимость его. Уже на этой второй стадии течения болезни изменяется реактивность организма, появляется физическая потребность в алкоголе. Отмечаются более выраженные нарушения в различных внутренних органах и нервно-психической сфере, изменение характера: ослабление силы воли, лживость. Возникают запои, алкогольные психозы. Происходит и социальная деградация личности. Отсюда разводы в семьях, прогулы на работе.

Третья, тяжелая стадия течения хронического алкоголизма (энцефалопатическая) характеризуется снижением переносимости спиртного. Происходит уже видоизменение качества опьянения, расстройство памяти (пациенты забывают, что делают в пьяном виде), утяжеляются запои, наблюдаются более тяжелые нервно-психические нарушения и заболевания внутренних органов. Часто возникают алкогольные психозы. Органические изменения претерпевает центральная нервная система. Ярко выражены моральное разложение, социальная деградация личности, отмечаются периоды полного безделья, отсутствие доводов для оправдания пьянства, развал семьи.

Однако следует иметь в виду и учитывать, что за последние десятилетия произошли характерные сдвиги в структуре заболеваний населения. Исчезли многие тяжелые инфекционные болезни и их эпидемии. На первый план выдвинулись хронические заболевания сердечно-сосудистой системы, злокачественные новообразования, некоторые нервно-психические расстройства, включая алкоголизм, наследственные и хромосомные болезни (болезни, возникающие при нарушении структуры и числа хромосом), а также болезни с наследственным предрасположением (диабет и др.). По данным ВОЗ, 4—6 процентов населения страдают наследственными болезнями, которые нередко приводят к госпитализации, инвалидности и смерти. Следует учитывать также, что на наследственный аппарат человека могут оказывать повреждающее действие химические вещества и некоторые другие факторы внешней среды, вызывая в ряде случаев нежелательные последствия.

Надо также иметь в виду, что изменилась не только структура патологии населения, но и клинические проявления болезней и их течение, которые стали более разнообразными, сложными, часто не ярко выраженными, а нередко со всякого рода осложнениями. На этом фоне изменяется и алкогольное заболевание, влияющее на его клиническое течение и исход. Алкоголизм сегодня — это не тот алкоголизм, который был, скажем, 40—50 лет тому назад. Он стал иным по характеру своего возникновения, проявлению, течению и по последствиям.

Прежде всего обращает на себя внимание то, что сегодня быстрее формируется само заболевание алкоголизмом, более разнообразной стала клиническая картина болезни, появились новые формы ее течения. В частности, некоторое увеличение алкоголизации у женщин привело к образованию тяжелых, так называемых семейных форм алкоголизма.

Другое важное изменение связано с возрастанием самой различной заболеваемости у потомства больных алкоголизмом, включая заболевания у зародыша на почве алкоголизма родителей (алкогольные эмбриопатии — АЭ). По данным немецких источников, у 40 процентов детей от женщин, страдающих алкоголизмом, имеются те или иные проявления алкогольной эмбриопатии.

Отмечается увеличение заболеваний внутренних органов у больных алкоголизмом, особенно при белой горячке. У женщин во многих случаях нарушаются генеративные (детородные) функции, у мужчин наблюдается импотенция (половая слабость), нарушение формирования половых клеток. У тех и других происходят также изменения хромосомного аппарата.

За последние десятилетия возросло число случаев алкоголизма у подростков и юношей. Это объясняется, по нашему мнению, прежде всего тем, что последующие поколения в алкогольных семьях имеют в той или иной степени ослабленную биологическую почву или предрасположенность к алкоголизму. Этому способствует также раннее знакомство юношей со спиртными напитками. Так, советские исследователи социальных аспектов алкоголизма Б. и М. Левины, опросившие несколько тысяч старшеклассников и студентов, установили, что почти все опрошенные молодые люди (93,9 процента мальчиков и 86,6 процента девочек) к моменту окончания школы уже знали вкус вина. А некоторые из них даже успели свести со спиртными напитками более близкое знакомство.

Если юноши из алкогольных семей вступают на путь алкоголизации, то у них при прочих равных условиях быстрее возникает заболевание, чем у их сверстников, не имеющих отягощенной наследственности по данному заболеванию или окружающей алкогольной ситуации. Как видите, здесь теснейшим образом взаимодействуют социальный и биологический факторы.

Произошли также изменения и в организационной структуре наркологии (науки об алкоголизме). Если еще 10 лет назад проблемой алкоголизма в ее медицинском аспекте занимались главным образом психиатры, наркологи и некоторые другие специалисты, то сегодня круг врачей, изучающих эту проблему, расширился: более активно стали работать над проблемой алкогольной патологии невропатологи. Ими выделены две группы нарушений периферических нервов: с повреждением оболочки нерва и с повреждением ствола. Они же описали синдромы (совокупность признаков) острых сосудистых нарушений у больных хроническим алкоголизмом: кровоизлияние в вещество головного мозга и общее нарушение мозгового кровообращения. Терапевты, в частности кардиологи, описали так называемые алкогольные нарушения сердечной мышцы. Включились в изучение этой патологии педиатры, акушеры и гинекологи в связи с различной алкогольной патологией у женщин и детей. Приступили к изучению роли наследственности при хроническом алкоголизме и медицинские генетики. Уже описаны семейные формы алкоголизма, их клиника и особенности течения.

В крупных городах и областях организована самостоятельная наркологическая служба, лечение больных непосредственно на предприятиях, что также обусловлено особенностями сегодняшнего алкоголизма.

Хронический алкоголизм является, по сути дела, основой возникновения алкогольных психозов, довольно опасных как для самого алкоголика, так и для окружающих его людей. Как правило, алкогольные психозы, что отмечалось выше, возникают на третьей стадии течения хронического алкоголизма.

Коротко опишем наиболее часто встречающиеся алкогольные психозы. К ним относится, в первую очередь, алкогольный делирий, в просторечии — белая горячка. Это острый алкогольный психоз, который в одних случаях может возникнуть на высоте запоя при употреблении очень больших доз спиртного, в других развивается при внезапном прекращении употребления алкоголя, а иногда и через три-четыре дня после запоя.

Алкогольный делирий, или белая горячка, характеризуется, прежде всего, обманами восприятия и бредовыми толкованиями окружающей действительности. Среди обманов восприятия следует отметить зрительные галлюцинации, которые отличаются исключительной яркостью, подвижностью и многообразием. Очень типичны для белой горячки галлюцинаторные образы различных животных (мышей, крыс, змей, насекомых, собак, а также чертей и пр.). Наряду со зрительными наблюдаются и слуховые галлюцинации. Больной «слышит» различные голоса, которые бранят его, называют лодырем, бракоделом, пьяницей, плохим человеком, а иногда наоборот, голоса защищают его, хвалят как человека с золотыми руками. Но все же чаще больному мерещатся угрозы, ему кажется, что вокруг него находится какая-то банда, что его собираются убить, зарезать, при этом он нередко «видит» окровавленный нож, которым собираются покончить с ним. Все это вызывает у больного сильнейший страх, тревогу, ужас. Его тело дрожит, он кричит, зовет на помощь, пытается бежать. На высоте делирия отмечаются высокая температура, обложенный язык, синюшно-багровое лицо, учащенный пульс, часто наблюдается повышенное артериальное давление.

Больных алкогольным делирием необходимо срочно помещать па лечение в больницу. При благоприятном исходе психоз заканчивается глубоким сном с последующей явно выраженной физической и психической слабостью.

Другим острым алкогольным психозом является алкогольный галлюциноз. В отличие от белой горячки при алкогольном галлюцинозе на первое место выступают слуховые галлюцинации, усиливающиеся к вечеру. В связи с наплывом слуховых галлюцинаций появляются бредовые переживания, больному кажется, что люди, окружающие его, плохо к нему относятся, недоброжелательны и даже враждебны.

 

Больные алкогольным галлюцинозом также подлежат немедленному помещению на стационарное лечение.

У лиц, длительное время злоупотребляющих алкогольными напитками, может возникнуть и так называемый алкогольный бред. Важнейшим признаком этого психоза является бред преследования. Больные весьма подозрительны, недоверчивы, напряжены, тревожны, мнительны. Им кажется, что окружающие косо на них поглядывают, перемигиваются между собой, подают какие-то условные знаки, что-то намереваются предпринять против них. Даже будучи помещенными в больницу, эти люди подозревают, что под видом больных их окружают недоброжелатели, бандиты, они испытывают страх, ищут защиты, могут выброситься из окна, убежать из больницы. При неблагоприятном течении и без лечения алкогольный бред может продолжаться длительное время, принять хронический характер.

Алкогольный параноид (бред) довольно часто встречается в форме бреда ревности. Это тяжелое и довольно опасное заболевание. Вначале идеи ревности проявляются в виде навязчивости. Но по мере углубления заболевания бред ревности принимает стойкий характер. Больные необоснованно обвиняют своих жен в неверности, находя «доказательства» во всем их поведении, преследуют их. Дело доходит до того, что такие «ревнивцы» провожают своих жен на работу и встречают после нее, подсматривают, в каком окружении они находятся. В интимных отношениях с женой подозреваются даже самые близкие родственники и знакомые. Больные нередко становятся даже агрессивными, опасными не только для жен, но и для других людей, особенно мужчин.

Тяжесть этого психоза усугубляется еще и тем, что ревность у таких больных сопровождается манией преследования, им кажется, что жены вместе с «любовниками» стремятся расправиться с ними, отравить, подсыпав в пищу какой-либо яд и т. д.

В ряде случаев бред ревности поддерживается слуховыми и зрительными галлюцинациями.

Больные с бредом ревности подлежат обязательной госпитализации. Об этом особенно хорошо должны знать жены, мужья которых злоупотребляют алкоголем и необоснованно обвиняют их в измене. В такой ситуации необходимо проконсультироваться с врачом-психиатром.

Приведу случай из своей клинической практики, когда хронический алкоголизм вызвал у моего пациента психические нарушения, проявившиеся в форме ревности. Вначале его ревность носила следы непостоянства, он еще мог в трезвом состоянии самокритично относиться к своим же высказываниям, но затем она приняла довольно стойкий характер, стимулировав неправильное поведение больного.

Мой пациент П., 39 лет, служащий. Рос и развивался нормально, ничем особым не отличался от своих сверстников. Вовремя пошел в школу, успешно окончил 10 классов, а затем институт, получив специальность инженера. Вначале работал инженером в цехе, затем начальником участка. В дальнейшем перешел в управление своего же объединения в качестве инженера по технике безопасности. Работа его была интересной и увлекательной.

К алкоголю приобщился еще в школьные годы: однажды выпил немного красного вина с одноклассниками в день рождения. Понравилось. В связи с успешным окончанием школы родители, решив отметить такое событие в жизни сына, устроили вечеринку с приглашением мальчиков и девочек. Пили крепленое красное вино и шампанское. Было весело, танцевали. Во время учебы в институте также выпивал, хотя и редко, главным образом, после сдачи экзаменов, в дни рождения, по большим праздникам. Тяги к спиртному тогда еще не было, так как употреблялось вино лишь от случая к случаю. Н. всегда был общительным, любил друзей и компании. По окончании института выпивки участились, стали систематическими. Н. уже выпивал большие дозы спиртного, иногда до 500—800 граммов в день: переносимость была хорошая. По утрам возникала потребность опохмелиться. И вот Н. уже приходил на работу в состоянии опьянения. Начались неприятности. Получал замечания, обещал исправиться, но продолжал в течение нескольких лет злоупотреблять спиртным.

В возрасте 28 лет Н. женился. У жены он был вторым мужем. Вскоре после женитьбы начал проявлять ревность к жене. Однако не считал это болезненным явлением. В доказательство обоснованности своих подозрений он приводил целый ряд примеров «непристойного» поведения жены. Однажды Н. узнал, что жену навещает товарищ ее бывшего мужа, несколько раз присылал ей пригласительные билеты на стадион. Тогда же предупредил жену, что не потерпит ее поведения. В другой раз жена участвовала в семейном вечере, где присутствовали сосед с женой и незнакомый мужчина. Н. это показалось подозрительным, но он и на этот раз ограничился разговором с женой и просьбой впредь не давать повода для ревности.

Между прочим, первое время жене даже нравилось, что ее второй муж проявляет такую ревность. «Значит, сильно любит»,— рассуждала она. Как-то, будучи в командировке, Н. получает письмо от жены, в котором та пишет, что к ней заходил ее бывший муж, но она его не приняла. Это сообщение сильно взволновало Н. Его все время «точила» мысль: «Не может быть, чтобы она не приняла первого мужа». Решил проверить. Для этого дважды внезапно приезжал домой. Каждый приезд, по его словам, «подтверждал» предположения об измене жены. Так однажды, неожиданно нагрянув домой, Н. увидел па столе приготовленные водку и закуску. Жена при нем позвонила по телефону, якобы подруге, которой сообщила, что вечера не будет, так как приехал муж. Это усилило подозрение. Н. продолжал выпивать, в это же время ему приходилось напряженно работать, часто и ночью. Сильно переутомлялся, к тому же перенес грипп. Получив очередной отпуск, вместе с женой поехал в санаторий. Первую неделю в санатории жили хорошо, однако Н. и здесь злоупотреблял алкоголем.

Как-то до него дошли слухи, что жена ему изменяет. Ощутил острое чувство ревности. Пробовал бороться с нею, но безуспешно. Начал следить за поведением жены с тем, чтобы уличить ее в измене. Допрашивал как ее, так и мнимых любовников. Удивлялся упорству жены, отрицавшей все его обвинения в неверности, А это еще более усилило его подозрения. Их «подтверждение» ему виделось в самых незначительных деталях. Несколько ночей совершенно не спал или спал не более 2—3 часов, так как все время уходило на слежку за женой. Часами простаивал у окна, у дверей ее комнаты. Неоднократно ночью врывался в палату, где жена проживала вместе с другими женщинами. Объяснял свои ночные «похождения» тем, что он-де, стоя около двери палаты, ясно слышал звуки поцелуев, подозрительные вздохи, а в замочную скважину видел силуэты мужчин, которые якобы находились там. Делал самые невероятные предположения о любовниках жены. Подкупал сотрудников санатория, чтобы они день и ночь следили за женой и докладывали ему обо всем замеченном...

Такое поведение больного послужило причиной помещения его в психиатрическую больницу, где он находился в течение месяца. И все это время оставался в полной убежденности, что жена ему в санатории изменяла. Однако отношения с ней при свиданиях были дружелюбные. Нарушений восприятий не отмечалось. Интеллект не снижен. Память и внимание были удовлетворительными, очаговых симптомов органического поражения нервной системы не наблюдалось. К концу пребывания в больнице Н. физически окреп. Тягу к водке отрицал, спал хорошо. В связи с улучшением общего состояния здоровья был выписан из больницы под наблюдение нарколога по месту жительства.

Вскоре после выписки из больницы Н. поехал в командировку. Однако мысли об измене жены не давали ему покоя, и он возвратился домой на несколько дней раньше срока, причем приехал не тем поездом, которым обещал. И снова все ему показалось подозрительным: дверь почему-то была открыта, жена в довольно ранний час уже одета...

С каждым днем Н. «убеждался» в «обоснованности» своих подозрений. Стал думать, что «кавалеров» его жене поставляла соседка под видом знакомых своей взрослой дочери.

Ревность с каждым днем усиливалась. Начал подозревать и других соседей в том, что они сводничают, помогают его жене встречаться с «любовниками». Поэтому часто оскорблял соседей и их гостей. Несколько раз ночью врывался в их квартиры, чтобы проверить, нет ли «любовников» жены у них. Часто не выходил на работу. Чтобы было удобнее следить за всеми, кто входит в квартиру, просверлил дыру в стене. Простаивал около нее часами. Ходил за женой по пятам из комнаты в комнату, на кухню, на улицу. По нескольку раз в день обыскивал ее, обнюхивал. Если жена смеялась, пела, заключал, что «наверное, с любовником все хорошо», если грустила, делал вывод: «С любовником не все в порядке». Перестал выпускать жену из квартиры. Часто возникали семейные конфликты. Наконец Н. решил, что любовниками жены являются два директора гастрономических магазинов, находящихся напротив их дома. Однако оказалось, что один из директоров — женщина. Тут же Н. построил новую гипотезу...

По настоянию жены и совету врачей Н. вторично был помещен в больницу. При поступлении жаловался на плохой сон, головные боли, повышенную раздражительность. И вскоре включил в свой алкогольный бред лечащего врача, приревновав его к жене. Утверждал, что из окна своей палаты видел в кабинете врача силуэт женщины — именно его жены.

В больнице находился около трех месяцев. В результате общеукрепляющих процедур, противоалкогольного лечения состояние значительно улучшилось. К концу лечения пациент стал спокойнее, у него появилось критичное отношение к своим высказываниям и поведению, при встречах с женой он по-доброму, спокойно с ней беседовал, извинялся за свое поведение, заверял, что пить его не тянет и что употреблять спиртное он больше не будет. В состоянии значительного улучшения выписан из больницы.

По сообщениям жены, Н. водку не пьет, ревности не проявляет, много работает, заботится о детях.

На второй и особенно на третьей стадиях течения алкоголизма у некоторых больных начинается алкогольная эпилепсия: отмечаются судорожные припадки с потерей сознания. Сами по себе припадки мало чем отличаются от судорожных припадков при так называемой обычной эпилепсии. Часто в похмельном состоянии, а иногда в состоянии алкогольного опьянения, больной неожиданно теряет сознание и падает, где бы он ни находился в этот момент. Сразу же начинаются резкие тонические судороги мускулатуры конечностей и всего тела, а через несколько секунд — клинические судороги, которые вскоре сменяются глубоким сном. Поскольку больной теряет сознание, то о припадке узнает от других лиц или по боли в прикушенном языке. Лицам, страдающим алкоголизмом с судорожным синдромом, во избежание несчастных случаев нельзя работать вблизи движущихся механизмов, на транспорте, на воде, на высоте.

При длительной алкогольной интоксикации, обычно в третьей стадии алкоголизма, возникает так называемый корсаковский психоз[1]. Он характеризуется в основном двумя синдромами. Прежде всего у больного наблюдается нарушение памяти. Он с трудом запоминает новое, текущее. Может воскресить в памяти события далекого прошлого, но не может рассказать, что происходило сегодня или вчера, не может, запомнить даже фамилию и внешность своего лечащего врача или медицинской сестры. Вследствие нарушения памяти больной не в состоянии правильно ориентироваться во времени и пространстве и в окружающей обстановке, становится совершенно беспомощным. При корсаковском психозе нарушения памяти выражаются также в появлении ложных воспоминаний и конфабуляций (вымыслов), заполняющих пробелы в памяти.

 

Другим признаком этой болезни является алкогольный полиневрит, характеризующийся болями по ходу нервных стволов, нарушением чувствительности, слабостью мышц конечностей. Корсаковский психоз относится к числу наиболее тяжелых среди алкогольных заболеваний. Течение его затяжное, длительное, выздоровление идет очень медленно — в течение одного-двух лет.

Спиртные напитки при их длительном употреблении не оставляют в покое и мозжечок, хотя он и расположен довольно глубоко в черепной коробке, под затылочными долями полушарий головного мозга. Мозжечок является важным органом равновесия и координации движений человека. При поражении мозжечка алкоголем возникают различного рода нарушения движений, утрачивается способность соразмерять их, нарушаются нормальные функциональные соотношения между мышцами, падает их тонус; больные плохо держатся на ногах, при ходьбе шатаются из стороны в сторону, у них четко выражен так называемый синдром «пьяной походки», в отдельных случаях они совсем не могут ходить. Наряду с этим отмечаются головокружения, сильные головные боли, дрожание головы, тошнота и рвота. Больные не могут ясно и четко произносить слова, выражать мысли, речь их неразборчива и невнятна. Кому не известны такие характерные признаки алкоголизма, как дрожание пальцев вытянутых рук, век, кончика языка, особенно ярко выраженные по утрам, до опохмеления. Это состояние также является результатом поражения мозжечка и вегетативных центров человека.

Своевременно начатое лечение этого заболевания при условии полного воздержания от употребления алкоголя дает, как правило, положительные результаты. В отдельных случаях наиболее глубокой алкогольной интоксикации заболевание может переходить в корсаковский психоз.

У длительно пьющих людей отмечается нарушение и черепно-мозговой ипервации. Изменяется картина глазного дна: наблюдаются покраснение соска зрительного нерва, побледнение височной половины глазного дна, ослабление зрения и реакции зрачков на свет. В отдельных случаях снижается слух, несколько притупляется обоняние, иногда даже извращается, вплоть до обонятельных иллюзий и галлюцинаций. Среди многообразных проявлений хронического алкоголизма нарушениям периферической нервной системы принадлежит далеко не последнее место. Так, на основании обследования большого работоспособного контингента больных алкоголизмом врачи-невропатологи Г. Я. Лукачер и В. В. Посохов обнаружили множественные невриты в 20,3 процента случаев, мононевриты — в 5,3, расстройство вегетативной нервной системы — в 16 процентах случаев. 10. М. Савельев из 1673 больных наркологического отделения обнаружил полиневриты у 30,9 процента пациентов, а по другим данным, это заболевание встречается в 46,3 процента случаев.

Наиболее тягостно протекают множественные невриты, или так называемые алкогольные полиневропатии. В начале заболевания больные испытывают жжение, ползание мурашек на коже, неприятные ощущения, боли в руках, ногах и во всем организме. Наиболее болезненны участки, расположенные по ходу нервных стволов нижних конечностей. Вслед за этим нарушаются двигательные функции, исчезают сухожильные рефлексы, возникают ослабления, а иногда параличи мышц рук и ног, их вялость, дряблость и атрофия (отмирание).

Несмотря на тяжесть заболевания, алкогольные полиневропатии при своевременном лечении и полном воздержании от употребления алкоголя обычно протекают благополучно.

[1] Назван так по имени выдающегося русского психиатра С. С. Корсакова, впервые описавшего его.— А в т.


Просмотров: 4023
Рекомендуем почитать



Популярное на сайте
Столбняк - аргументы против Вся правда о Макдональдсе Чёрный список продуктов с ГМО Какой вред от электронных сигарет? Мама биолог о вакцинации 101 факт о вреде алкоголя